MENU
Сайт находится в разработке

Д. Х. Д. Г. и другие против Канады

Номер дела:
Дата: 26.07.2010
Окончательное:
Судебный орган: Комитет по правам человека
Страна:
Организация:

 Решение Комитета по правам человека в соответствии с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах (девяносто девятая сессия)

относительно

Сообщения № 1872/2009[1]

Представлено:

Д.Х.Д.Г. и др. (авторы представлены
адвокатом г-жой Линой Анани)

Предполагаемая жертва:

авторы

Государство-участник:

Канада

Дата сообщения:

8 апреля 2009 года
(первоначальное представление)

Комитет по правам человека, учрежденный в соответствии со статьей 28 Международного пакта о гражданских и политических правах,

на своем заседании 26 июля 2010 года,

принимает следующее:

Решение о приемлемости

1.1 Авторами сообщения, датированного 8 апреля 2009 года, являются Д.Х.Д.Г. (первый автор), ее партнер Е.Г.А (второй автор) и два несовершеннолетних ребенка Д.А.А.Д. и Л.С.А.Д., все − граждане Колумбии. Они утверждают, что их высылка из Канады в Колумбию будет представлять нарушение положений пункта 3 статьи 2; пункта 1 статьи 6; статьи 7; пункта 1 статьи 23; и пункта 1 статьи 24 Пакта. Авторы представлены адвокатом г-жой Линой Анани.

1.2 9 апреля 2009 года Специальный докладчик по новым сообщениям и временным мерам принял решение направить запрос о принятии временных мер согласно правилу 92 правил процедуры Комитета.

1.3 22 октября 2009 года Специальный докладчик по новым сообщениям и временным мерам принял решение о том, что вопрос о приемлемости сообщения следует рассматривать отдельно от вопроса существа.

Факты в изложении авторов

2.1 Бабушка и мать первого автора владели сельхозфермой в Чикинкири, провинция Бояка, Колумбия. Согласно утверждениям, они стали жертвами вымогательства со стороны Революционных вооруженных сил Колумбии (РВСК) и были вынуждены платить установленную ими сумму (vacuna), а кроме того, РВСК хранили в семье первого автора химические вещества, применяемые в производстве запрещенных наркотиков. Когда у семьи уже не было денег, чтобы платить откуп РВСК, они бежали в Боготу.

2.2 В 1997 году, когда первому автору было 13 лет, РВСК похитили в Боготе ее мать и четырехлетнего брата. Они потребовали выкуп и прислали семье отрезанные кончики пальцев матери первого автора в качестве предупреждения о том, что если деньги не будут заплачены, они ее убьют. Брат первого автора был подвергнут избиениям; его лицо было порезано крышкой от консервной банки и повреждено в результате ударов кастетом. После уплаты части выкупа мать и брат первого автора были отпущены. Колумбийским властям была представлена соответствующая жалоба. Затем мать первого автора в одиночку бежала в Соединенные Штаты Америки.

2.3 В 2002 году, когда мать первого автора приехала в Колумбию из Соединенных Штатов Америки, она вновь была похищена РВСК и удерживалась 10дней. Ее подвергли жестокому обращению и нанесли несколько ударов ножом по рукам и ногам. Во время предпринятой ею попытки к бегству она получила огнестрельное ранение в ногу и была затем брошена на дороге. Впоследствии она вновь представила властям жалобу в связи с ее похищением и во второй раз бежала из страны.

2.4 Спустя несколько месяцев после этого первый автор была похищена РВСК в наказание за жалобу, поданную ее матерью. В плену у повстанцев она неоднократно подвергалась изнасилованию и другим формам сексуальных надругательств. Ей разрезали ноги разбитой бутылкой и тушили сигареты о ладони рук. В результате неоднократных изнасилований первый автор забеременела и впала в депрессию, у нее появились мысли о самоубийстве и развилась папилломавирусная инфекция[2], вызывающая рак матки. Во время беременности она встретилась с человеком, с которым проживает сейчас одной семьей, и в результате этого союза у них в 2007 году родилась дочь.

