MENU
Сайт находится в разработке

Перес Эсколар против Испании

Номер дела:
Дата: 28.03.2006
Окончательное:
Судебный орган:
Страна:
Организация:

Инфо

Сообщение № 1156/2003

Представлено: Рафаэлем Пересом Эсколаром (представлен адвокатом)

Предполагаемая жертва: автор

Государство-участник: Испания

Дата принятия Соображений: 28 марта 2006 года

Тема сообщения: расширение пределов рассмотрения дела в кассационном порядке Верховным судом Испании, назначение более строгого наказания судом второй инстанции

Процедурные вопросы: не затрагиваются

Вопросы существа: право на пересмотр вынесенного приговора и осуждения вышестоящим судом в соответствии с законом

Статья Пакта: пункт 5 статьи 14

Статья Факультативного протокола: не затрагивается

Вывод: отсутствие нарушения

1.1.  Автор сообщения от 13 декабря 2002 года - Рафаэль Перес Эсколар, гражданин Испании, 1927 года рождения, который утверждает, что он стал жертвой нарушений со стороны Испании положений пункта 5 статьи 14 Пакта. Факультативный протокол вступил в силу для Испании 25 апреля 1985 года. Автор представлен адвокатами, г-дами Иваном Эрнандесом Уррабуру и Хосе Луисом Масоном Коста.

Факты в изложении автора

2.1. Автор – акционер и член Исполнительного совета «Банко эспаньол де кредито» («БАНЕСТО»). 28 декабря 1993 года он и три других члена Исполнительного совета были смещены с должности.

2.2. 14 ноября 1994 года прокуратура при Национальном суде возбудила уголовное дело в отношении 10 лиц, включая автора, по обвинениям в подлоге коммерческих документов и хищении. В ходе следствия, которое продолжалось два года, было допрошено 470 свидетелей и экспертов. Материалы дела составили 53 тома протоколов расследования и 121 том показаний свидетелей и экспертов. Автор обвинялся в участии в трех из 11 операций, в которых якобы имелись нарушения, утвержденных правлением «БАНЕСТО». 31 марта 2000 года Национальный суд приговорил автора к пяти годам и восьми месяцам лишения свободы и штрафу в размере 18 млн. песет за мошенничество и четырем месяцам ареста за хищение. С автора было снято обвинение в подлоге документов. По поводу первого преступления автор утверждает, что ему вменялось в вину получение в безвозмездном порядке доли в прибылях совместного предприятия. Автор заявляет, что Национальный суд не усмотрел доказательной силы в показаниях семи экспертов защиты, равно как и в документах, представленных автором, которые, как тот утверждает, не могут быть вновь рассмотрены во второй инстанции. Что касается второго преступления, то, как утверждает автор, приговор был вынесен на основе противоречивых показаний, прежде всего показаний трех свидетелей обвинения, достоверность которых не могла быть рассмотрена по второй инстанции.

2.3. Автор подал в Палату по уголовным делам Верховного суда кассационную жалобу по 16 основаниям, в которой он просил вновь рассмотреть несколько аспектов фактического характера, связанных с вынесенным ему приговором. Поскольку в кассационной инстанции дело не рассматривается по существу, автор попытался косвенным образом добиться, путем осуществления права на презумпцию невиновности, повторного рассмотрения доказательств обвинения, послуживших основанием приговора, однако безуспешно. В период рассмотрения указанной жалобы были опубликованы соображения Комитета по делу Гомеса Васкеса, что побудило автора обратиться к Верховному суду с тремя различными ходатайствами о применении решения Комитета по поводу пересмотра вышестоящей инстанцией согласно пункту 5 статьи 14; эти ходатайства были отклонены.

