MENU
Сайт находится в разработке

Марио Конде Конде против Испании

Номер дела:
Дата: 31.10.2006
Окончательное:
Судебный орган:
Страна:
Организация:

 Решение Комитета по правам человека в соответствии с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах относительно

Сообщения № 1325/2004

Представлено:Марио Конде Конде (представлен Хосе Луисом Масоном Костой)

Предполагаемая жертва:автор сообщения

Государство-участник:Испания

Дата принятия Соображений:31 октября 2006 года

1. Автором сообщения от 7 января 2003 года является гражданин Испании Марио Конде Конде, 1948 года рождения, который в настоящее время содержится под стражей в тюрьме Алкала-Меко в Мадриде. Он утверждает, что является жертвой нарушения Испанией пункта 5 статьи 14 Пакта. Факультативный протокол вступил в силу для Испании 25 апреля 1985 года. Автор представлен адвокатом Хосе Луисом Масоном Костой.

Факты в изложении автора

2.1. На момент описываемых событий автор был президентом "Банко эспаньол де кредите" ("Банесто"). В начале 1989 года, осуществляя полномочия, которыми он был наделен в силу своей должности, но не имея разрешения правления "Банесто", он по собственному усмотрению израсходовал 300 млн. песет (1 803 339 евро) на цели, не связанные с непосредственной деятельностью компании. После этого инцидента компаниями, имеющими связи с "Банесто", был осуществлен ряд других корпоративных сделок и мошеннических бухгалтерских операций.

2.2. 14 ноября 1994 года прокуратура при Национальной судебной коллегии возбудила уголовное дело в отношении 10 лиц, включая автора, которому были предъявлены обвинения по восьми пунктам в связи с девятью сделками: по четырем пунктам он обвинялся в неправомерном присвоении, по трем – в мошенничестве и по одному – в подделке коммерческого документа. Помимо исков, возбужденных государственным прокурором, было предъявлено 14 частных обвинений и гражданских исков. В ходе следствия, которое продолжалось два года, было допрошено 470 свидетелей и экспертов. Материалы дела составили 53 тома досудебных протоколов и 121 том приобщенных материалов.

2.3. 31 марта 2000 года Высший национальный суд:

  1. признал автора виновным в неправомерном присвоении в связи с операцией "Сементерас" и приговорила его к четырем годам и двум месяцам лишения свободы и выплате солидарной компенсации "Банесто" в размере 1 556 млн. песет (9 353 322 евро);
  2. признал автора виновным в длящемся преступлении мошенничества в связи с операциями "Сентро комерсьяль конча эспина и ойл дор" и приговорила его к шести годам лишения свободы и выплате солидарной компенсации "Банесто" в размере 1 880 016 900 песет (11 301 900 евро);
  3. признал автора невиновным в неправомерном присвоении в связи с операцией "Карбюрос металикос";
  4. признал автора невиновным в неправомерном присвоении наличных средств компании "Банесто" (упоминается как операция "300 млн. наличными"). Суд посчитал, что преступление, связанное с неправомерным присвоением, было совершено, но квалифицировал его в качестве отдельного правонарушения, которое погашено давностью, поскольку прошло пять лет, как того требует соответствующий закон, и вследствие этого автор не понес уголовной ответственности;
  5. признал автора невиновным по одному пункту неправомерного присвоения и одному пункту мошенничества в связи с операцией "Исолюкс";
  6. признал автора невиновным по одному пункту неправомерного присвоения и одному пункту мошенничества в связи с операцией "Промосьонес хотеларас"; и
  7. признал автора невиновным в подделке коммерческого документа в связи с мошеннической бухгалтерской операцией.

2.4. Автор подал кассационную жалобу по 39 основаниям, большинство из которых касались предполагаемых ошибок в оценке доказательств в ходе судебного разбирательства и нарушений принципа презумпции невиновности; в своей жалобе он утверждал, что был признан виновным на основании недостаточных уличающих доказательств. Были также поданы отдельные апелляции в кассационном порядке: одна – государственным прокурором, три – в виде гражданских исков и шесть – в виде частных обвинений.

2.5 29 июля 2002 года Верховный суд отклонил кассационную жалобу автора и частично поддержал апелляцию государственного прокурора, частные обвинения и два гражданских иска. Суд оставил в силе приговор, вынесенный Национальной судебной коллегией, за исключением пунктов 4) и 7), выше:

В отношении пункта 4) Верховный суд охарактеризовал обвинение в неправомерном присвоении (операция «300 млн. наличными») как длящееся преступление и поэтому не погашенное давностью. Вследствие этого суд приговорил автора к шести годам и одному дню лишения свободы и выплате 300 млн. песет (1 803 339 евро) в качестве компенсации.

В отношении пункта 7) Верховный суд постановил, что было совершено преступление, квалифицируемое как подделка коммерческого документа в связи с мошеннической бухгалтерской операцией, и приговорил автора к четырем годам лишения свободы и уплате штрафа в размере 1 млн. песет (6 011 евро).

Верховный суд частично отменил приговор, вынесенный автору Судебной коллегией, и увеличил меру наказания, назначенную в первой инстанции; он охарактеризовал обвинения в неправомерном присвоении (операция «300 млн. наличными») как обвинения в длящемся и поэтому не погашенном давностью преступлении, а также установил факт совершения преступления, квалифицируемого как подделка коммерческого документа в связи с мошеннической бухгалтерской операцией.