2.5 В октябре 2008 года авторы бежали из Колумбии в Соединенные Штаты Америки после инцидента, когда выстрелом из огнестрельного оружия был убит мужчина, стоявший опершись на автомобиль второго автора. Семья считает, что этого мужчину по ошибке приняли за второго автора. Кроме того, дядя первого автора получил телефонный звонок с угрозой расправы, после чего он и его семья бежали в Аргентину, где они до сих пор скрываются под вымышленными фамилиями. Авторы полагают, что причиной новых нападок на семью со стороны РВСК стали попытки некоторых членов семьи первого автора, живущих за пределами Колумбии, заявить претензии на семейную ферму.

2.6 Авторы направились по суше в Канаду с двумя младшими детьми первого автора, которых они оставили ее матери, проживающей в Соединенных Штатах Америки. Сами же они продолжили путь в Канаду, где проживает крестный отец второго автора. В январе 2009 года на канадской границе они подали ходатайство о предоставлении убежища. 26 января 2009 года им было отказано в удовлетворении ходатайства на основании пункта1е) статьи 101 Закона об иммиграции и защите беженцев (ЗИЗБ)[3] в силу применимости к ним Соглашения о безопасной третьей стране между Канадой и Соединенными Штатами Америки, и они были возвращены в Соединенными Штаты Америки, где второй автор был заключен под стражу. Кроме того, в их отношении был принят приказ о запрете на въезд, в соответствии с которым они не имели права повторно въезжать в Канаду в течение одного года.

2.7 16 февраля 2009 года они пересекли пешком канадскую границу и вновь пытались подать ходатайство о предоставлении убежища. На основании решения от 26 января 2009 года они получили отказ в соответствии с пунктом 1 с) статьи 101 ЗИЗБ[4] и были заключены под стражу. 1 апреля 2009 года авторы представили ходатайство о проведении оценки риска перед высылкой (ОРПВ). 3 апреля 2009 года они были уведомлены о том, что рассмотрение их ходатайства об ОРПВ было приостановлено в соответствии с пунктом 2 d) статьи 112 ЗИЗБ[5], в котором предусмотрено, что лица, находившиеся за пределами Канады в течение менее шести месяцев и вернувшиеся в нее впоследствии, неправомочны ходатайствовать о проведении оценки риска перед высылкой (ОРПВ). Авторы утверждают, что, даже если бы они были за пределами Канады в течение более шести месяцев, они все равно были бы неправомочны ходатайствовать о проведении ОРПВ в силу пункта 2 b) статьи 112[6], в соответствии с которым они не имеют права ходатайствовать о проведении ОРПВ в том случае, если они были признаны неправомочными в соответствии с пунктом 1 е) статьи101 ЗИЗБ, поскольку прибыли в Канаду из Соединенных Штатов Америки, где могли получить заключение по их ходатайству о предоставлении защиты.

2.8 6 апреля 2009 года авторам было вручено уведомление о высылке, в котором указывалось, что они будут высланы в Колумбию 9 апреля 2009 года. 7 апреля 2009 года авторы обратились к Министру гражданства и иммиграции с просьбой исключить их в соответствии со статьей 25 ЗИЗБ (соображения гуманитарного и личного характера)[7] из сферы применения пункта 1 с) статьи 101[8] и пункта 2 d) статьи 112[9] и разрешить им обратиться с ходатайством о предоставлении статуса беженцев или возобновить их ОРПВ. 8 апреля 2009 года правительство Канады уведомило авторов о том, что их высылка временно откладывается и что новая дата высылки может быть установлена в любое время. Авторы поясняют, что государство-участник приостановило их высылку в административном, а не в судебном порядке, как это было решено судом. Действуя в административном порядке, государство-участник оставляет за собой право решать, когда ему в следующий раз предпринять шаги по высылке авторов, и ограничивает тем самым способность авторов ходатайствовать о своем освобождении из-под стражи.

Жалоба

3.1 По мнению авторов, существуют серьезные основания полагать, что в случае их высылки в Колумбию их права по пункту 3 статьи 2; пункту 1 статьи6; статье 7; пункту 1 статьи 23; и пункту 1 статьи 24 Пакта будут нарушены, а им самим будет причинен невозместимый вред.