2.4 Всеобщий союз трудящихся (ВСТ), выступавший в качестве частного обвинителя при рассмотрении кассационной жалобы, по поводу хищения, в пособничестве которому был осужден автор, ходатайствовал перед Верховным судом о том, чтобы квалификация состава преступления была изменена с пособничества на прямое исполнение преступления. Автор оспорил эти обвинения, в частности, в своем письме от 4 декабря 2000 года, направленном Верховному суду, которое имеется в материалах, представленных Комитету. 29 июля 2002 года Верховный суд принял решение по кассационной жалобе, ужесточив наказание автору за преступление хищения с четырех месяцев до четырех лет лишения свободы, посчитав, что автор принимал участие в совершении этого преступления в качестве прямого исполнителя, а не всего лишь пособника. Согласно автору, Верховный суд не рассмотрел фактических обстоятельств дела в силу пределов рассмотрения дела по кассации, что лишило его права на полный пересмотр дела.

2.5. В тот же день, когда он был уведомлен о вынесенном решении, т.е. 29 июля 2002 года, автор был помещен в тюрьму, где он находился до сентября того же года, когда он был условно освобожден в связи с возрастом и болезнью.

2.6. Автор считает, что с принятием решения Верховным судом имело место исчерпание внутренних средств защиты. Автор признает, что он не подавал жалобы по процедуре ампаро (осуществление конституционных прав) в Конституционный суд. По его мнению, это было бы бесполезно в силу утвердившейся практики Конституционного суда, который считает, что кассационная жалоба соответствует требованию о пересмотре, установленному пунктом 5 статьи 14 Пакта.

Жалоба

3.1. Автор заявляет о нарушении положений пункта 5 статьи 14 Пакта на том основании, что приговор, вынесенный ему Национальным судом, не был пересмотрен в полном объеме. Несмотря на то, что автор попытался добиться повторного изучения обстоятельств дела, послуживших основанием его осуждения, ссылаясь на нарушение права на презумпцию невиновности, в силу, как он утверждает, ограниченных пределов кассационного обжалования, пересмотр дела Верховным судом ограничился только вопросами права, исключив, таким образом, повторное изучение вопросов факта, и рассмотрение доказательств, которые не были приобщены к делу Национальным судом. Как утверждает автор, тот аргумент Верховного суда, что он не может рассматривать доказательства в силу отсутствия на судебном процессе, неприменим в его случае, поскольку имеется видеозапись всего судебного процесса.

3.2. Как утверждает автор, согласно судебной практике Верховного суда оценка доказательств, представленных в ходе процесса, не имеет отношения к рассмотрению кассационной жалобы, за исключением особых случаев крайней предвзятости или явной необоснованности. С другой стороны, в своих решениях Конституционный суд после принятия соображений Комитета в деле Гомеса Васкеса, утверждает автор, признает, что положения пункта 5 статьи 14 Пакта устанавливают собственно не принцип второго слушания, а лишь право передачи приговора и осуждения на рассмотрение вышестоящего суда и что кассационная жалоба, несмотря на свой ограниченный характер, соответствует функции пересмотра и гарантии, которых требует Пакт.

3.3. В обоснование своей жалобы автор ссылается на заключительные замечания Комитета в связи с четвертым периодическим докладом, представленным Испанией, в которых государству-участнику рекомендовалось ввести право обжалования решений Национальной судебной коллегии в целях выполнения требований, предусмотренных в пункте 5 статьи 14 Пакта. Он также ссылается на соображения Комитета по делу Гомеса Васкеса, в которых Комитет пришел к выводу, что отсутствие возможности всестороннего пересмотра обвинительного приговора и осуждения автора, ограничивающее указанный пересмотр формальными или юридическими аспектами приговора, не обеспечивает соблюдения гарантий, предусмотренных в пункте 5 статьи 14 Пакта.

3.4 Автор заявляет, что положения пункта 5 статьи 14 нарушены еще и тем, что он не мог добиться какого-либо пересмотра решения о назначении более строго наказания, вынесенного Верховным судом. Автор утверждает, что в отличие от других государств-участников Испания не сделала оговорок к пункту 5 статьи 14 в смысле его неприменимости в случаях первоначального вынесения приговоров в апелляционной инстанции. Он также отмечает, что в соответствии с установившейся практикой Конституционного суда право обжалования отсутствует в том случае, когда приговор вынесен кассационной инстанцией, что делало бессмысленным представление ходатайства по процедуре ампаро.