3.2 Авторы утверждают, что в соответствии с положениями законодательства государства-участника они не имеют права на проведение какой-либо оценки их заявления о том, что они подвергаются преследованию, поскольку они сделали это заявление на границе между Соединенными Штатами Америки и Канадой и оно было отклонено на основании Соглашения о безопасной третьей стране, а затем предприняли вторую попытку, уже находясь на территории Канады. Они утверждают, что цель противоречащих друг другу положений заключается в обеспечении строго соблюдения Соглашения о безопасной третьей стране и что лица, въезжающие через сухопутный пограничный пункт из Соединенных Штатов Америки, обязаны представлять свои ходатайства, находясь в этой стране. Однако авторы были лишены доступа к юридическим консультативным услугам по этой весьма специфичной области права и приняли решения, не отдавая себе отчета в тех весьма серьезных последствиях, к которым они привели. Поскольку авторы перешли на территорию Канады в неположенном месте, а не через официальные сухопутные пункты пересечения границы, законодательство не допускает их возвращения в Соединенные Штаты Америки. В результате этого, а также в нарушение принципа недопустимости принудительного возвращения они высылаются напрямую в Колумбию без проведения какой-либо оценки риска и без предоставления им возможности ходатайствовать о получении защиты в какой-либо другой стране. Они утверждают, что в нарушение пункта 3 статьи 2 Пакта они лишены эффективных средств правовой защиты с точки зрения рассмотрения по существу их заявлений в соответствии с пунктом1 статьи 6, статьей 7, пунктом 1 статьи 23 и пунктом 1 статьи 24 Пакта[10]. Помимо этого, авторы не могут оспорить действующие положения законодательства государства-участника в Федеральном суде, поскольку со стороны властей не было допущено никаких "правовых ошибок".

3.3 Авторы утверждают, что они представили достоверные доказательства того, что в случае высылки в Колумбию они столкнутся с серьезной опасностью лишения их жизни в нарушение пункта 1 статьи 6 Пакта и применения к ним пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания в нарушение пункта 1 статьи 7 Пакта.

3.4 Авторы настаивают далее на том, что законодательство, запрещающее в их случае проведение оценки риска, игнорирует интересы двух несовершеннолетних детей, поскольку опасности, которым они будут подвергнуты в случае их возвращения в Колумбии, не учитываются. Помимо этого, Министр не принял никакого решения в соответствии со статьей 25 ЗИЗБ и, соответственно, не позаботился об обеспечении наилучших интересов этих двух детей[11]. Они утверждают, что тем самым будут нарушены права детей согласно пункту 1 статьи 24 Пакта. В той мере, в какой высылка родителей детей в Колумбию создаст угрозу их благополучию, такая высылка будет также представлять собой нарушение прав детей в соответствии пунктом 1 статьи 23 Пакта.

Представление государства-участника относительно приемлемости сообщения

4.1 20 августа и 22 декабря 2009 года государство-участник представило свои комментарии по вопросу о приемлемости и просило, чтобы было прекращено действие внутренних мер или чтобы Комитет принял решение о приемлемости на своем последующем заседании. Оно поясняет, что 11 августа 2009 года было представлено новое ходатайство о проведении оценки риска перед высылкой (ОРПВ) и что высылка авторов была отложена. 3 ноября 2009 года ходатайство авторов о проведении ОРПВ было отклонено, а ходатайство о пересмотре решения в судебном порядке пока еще находится на рассмотрении Федерального суда.

4.2 Государство-участник, ссылаясь на факты, поясняет, что в ноябре 2008года авторы въехали на территорию Соединенных Штатов Америки из Мексики без прохождения пограничного контроля. 21 января 2009 года они прибыли на один из сухопутных пунктов пересечения границы между Канадой и Соединенными Штатами Америки и подали там ходатайство о предоставлении статуса беженцев. Они были признаны неправомочными действовать таким образом в соответствии с пунктом 1 е) статьи 101 ЗИЗБ и Соглашением о безопасной третьей стране (СБТС) между Канадой и Соединенными Штатами Америки и возвращены в США. Авторы подали ходатайство о предоставлении убежища в Соединенных Штатах Америки, и слушание их дела было назначено на 30 апреля 2009 года. В неустановленное время авторы вновь проникли на территорию государства-участника и представили второе ходатайство о предоставлении убежища 16 февраля 2009 года. В соответствии с пунктом 1 с) статьи 101 авторам было отказано в рассмотрении ходатайства на основании ранее данного отказа. 1 апреля 2009 года авторы представили ходатайство о проведении оценки риска перед высылкой, рассмотрение которого было приостановлено в соответствии с пунктом 2 d) статьи 112 ЗИЗБ, поскольку после признания неприемлемым ходатайства авторов о предоставлении им статуса беженцев прошло менее шести месяцев. 7 апреля 2009 года авторы обратились к Министру гражданства и иммиграции с просьбой не применять к ним положения о неправомочности и разрешить им представить ОРПВ. 8 апреля 2009 года авторам сообщили, что их депортация отменена.