Замечания государства-участника относительно приемлемости сообщения

4.1. В своем письме от 17 апреля 2003 года государство-участник утверждает, что сообщение неприемлемо в соответствии с положениями подпункта b) пункта 2 статьи 5 Пакта в силу неисчерпания внутренних средств правовой защиты. Оно считает, что автор сообщения должен был заявить ходатайство по процедуре ампаро в Конституционный суд в отношении решения Верховного суда, отклонившего кассационную жалобу, и что ходатайство по процедуре ампаро не может считаться в конкретном случае автора неэффективным средством судебной защиты.

4.2. Как указывает государство-участник, Конституционный суд должен был иметь возможность высказаться в порядке рассмотрения ходатайства по процедуре ампаро в отношении расширения пределов рассмотрения дела, проведенного по кассационной жалобе в конкретном случае автора. Поскольку последний не заявил ходатайства по процедуре ампаро, Конституционный суд был лишен указанной возможности. Государство-участник утверждает, что необходимо учитывать, исчерпаны ли средства защиты в каждом конкретном случае. Что касается автора, то государство-участник утверждает, что пересмотр приговора в кассационном порядке не ограничился формальными или юридическими аспектами, а наоборот позволил провести подробное рассмотрение фактических обстоятельств и доказательств, на которых основывался приговор. Оно отмечает, что на это указывается в самом приговоре Верховного суда по делу автора. Что касается расширения пределов рассмотрения дела в кассационном порядке, то государство-участник утверждает, что судебная практика по вопросам расширения пределов рассмотрения по кассации изменилась прежде всего в том, что касается фактических ошибок и оценки доказательств. Как указывает государство-участник, этот аспект также признается в решении кассационной инстанции. Как считает государство- участник, таким образом, автор обязан был заявить жалобу по процедуре ампаро, чтобы Конституционный суд мог оценить степень полноты пересмотра дела в его конкретном случае.

4.3. Государство-участник ссылается на текст решения, вынесенного Верховным судом по делу автора, в соответствии с которым, «как явствует из данного решения, многочисленные участники процесса имели возможность заявить более 170 оснований кассационного обжалования, среди которых чаще всего фигурируют фактические ошибки и ошибки в оценке доказательств с точки зрения и соответствующее повторное рассмотрение доказанных фактов. Они также ссылаются на презумпцию невиновности как аргумент, позволяющий оспорить оценку доказательства с точки зрения его разумности и логической аргументированности. Из этого следует, что в данном случае мы имеем средство судебной защиты, выходящее за строгие и формальные рамки классической кассации и удовлетворяющее требование второго слушания».

4.4. Что касается назначения более строгого наказания, то, как утверждает государство-участник, оно полностью соответствовало обвинительной процедуре и автору было известно о наказаниях, связанных с предъявленными обвинениями, при этом абсолютно неправомерно говорить о том, что это было первым осуждением автора. Как считает государство-участник, тот факт, что ряд государств-участников сделали заявление по пункту 5 статьи 14 Пакта, исключив его применение в случае ужесточения наказания, не означает, что указанные положения препятствуют такому ужесточению наказания.

Комментарии автора

5.1. В своем письме от 25 июля 2003 года автор вновь заявляет о бесполезности обращения с жалобой в Конституционный суд. Он отмечает, что как практика Верховного суда, так и практика Конституционного суда до и после принятия Соображений Комитета по делу Гомеса Васкеса не изменились в отношении кассационного обжалования, в том смысле что нет оснований для повторного рассмотрения обстоятельств дела по существу. Он отмечает, что якобы изменившаяся судебная практика касается ситуации, которая всегда имела место, - Верховный суд всегда мог рассматривать по кассации существо дела в случаях крайнего произвола или явной необоснованности.