4.3 В ходе рассмотрения второго ходатайства о проведении ОРПВ власти изучили, в дополнение к фактам, представленным авторами, информацию из таких "беспристрастных и надежных источников", как исследование, подготовленное Советом по делам иммиграции и беженцев страны происхождения, и пострановой доклад о практике в области права человека в 2008 году, распространенный Государственным департаментом Соединенных Штатов Америки. Власти пришли к тому выводу, что за период после отъезда авторов в октябре 2008 года в Колумбии заметно улучшилось положение с соблюдением прав человека и обеспечением безопасности, значительно сократилось число массовых расправ и похищений и уменьшилась общая численность членов РВСК. Они также отметили отсутствие убедительных доказательств нежелания или неспособности полиции обеспечить защиту авторов. Кроме того, они заметили, что сначала авторы приехали к матери первого автора, проживающей в Нью-Йорке, но не предприняли никаких попыток получить убежище в Соединенных Штатах, хотя вполне разумно было бы предположить, что они обратятся с таким ходатайством в первой же безопасной стране.

4.4 Государство-участник утверждает, что ввиду продолжающегося рассмотрения Федеральным судом ходатайства о пересмотре ранее принятого решения сообщение стало неприемлемым вследствие неисчерпания внутренних средств правовой защиты согласно пункту 2 b) статьи 5 Факультативного протокола.

4.5 Государство-участник утверждает, что − в качестве альтернативы − сообщение следует признать неприемлемым на основании его спорности. Учитывая, что жалоба авторов заключается в том, что они подлежат высылке при отсутствии доступа к рассмотрению в той или иной форме их ходатайства о предоставлении защиты, и исходя в то же время из того, что у них имелась возможность ходатайствовать о проведении ОРПВ, факты, приведенные в обоснование жалобы, перестали существовать. Ссылаясь на практику Комитета, государство-участник заявляет, что авторы не могут более жаловаться на то, что являются жертвами нарушения положений Пакта, поскольку предполагаемое нарушение уже устранено государством-участником[12]. Соответственно, данное сообщение следует признать неприемлемым согласно статье 1 Факультативного протокола.

4.6 Государство-участник далее указывает на то, что приведенные доказательства недостаточны для однозначного признания обоснованности утверждений авторов. Оно настаивает на том, что даже в том случае, если приведенные авторами факты соответствуют действительности, их преследователем в любом случае является негосударственный субъект, а именно − РВСК. Авторы не сообщили о жестоком обращении с ними колумбийским властям и не доказали, что эти власти неспособны защитить их. Государство-участник подчеркивает, что утверждения, касающиеся бездействия полиции в связи с жалобами матери первого автора, поданными в 1997 и 2002 годах, не являются доказательством того, что в современной Колумбии авторы не смогут получить защиту со стороны полиции. Государство-участник ссылается на решение Комитета по делу Хан против Канады, в котором Комитет пришел к тому выводу, что автор не доказал того, что государственные органы не в состоянии и не желают обеспечить его защиту, и признал сообщение неприемлемым в силу недостаточной обоснованности[13]. Государство-участник отстаивает ту точку зрения, что это решение согласовывалось с подходом, применяемым Управлением Верховного комиссара Организации Объединенных Наций, которое полагает, что действия государственных субъектов равноценны преследованию по смыслу Конвенции о беженцах в том случае, если известно, что власти сознательно допускают это, или если власти отказываются и не способны обеспечить эффективную защиту[14]. Вдополнение к источникам, использованным сотрудником по проведению ОРПВ, государство-участник ссылается на доклады организации "Международная амнистия" и Организации по наблюдению за осуществлением прав человека, в которых говорится о значительном ослаблении деятельности РВСК в Колумбии, что служит подтверждением того вывода, что авторы не столкнутся с реальной опасностью нарушения статей 6 и 7 Пакта.

4.7 В отношении утверждения авторов относительно нарушения пункта 1 статьи 23 и пункта 1 статьи 24 Пакта государство-участник заявляет, что в случае высылки авторы будут возвращены на родину всей семьей и это никоим образом не скажется на интересах семьи или детей.

4.8 В заключение государство-участник ссылается на неизменную практику Комитета, в соответствии с которой Комитет не пересматривает проведенную внутренними органами оценку фактов и доказательств за исключением тех случаев, когда такая оценка является произвольной или равноценной отказу в правосудии[15]. По его мнению, оценка, произведенная сотрудником по ОРПВ, была обоснованной и в полной мере подтвержденной доказательствами, и в силу этого повторная оценка фактов не относится к компетенции Комитета.

Комментарии авторов

5.1 30 января 2010 года и 24 мая 2010 года авторы представили свои комментарии по вопросу о приемлемости их сообщения. В дополнение к утверждениям, сформулированным в их первоначальном сообщении, авторы заявляют также о нарушениях пункта2 статьи 2, пункта 1 статьи 9, пункта 1 статьи 10 и пункта 1 статьи 14 Пакта.

5.2 Авторы отвергают утверждение государства-участника о том, что они обратились с ходатайством о предоставлении убежища в Соединенных Штатах Америки, и поясняют, что в отношении их была возбуждена процедура высылки, а назначенное на 30 апреля 2009 года слушание было связано с их депортацией из Соединенных Штатов Америки в Колумбию.

5.3 Авторы представляют новые факты в дополнение к уже представленным и заявляют, что в июне 2009 года власти государства-участника освободили их из-под стражи, а в июле 2009 года им было вручено уведомление об ОРПВ с отсрочкой высылки. 7 октября 2009 года их ходатайство об ОРПВ было отклонено, а ходатайство о выезде из страны и о пересмотре принятого судебного решения по-прежнему находится на рассмотрении в Федеральном суде. 24 февраля 2010 года Федеральный суд заслушал авторов по вопросу о спорности их ходатайства относительно восстановления первой ОРПВ. Решение по вопросу о спорности и о том, имеет ли Федеральный суд полномочия рассматривать это дело, пока еще не принято. Авторы поясняют, что никакого слушания по существу дела еще не проводилось.

5.4 В отношении утверждения государства-участника о том, что сообщение следует признать неприемлемым в силу неисчерпания внутренних средств правовой защиты, авторы заявляют, что, судя по представленным доказательствам, положения законодательства государства-участника противоречат положениям Пакта и поэтому данное дело должно быть рассмотрено по существу. Они утверждают далее, что вследствие исключительного характера данного дела Комитету следует продолжить рассмотрение сообщения до тех пор, пока не будет завершено внутреннее разбирательство с учетом, в частности, того факта, что высылка авторов в Колумбию будет представлять собой нарушение положений Пакта.

5.5 Авторы утверждают, что применяемые по отношению к ним законы противоречат положениям Пакта, и в частности пункту 2 статьи 2. Они заявляют далее, что их длительное содержание под стражей в течение четырех месяцев из-за предполагавшегося риска воздушной перевозки противоречит пункту 1 статьи 9. Они указывают, в частности, на то, что отмена их высылки в административном порядке, не носящая в силу этого юридически обязательного характера, не позволила им доказать в суде произвольный характер помещения их под стражу. После их освобождения ходатайство авторов о пересмотре решения о заключении их под стражу приобрело спорный характер и поэтому помешало любому пересмотру этого решения внутренними судами. Они утверждают далее, что условия содержания под стражей стали причиной причинения вреда старшему ребенку авторов. Этот ребенок содержался отдельно от его отца, и его психическое состояние значительно ухудшилось. Он стал агрессивным и несдержанным и высказывал мысли о самоубийстве, когда заявлял, что хочет встретиться со своей прабабушкой на небесах, прекрасно отдавая себе отчет в том, что она уже умерла. Кроме того, ребенок не посещал школу, и только время от времени с ним занимались добровольцы. Остальные члены семьи также страдали от того, что были разлучены друг с другом, и это представляло собой нарушение пункта 1 статьи 10, в частности в случае старшего ребенка. И наконец, авторы утверждают, что решение по их ходатайству о ОРПВ было вынесено не на независимой и беспристрастной основе, а исходя из интересов правительства, касавшихся судебного процесса. Как таковое это решение нарушило предусмотренное пунктом 1 статьи 14 право авторов на справедливое разбирательство их дела компетентным, независимым и беспристрастным судом.