5.2. Автор настаивает, что нельзя считать, что, рассмотрев кассационную жалобу, Верховный суд выявил все ошибки фактического характера в приговоре. Он настаивает на том, что в приговоре Национальной судебной коллегии не были приняты во внимание доказательства защиты, что не было учтено при кассационном производстве. Согласно автору, его сообщение идентично сообщению, рассмотренному Комитетом в деле Гомеса Васкеса, и должно быть рассмотрено на тех же основаниях. Автор утверждает, что, хотя государство-участник указывает на возможность рассмотрения жалобы на нарушение основных прав в Конституционном суде, оно также признает, что в случае ее подачи она была бы отклонена, что он считает подтверждением недейственности ее подачи.

Решение Комитета по вопросу о приемлемости сообщения

6. 8 марта 2004 года на своей восьмидесятой сессии Комитет решил, что внутренние средства правовой защиты в соответствии с положениями подпункта b) пункта 2 статьи 5 Факультативного протокола были исчерпаны, и постановил, что сообщение приемлемо в той части, в которой оно затрагивает вопросы, связанные с пунктом 5 статьи 14 Пакта.

Замечания государства-участника по существу сообщения

а) Изменения в законодательстве, расширяющие в Испании сферу охвата апелляционного обжалования

7.1. Государство-участник сообщает, что органический закон № 19/2003 от 23 декабря 2003 года устанавливает в Испании право на второе слушание дела, уполномочивает уголовные коллегии и высшие суды рассматривать апелляционные жалобы на решения, вынесенные провинциальными судебными коллегиями, и предусматривает создание апелляционной палаты в Национальном суде. Согласно пояснительной записке к этому закону ставится цель не только уменьшить нагрузку второй палаты Верховного суда, но и разрешить коллизию, возникшую в результате опубликования мнения Комитета по правам человека от 20 июля 2000 года, в котором предусматривается, что действующая в Испании система кассационного обжалования противоречит Международному пакту о гражданских и политических правах. Государство-участник также сообщает, что после того как была дополнительно расширена сфера кассационного обжалования, потребовалось внесение поправок в законодательство, призванных разгрузить Верховный суд и дать ему возможность выполнять возложенные на него функции по обеспечению единообразного применения законов. Государство- участник считает, что поправки, внесенные в законодательство, объяснялись не недостаточно широкой сферой охвата кассации для выполнения предписаний Пакта, а, наоборот, чрезвычайно широкими пределами кассации, что потребовало решения проблемы перегрузки Верховного суда.

b) Дополнительное расширение пределов кассационного обжалования в настоящее время

7.2. Государство-участник сообщает, что кассационное обжалование ныне имеет более широкую сферу охвата по сравнению с прежним периодом. Оно ссылается на решение Верховного суда от 16 февраля 2004 года, в соответствии с которым кассационное производство в своей первоначальной концепции и с изменениями, внесенными до вступления в силу Конституции Испании, строилось на жестком формализме, отрицающем любую возможность рассмотрения доказательств по существу, за исключением тех случаев, когда содержание какого-либо документа неопровержимо свидетельствует об ошибке, допущенной судом первой инстанции. Эта ситуация, утверждает государство-участник, тем не менее изменилась после принятия Конституции Испании и внесения поправок в пункт 4 статьи 5 Органического закона о судебной власти, предусматривающих расширение возможностей рассмотрения доказательств по существу. Процедура защиты основных прав всех обвиняемых в совершении уголовно-наказуемого деяния, и прежде всего повсеместное обеспечение действенной судебной защиты, презумпции невиновности, необходимость предоставления достаточных доводов и логической оценки доказательств, на основании которых судебный орган выносит то или иное решение, - все это достаточно для того, чтобы утверждать, что это средство судебной защиты может быть эффективным.