5.6 Авторы утверждают, что примененные к авторам положения законодательства государства-участника, не позволившие им обратиться с ходатайством о предоставлении статуса беженцев в силу того, что они прибыли на территорию государства-участника из Соединенных Штатов, а также воспрепятствовавшие представлению ими ходатайства о проведении ОРПВ из-за их предыдущей высылки в соответствии с Соглашением о безопасной третьей стране и их возвращения в государство-участник менее чем через шесть месяцев, противоречат обязательству государства-участника предотвращать нарушения положений Пакта, и в первую очередь принципа недопустимости принудительного возвращения[16]. Авторы ссылаются на предыдущие постановления Комитета, в соответствии с которыми автоматическое и обязательное вынесение смертного приговора представляет собой произвольное лишение жизни[17], и утверждают, что применение законодательства государства-участника приводит к автоматическому нарушению принципа недопустимости принудительного возвращения и тем самым представляет собой нарушение пункта 1 статьи 6 и статьи 7.

5.7 Авторы утверждают, что их жалоба не приобрела спорного характера, поскольку затронутый в ней вопрос о ОПРВ, испрашивавшийся авторами, так и остается неразрешенным между сторонами. В отношении обмена электронными письмами между Министерством юстиции, ответственным сотрудником Министерства гражданства и эмиграции (МГИ) и Группой по ОРПВ, в ходе которого сотрудник МГИ, отвечающий за связь по вопросам права, обращаясь к координатору ОРПВ, особо подчеркивает обеспокоенность его ведомства в связи с судебным процессом, авторы утверждают, что принятие решения по их ходатайству о ОРПВ характеризовалось вмешательством правительства и не основывалось на изучении существа этой просьбы, в которой поднят вопрос о возможных рисках. Они указывают далее на то, что вопрос о ОРПВ был рассмотрен спешным образом и что решение было вынесено за необычно короткий срок, что не позволило им представить дополнительные доказательства, в том числе оценку их положения, данную организацией "Международная амнистия". Они поясняют далее, что решение в отношении их просьбы о предоставлении исключения в соответствии со статьей 25 еще не вынесено и поэтому на рассмотрении остается еще один нерешенный вопрос.

Дополнительное представление государства-участника

6.1 22 июня 2010 года государство-участник представило обновленную информацию о ходе внутреннего судебного разбирательства и вновь заявило, что оно просит Комитет отменить предварительные меры. Государство-участник далее подчеркнуло, что оно не имело еще возможности ответить на новые утверждения авторов, в которых они ссылаются на пункт 2 статьи 2, пункт 1 статьи 9, пункт 1 статьи 10 и пункт 1 статьи 14.

6.2 Государство-участник заявляет, что поданное авторами в Федеральный суд ходатайство о пересмотре судебного решения по их первому ходатайству о проведении ОРПВ было отклонено 1 июня 2010 года. Суд постановил, что ходатайство носило спорный характер, поскольку авторы уже получили заключение по ОРПВ. Он отметил, что в случае авторов разумно было бы предположить, что они подадут ходатайство о предоставлении статуса беженцев в первой же безопасной стране, а не будут оставаться в гостях у матери первого автора в Соединенных Штатах Америки в течение трех месяцев, чтобы затем направиться в Канаду и обратиться там с ходатайством о предоставлении статуса беженца в этой стране. Государство-участник подчеркивает, что в своем решении Федеральный суд доказывает эффективность действующей в государстве-участнике системы защиты беженцев в плане предотвращения высылки соответствующих лиц в те страны, где они могут столкнуться с нарушением положений пункта 1 статьи 6 или положений статьи 7 Пакта. Государство-участник утверждает, что сообщение авторов должно быть признано спорным в соответствии со статьей 1 Факультативного протокола, поскольку испрашивавшееся средство защиты − проведение оценки риска перед высылкой − уже было применено.