7.3. Государство-участник также сообщает, что ни в испанском законодательстве, ни в законодательстве соседних стран апелляционное обжалование не предполагает повторного исследования доказательств. В случае автора Верховный суд подчеркнул, что не предусмотрена процедура апелляции, которая позволила бы полностью воспроизвести процесс, проведенный по первой инстанции. Статья 795 Уголовно-процессуального кодекса Испании, которая устанавливает процедуру обжалования приговоров, вынесенных палатами по уголовным делам провинциальных судов или в Национальном суде, ограничивает сферу ее применения нарушением процессуальных норм и гарантий, ошибкой в оценке доказательств или нарушением норм Конституции и законодательства. Только на этом основании можно требовать исследования доказательств, которые не могли быть представлены по первой инстанции, или доказательств, которые были неправомерным образом отклонены, и доказательств, которые суд согласился принять, но которые тем не менее не были представлены по причинам, не зависящим от жалобщика, при условии отсутствия надлежащей защиты. Государство-участник далее ссылается на законодательство ряда европейских стран, которое, по его мнению, также не допускает повторения процесса при полном исследовании доказательств в порядке апелляции.

7.4. Государство-участник указывает, что, рассматривая дело автора, Верховный суд тщательно рассмотрел вопрос о том, обеспечивает ли кассационное обжалование право на пересмотр осуждения и приговора. Вынесенное им решение, по мнению государства-участника, указывает на чрезвычайно широкий охват рассмотренных обстоятельств дела. Суд постановил: «Нет сомнений в том, что в приговоре от 9 ноября 1993 года (по делу Гомеса Васкеса) утверждалось, что доказательства должны быть оценены полным и исчерпывающим образом нижестоящим судом в соответствии с положениями статьи 741 Уголовно-процессуального кодекса. Кроме того, в указанном решении отмечалось, что возможная повторная оценка доказательств меняла бы характер кассационного обжалования, превращая его в рассмотрение по второй инстанции, однако не менее очевидно, что сегодня кассационное обжалование утратило свои жесткие и формальные структуры и открыло широкие возможности пересмотра, включая исследование доказательств судебными коллегиями провинций».

7.5. В судебном решении, на которое ссылается государство-участник, также указывается, что прежний порядок, в соответствии с которым повторное исследование доказательств недопустимо, уже не применяется. Объективное исследование доказательств, презумпция невиновности, обязанность мотивирования судебных решений и конституционный запрет любых проявлений произвола при осуществлении функций государственной власти предполагают возможность проведения в порядке кассации анализа и оценки собранных доказательств. В практике Суда установилось, что функция кассации предусматривает не только оценку правомерности или законности представленных доказательств, но и анализ содержания доказательств для определения того, может ли оно считаться инкриминирующим, или оправдывающим, или попросту недостаточным для того, чтобы поколебать презумпцию невиновности. Принцип толкования сомнения в пользу обвиняемого, который длительное время рассматривался как критерий толкования, не относящийся к процедуре кассации, вошел в число принципов оценки доказательств и может быть использован в ходе кассационного разбирательства в порядке исследования доказательств. Государство-участник настаивает на том, что нельзя отрицать неоспоримой эволюции, которую претерпела процедура кассации в Испании, вплоть до того, когда она стала допускать весьма широкое и содержательное изучение фактов, считающихся доказанными по первой инстанции. Подкрепляя свои доводы, государство-участник также ссылается на решение Европейского суда по правам человека от 19 февраля 2002 года, в котором в связи с жалобой гражданина Испании на отсутствие возможности обжалования судебного решения, было признано, что испанская система кассации совместима с положениями пункта 1 статьи 6 и статьи 13 Европейской конвенции о правах человека[1]

c) Пределы пересмотра в конкретном деле автора

7.6. Государство-участник отмечает, что необходимо анализировать обстоятельства повторного рассмотрения дела, проведенного по кассации в конкретном деле автора. Как сообщает государство- участник, в отличие от обстоятельств дела Гомеса Васкеса, Верховный суд вновь рассмотрел вопросы существа и оценки доказательств в восьми случаях, в которых автор ссылается либо на ошибку фактического характера в оценке доказательства, либо на нарушение презумпции невиновности. Государство-участник в этой связи ссылается на решение Верховного суда по делу автора, в соответствии с которым ссылка участников процесса на более чем 170 оснований кассационного обжалования с неоднократными упоминаниями ошибки в оценке доказательств и нарушении презумпции невиновности побудило его заключить, что в случае автора право на обжалование действий или решений суда было удовлетворено. В заключение государство-участник указывает, что, независимо от любых мнений по поводу системы обжалования в испанском правопорядке, очевидно, что в данном конкретном деле было проведено самое тщательное изучение фактической стороны дела и что обвинительный приговор, вынесенный автору, был всесторонне изучен вышестоящим судом в соответствии с требованиями Пакта.

d) Вынесение более строгого наказания не является нарушением Пакта

7.7. Государство-участник утверждает, что возможность обжалования обвинительного приговора признается не только за осужденным, но и за обвинением, включая потерпевших от преступлений, расследованных в ходе процесса, и что это обстоятельство никоим образом не умаляет права на защиту осужденного, поскольку тот знакомится с содержанием протестов обвинения и может приводить те оправдания, которые он сочтет уместными. Оно также отмечает, что в случае назначения более строго наказания приговор выносится при неукоснительном соблюдении принципа процессуальных гарантий, наказание за преступление не превышает наказаний, соответствующих пунктам обвинения и известных обвиняемому с момента начала судебного процесса, причем обвиняемый осведомлен об имеющихся средствах правовой защиты. Право знакомиться с материалами дела и право на защиту, которые принадлежат обвиняемому в ходе производства по первой инстанции, сохраняются и на стадии кассации. В материальном смысле положение обвиняемого остается тем же, поскольку наказание, которого изначально требовало обвинение, осталось прежним. В этой связи, считает государство-участник, рассмотрение жалоб представляет собой стадию судопроизводства. Оно также сообщает, что неверно говорить, что автор был впервые осужден по кассации. Возможность назначения более строгого наказания в порядке обжалования и в пределах обвинения и заявленных протестов свойственно для всех развитых правовых системсоседних с Испанией стран. Обратное было бы равнозначно отрицанию права обвинения приносить протесты, что не может быть воспринято как требование пункта 5 статьи 14 Пакта. Оговорки, заявленные некоторыми государствами-членами по поводу этого положения, никоим образом не говорят о том, что оно препятствует назначению более строгого наказания в результате рассмотрения протеста или обвинения, а, видимо, преследуют цель исключить любые толкования пункта 5 статьи 14 в том смысле, который выводится автором, будучи направлены на сохранение применения пункта 5 статьи 14, а не исключение его применения.

Комментарии автора по представлениям государства-участника относительно существа сообщения

а) Поправка к органическому закону № 19/2003

8.1. В своем письме от 15 ноября 2004 года автор сообщает, что указанный закон не имеет непосредственной исполнительной силы и не введен в действие, поскольку не приняты соответствующие подзаконные акты, необходимые для его вступления в силу. Он также сообщает, что поправки, внесенные в законодательство, не имеют обратной силы, поэтому положение автора, которому было отказано в праве на обращение ко второй инстанции, сохраняется, поскольку закон не предусматривает каких-либо мер правовой защиты применительно к уже рассмотренным делам. Он сообщает, что нет оснований говорить о том, что ratio legis поправки, как утверждает государство- участник, заключалось в том обстоятельстве, что сфера охвата кассации расшилась: напротив, в пояснительной записке к указанному закону указано, что он принят в целях устранения противоречия, возникшего в результате принятия Комитетом своих соображений по делу Гомеса Васкеса.