6.3 В отношении второго ходатайства о пересмотре в судебном порядке решения об отказе в проведении ОРПВ, которое находится на рассмотрении Федерального суда, государство-участник сообщает, что авторам предоставлено разрешение на выезд из страны и что слушание их дела назначено на 13 июля 2010 года. Государство-участник утверждает, что текущий судебный процесс служит доказательством неисчерпания авторами внутренних средств правовой защиты и что вследствие этого сообщение следует признать неприемлемым в соответствии с пунктом 2 b) статьи 5 Факультативного протокола.

Вопросы и процедура их рассмотрения в Комитете

Рассмотрение вопроса о приемлемости

7.1 Прежде чем рассматривать какое-либо утверждение, содержащееся в сообщении, Комитет должен в соответствии с правилом 93 своих правил процедуры установить, является ли сообщение приемлемым в соответствии с Факультативным протоколом к Пакту.

7.2 Комитет удостоверился, как того требует пункт 2 а) статьи 5 Факультативного протокола, что этот же вопрос не рассматривается в рамках другой процедуры международного разбирательства или урегулирования.

7.3 Комитет отмечает, что ходатайство авторов о проведении оценки рисков перед высылкой было отклонено 7 октября 2009 года, что их ходатайство о предоставлении им разрешения на выезд из страны и о пересмотре принятого судебного решения осталось на рассмотрении Федерального суда и что слушание их дела назначено на 13 июля 2010 года. Он далее отмечает, что 1 июня 2010года Федеральный суд отклонил ходатайство авторов как спорное, поскольку они уже получили то, чего добивались, требуя пересмотра судебного решения, а именно − заключение по ОРПВ. Кроме того, им были приняты к сведению доводы государства-участника в пользу признания сообщения неприемлемым в соответствии с пунктом 2 b) статьи 5 Факультативного протокола.

7.4 Комитет принимает к сведению доводы авторов в пользу того, что, несмотря на незавершенность внутренних процедур, этот вопрос должен по-прежнему оставаться на рассмотрении Комитета в силу нерешенности вопроса об их высылке в Колумбию и предположительного нарушения положений Пакта государством-участником. Комитет замечает, что в период рассмотрения сообщения вопрос об использовании внутренних средств правовой защиты находился на рассмотрении Федерального суда государства-участника. Он замечает далее, что в случае благоприятного решения Федерального суда высылка авторов в Колумбию будет эффективным образом отменена и поэтому их сообщение, представленное Комитету, приобретет спорный характер. С учетом этого Комитет считает, что авторы не исчерпали внутренних средств правовой защиты, и признает сообщение неприемлемым согласно пункту 2 b) статьи 5 Факультативного протокола.

8. В силу этого Комитет по правам человека постановляет:

а) считать данное сообщение неприемлемым согласно пункту 2 b) статьи 5 Факультативного протокола;

b) довести настоящее решение до сведения государства-участника и авторов сообщения.

[Принято на английском, испанском и французском языках, причем языком оригинала является английский. Впоследствии будет издано также на арабском, китайском и русском языках в качестве части ежегодного доклада Комитета Генеральной Ассамблее.] 

[1] В рассмотрении настоящего сообщения приняли участие следующие члены Комитета: г-н Абдельфаттах Амор, г-н Прафуллачандра Натварлал Бхагвати, г-н Лазари Бузид, г‑жа Кристина Шане, г-н Махджуб эль-Хаиба, г-н Ахмед Амин Фатхалла, г-н Юдзи Ивасава, г-жа Элен Келлер, г-жа Зонке Занеле Майодина, г-жа Юлия Антоанелла Моток, г-н Майкл О’Флаэрти, г-н Хосе Луис Перес Санчес Серро, г-н Рафаэль Ривас Посада, г-н Фабиан Омар Сальвиоли и г-н Кристер Телин. 

[2] Вирус папилломы человека (ВПЧ) представляет собой передающуюся половым путем инфекцию, которая может являться причиной возникновения рака матки. 