b) Утверждения о расширении сферы охвата кассации

8.2. Автор сообщает, что государство-участник проигнорировало наличие соображений Комитета по делам Гомеса Васкеса, Синейро и Семей, в которых в адрес государства-участника было высказано порицание за неадекватный характер пересмотра приговоров по уголовным делам. В функции Комитета входит изучение конкретных случаев, и ему не полагается, как утверждает государство-участник, высказываться по поводу общей ситуации в области прав человека в стране, поскольку такой вопрос должен рассматриваться в рамках процедуры рассмотрения периодических докладов. Постановление Верховного суда от 16 февраля 2004 года содержит ссылку на дело Мануэля Синейро Фернандеса и отклоняет поданную кассационную жалобу, оставляя без внимания соображения Комитета в отношении сообщения, представленного г-ном Синейро. Конституционный суд изложил аргументы, которые, по мнению автора, не являются убедительными: "... абсолютно невозможно по логическим и хронологическим соображениям с абсолютной точностью воспроизвести все, что имело место в ходе судопроизводства по первой инстанции. Система соответствует положениям Пакта, если. она реинтерпретирует толкование, данное доказательственным материалам судом первой инстанции, проверяя разумность методов логической дедукции, которые необходимы для любой судебной деятельности по оценке доказательств. Время невозможно остановить. Даже видеозаписи судопроизводства по первой инстанции было бы недостаточно, поскольку это образы прошлого, которые позволяют лишь уяснить сценарий, но не непосредственные и непередаваемые переживания непосредственных участников". Автор утверждает, что в указанном постановлении Конституционный суд признал по поводу компетенции Верховного суда, что "повторная оценка доказательственных материалов, на которых основывался суд первой инстанции, вынося свой обвинительный приговор, не входит в число его функций". Автор также отмечает, что одним из оснований отклонения жалобы, предусмотренным в статье 884 Уголовно-процессуального кодекса, является оспаривание фактов, которые признаны в приговоре доказанными, и что согласно статье 849 Кодекса кассационная жалоба может быть подана только на основании ошибки в оценке доказательства. Такая ошибка должна документально подтверждаться материалами, приобщенными к делу, которые свидетельствуют об ошибке суда и не противоречат другим доказательствам.

c) Пределы пересмотра в конкретном деле автора

8.3. Автор утверждает, что кассационная жалоба не позволяет подвергнуть сомнению достоверность показаний свидетелей или экспертов, на которых основывается обвинение, за исключением случаев явной предвзятости или отсутствия любых доказательств вины. В приговоре, вынесенном Национальным судом, автор признается виновным в получении на безвозмездной основе доли прибылей совместного предприятия, что автор отрицал, утверждая, что полученные им суммы представляли собой профессиональные гонорары, выплаченные за его услуги адвоката. Ряд экспертов подтвердили версию автора, которая не была принята судьей, который также не учел документов, представленных автором в свою защиту. Эти вопросы, утверждает автор, не могут быть предметом пересмотра по кассации. Что касается преступления хищения, то приговор Национального суда строится на противоречивых показаниях, которые принимались судом только тогда, когда они свидетельствовали против невиновности обвиняемого при конкретной ссылке на трех свидетелей обвинения, достоверность показаний которых не может быть вновь рассмотрена в кассационной инстанции. Суд не отрицает того, что он не провел повторного рассмотрения доказательств в этом аспекте, однако утверждает, что в результате повторного рассмотрения разумности изучения доказательств, проведенного судьей, требования пункта 5 статьи 14 Пакта выполнены. В свою очередь прокурор при Верховном суде признал, что оценка доказательств не входит в компетенцию Верховного суда. Автор отмечает, что ссылка государства-участника на приговор Европейского суда по правам человека не учитывает того, что право на второе слушание признается не в Европейской конвенции о правах человека, а в дополнительном протоколе № 7 к Конвенции, участником которого Испания не является. Он также отмечает, что, наоборот, Межамериканский суд по правам человека в своем решении от 2 июля 2004 года, вынесенном по делу Эрреры Ульоа против Коста-Рики, принял к сведению практику Комитета в указанных выше делах и постановил, что система кассации, действующая в Коста-Рике, не соответствует требованиям статьи 8 Американской конвенции о правах человека, поскольку вышестоящий суд не может «провести полного и всестороннего рассмотрения всех вопросов, обсуждавшихся и анализировавшихся нижестоящим судом»[2].

d) Отсутствие права на второе слушание в связи с назначением более строгого наказания в кассационном производстве

8.4. Автор утверждает, что государства-участники, которые желали исключить применение положений пункта 5 статьи 14 Пакта, в случае назначения более строгого наказания во второй инстанции, заявили прямую оговорку в этом смысле. В этой связи автор ссылается на оговорку, заявленную по этому поводу Австрией. Он также сообщает, что государство-участник могло бы внести некоторые простые изменения в законодательство, чтобы обеспечить возможность проведения коллегией Верховного суда полного пересмотра вновь вынесенного приговора или более строго наказания, назначенного в результате разбирательства в порядке обжалования. Он указывает на то, что органический закон о судебной власти Испании устанавливает механизм пересмотра приговоров в аналогичных случаях, подобных приговорам, вынесенным коллегией по административным делам Верховного суда.

Вопросы и процедура их рассмотрения в Комитете. Рассмотрение сообщения по существу

9.1. Комитет по правам человека рассмотрел настоящее сообщение, принимая к сведению всю информацию, которую стороны предоставили в его распоряжение в соответствии с положениями пункта 1 статьи 5 Факультативного протокола.

9.2. В предыдущем деле (сообщение № 1095/2002, Гомарис против Испании, соображения от 22 июня 2005 года, пункт 7.1) Комитет пришел к выводу, что отсутствие права на пересмотр вышестоящим судом приговора, вынесенного апелляционным судом после того, как лицо было признано невиновным нижестоящим судом, представляет собой нарушение положений пункта 5 статьи 14 Пакта. Данный случай имеет иной характер, поскольку приговор нижестоящего суда был подтвержден Верховным судом. Тот тем не менее ужесточил наказание, вынесенное нижестоящим судом за то же преступление. Комитет отмечает, что в правовых системах многих стран апелляционные суды могут уменьшать, подтверждать или увеличивать наказания, вынесенные нижестоящими судами. Хотя в данном случае Верховный суд пришел к иному мнению в отношении фактов, признанных доказанными нижестоящим судом, заключив, что г-н Перес Эсколар был прямым исполнителем, а не только пособником преступления хищения, Комитет считает, что приговор Верховного суда не изменил существенным образом квалификацию преступления, а лишь отразил то, что оценка со стороны суда серьезности обстоятельств преступления влекла за собой вынесение более строго наказания. Таким образом, не имеется оснований утверждать, что в данном случае допущено нарушение пункта 5 статьи 14 Пакта.

9.3. Что касается других утверждений автора, связанных с пунктом 5 статьи 14, то Комитет отмечает, что различные основания кассационного обжалования, представленные автором Верховному суду, касаются, как он утверждает, ошибок в факте, связанных с оценкой доказательств, а также нарушения принципа презумпции невиновности. Из решений Верховного суда вытекает, что Суд тщательно рассмотрел утверждения автора, проанализировал доказательства, собранные в ходе процесса и доказательства, на которые автор ссылается в своей жалобе, и пришел к выводу, что имеются достаточные улики, позволяющие опровергнуть как наличие ошибок в оценке доказательств, так и нарушения презумпции невиновности автора[3]. Комитет заключает, что эта часть жалобы, касающаяся нарушения положений пункт 5 статьи 14, не была достаточным образом обоснована автором.

10. Комитет по правам человека, действуя на основании пункта 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, считает, что рассмотренные им факты не свидетельствуют о каком-либо нарушении Пакта.

[1]Европейский суд по правам человека, решение № 65892/01, Рамос Руис против Испании, решение, принятое 19 февраля 2002 года.

[2]Inter-American Court of Human Rights, Herrera Ulloa v. Costa Rica, judgement of 2 July 2004, seires C, № 107, paras. 166-167.

[3] По аналогичным случаям см. сообщение 10/59/2002, Карвальо против Испании, решение от 28 октября 2005 года; сообщение № 13/99/2005, Куартеро против Испании, решение от 7 июля 2005 года, пункт 4.4; сообщение № 1356/2005 год, Парра Корраль против Испании, решение от 29 марта 2005 года, пункт 4.3; сообщение № 1389/2005, Бертелли против Испании, решение от 25 июля 2005 года, пункт 4.5.

поширити інформацію