[3] В пункте 1 статьи 101 Закона об иммиграции и защите беженцев предусмотрено, что "ходатайство признается неприемлемым для передачи на рассмотрение Отделу по защите беженцев, если... е) заявитель непосредственным или иным образом прибыл в Канаду из страны, указанной в нормативных положениях, иной, чем страна его гражданства или его бывшего обычного места жительства". 

[4] В пункте 1 статьи 101 Закона об иммиграции и защите беженцев предусмотрено, что "ходатайство признается неприемлемым для передачи на рассмотрение Отделу по защите беженцев, если... с) предыдущее ходатайство заявителя было признано неприемлемым для передачи на рассмотрение Отделу по защите беженцев или подлежавшим отзыву или аннулированию". 

[5] В пункте 2 статьи 112 Закона об иммиграции и защите беженцев предусмотрено, что "вне зависимости от положений пункта 1) ходатайство о предоставлении защиты не может подаваться в том случае, если… b) заявитель обращался с ходатайством о его защите как беженца, которое в соответствии с пунктом 1 е) статьи 101 было признано неприемлемым… d) в случае заявителя, покинувшего Канаду после вступления в силу приказа о высылке, прошло менее шести месяцев с того момента, как он выехал из Канады после признания его ходатайства о предоставлении ему защиты как беженцу неприемлемым и подлежащим аннулированию, отзыву или отклонению или после отказа в удовлетворении его ходатайства о предоставлении защиты". 

[6] См. предыдущую сноску. 

[7] В пункте 1 статьи 25 Закона об иммиграции и защите беженцев предусмотрено, что "Министр рассматривает по просьбе находящегося на территории Канады иностранного гражданина, который не имеет права на проживание в этой стране или который не удовлетворяет требованиям настоящего Закона, и может рассматривать по своей собственной инициативе или по просьбе находящегося за пределами Канады иностранного гражданина обстоятельства, касающиеся положения этого иностранного гражданина, и может предоставить ему статус постоянного резидента или освобождение от любых применимых критериев или обязательства по настоящему Закону, если Министр придерживается того мнения, что это является обоснованным в силу гуманитарных и личных соображений, касающихся этого лица, учитывая при этом наилучшие интересы непосредственно затрагиваемого ребенка, или в силу соображений государственной политики". 

[8] См. сноску 3 выше. 

[9] См. сноску 4 выше. 

[10] Канадское отделение организации "Международная амнистия" представило заключение, согласно которому высылка авторов без проведения оценки риска будет представлять собой нарушение принципа недопустимости принудительного возвращения. 

[11] См. Сообщение № 1069/2002, Бахтияри против Австралии, Соображения, принятые 29 октября 2003 года, пункт 9.7. 

[12] См. сообщения № 478/1991, А.П.Л. − в.д.М. против Нидерландов, Решение о неприемлемости, принятое 26 июля 1993 года, пункты 6.3 и 7 а); № 501/1992, Й.Х.В. против Нидерландов, Решение о неприемлемости, принятое 16 июля 1993 года, пункты 5.2 и 6 а); № 1291/2004, Драничников против Австралии, Соображения, принятые 20 октября 2006 года, пункт 6.3. 

[13] См. Сообщение № 1302/2004, Хан против Канады, Решение о неприемлемости, принятое 25 июля 2006 года, пункт 5.6. 

[14] См. Управление Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам беженцев, Руководство по процедурам и критериям определения статуса беженцев, документ HCR/IP/4/Eng/REV.1, пункт 65. 

[15] См., например, Сообщение № 1551/2007, Тарлю против Канады, Решение о неприемлемости, принятое 27 марта 2009 года, пункт 7.4; Сообщение № 1455/2006, Каур против Канады, Решение о неприемлемости, принятое 30 октября 2008 года, пункт 7.3. 

[16] См. Замечание общего порядка № 31 (2004 год) о характере общего юридического обязательства, возлагаемого на государства − участники Пакта, Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, пятьдесят девятая сессия, Дополнение № 40, том I (А/59/40 (Vol. I)), приложение III, пункты 12, 13 и 17. 

[17] См. Сообщение № 1421/2005, Ларраньяга против Филиппин, Соображения, принятые 24 июля 2006 года, пункт 7.2.

 

 

 

поширити інформацію