Жалоба

3.1. Автор утверждает, что имеет место нарушение положений пункта 5 статьи 14 Пакта на том основании, что ему не удалось добиться пересмотра в полном объеме приговора, вынесенного Национальной судебной коллегией, поскольку пересмотр в вышестоящем суде касался только юридических аспектов. Он утверждает, что приговор был основан на оценке множества доказательств, которые Верховный суд был не в состоянии пересмотреть.

3.2. Автор заявляет, что положения пункта 5 статьи 14 нарушены также в силу того, что ему было отказано в каком-либо пересмотре вынесенного ему приговора и более строгой меры наказания, назначенной Верховным судом. Автор утверждает, что в отличие от других государств-участников Испания не сформулировала оговорок к пункту 5 статьи 14 в смысле его неприменимости в случаях первоначального вынесения приговоров апелляционным судом. Он также отмечает, что установившаяся в Конституционном суде практика заключается в том, что право обжалования по процедуре ампаро не предоставляется, если приговор вынесен кассационным судом, и что поэтому в данном случае подача жалобы по процедуре ампаро была бы бессмысленной.

Замечания государства-участника относительно приемлемости и существа сообщения

4.1. В своей вербальной ноте от 3 января 2005 года государство-участник утверждает, что сообщение является неприемлемым в соответствии с подпунктом b) пункта 2 статьи 5 Пакта в силу неисчерпания внутренних средств правовой защиты. Оно утверждает, что в кассационной жалобе автора не упоминается о праве на пересмотр приговора и нет ссылок на пункт 5 статьи 14 Пакта или какие-либо аналогичные положения внутригосударственного или международного права. Кроме того, автор не представил заявления по процедуре ампаро в Конституционный суд, о нарушении его права на пересмотр приговора.

4.2. Государство-участник заявляет, что по сравнению с прошлой практикой в результате развития юриспруденции и доктрины Конституционного суда произошло существенное расширение рамок кассационных средств правовой защиты, которые в настоящее время позволяют тщательным образом изучать факты и доказательства. В качестве примера таких изменений государство-участник приводит кассационное решение по собственному делу автора, которое касалось многих вопросов факта, поднятых заявителями в связи с презумпцией невиновности и фактическими ошибками в оценке доказательств. Государство-участник ссылается на вынесенное Верховным судом решение, которое гласит: «.многочисленные участники процесса имели возможность заявить более 170 оснований кассационного обжалования, среди которых часто фигурируют фактические ошибки в оценке доказательств и при последующем повторном рассмотрении доказанных фактов. Они также ссылаются на презумпцию невиновности как аргумент, позволяющий оспорить оценку доказательств с точки зрения их разумности и логической аргументированности. Из этого следует, что в данном случае мы имеем средство правовой защиты, выходящее за строгие и формальные рамки классической кассации и удовлетворяющее требованию о проведении повторного слушания».

4.3. Что касается осуждения и назначения более строгой меры наказания по апелляции, то государство-участник указывает, что Конституционный суд установил, что «в праве на апелляцию не отказывается даже в том случае, когда [приговор] выносится тем же судом, который рассматривал данное дело по апелляции». Кроме того, нельзя толковать пункт 5 статьи 14 как лишающий сторону обвинения права на подачу апелляции. По мнению государства-участника, тот факт, что ряд государств-участников сделали оговорки по пункту 5 статьи 14 Пакта, исключив тем самым его применение в случае ужесточения наказания, не означает, что это положение само по себе препятствует такому ужесточению наказания.

4.4. Государство-участник утверждает, что автор заявил лишь о нарушении пункта 5 статьи 14, хотя поднятые вопросы, если бы они были поддержаны, указывали бы на нарушения многих статей Пакта, в связи с чем возникает вопрос о действительной цели сообщения.

4.5. В вербальной ноте от 10 января 2006 года государство-участник вновь заявляет о том, что кассационная жалоба автора не содержала утверждения о нарушении права на апелляцию и что он не подал заявление по процедуреампаро, что позволило бы ему выдвинуть такую претензию.

4.6. Государство-участник также вновь заявляет, что Конституционный суд развивает свое толкование применяемых в Испании кассационных средств правовой защиты и расширил их настолько, что теперь они позволяют тщательным образом изучать факты и доказательства.

4.7. Оно далее повторяет, что автор заявил лишь о нарушении пункта 5 статьи 14, хотя заявления, содержащиеся в сообщении, могли бы указывать на нарушение большого числа статей Пакта.

Комментарии автора

5.1. Что касается вопроса об исчерпании внутренних средств правовой защиты, то автор ссылается на соображения Комитета по делуПереса Эсколара против Испании (сообщение № 1156/2003), которое связано с теми же судебными разбирательствами и которое Комитет счел приемлемым, поскольку средство правовой защиты по процедуре ампаро оказалось неэффективным.

5.2. Автор вновь заявляет о том, что ограниченность существующих в Испании кассационных средств правовой защиты не позволила проверить надежность свидетелей или пересмотреть предположительно противоречивые документальные доказательства, на которых основывалось обвинение.

5.3. Автор заявляет, что судом первой инстанции он был признан невиновным в «бухгалтерском мошенничестве» и операции «300 млн. наличными», но судом более высокой инстанции был осужден и приговорен соответственно к четырем годам лишения свободы и шести годам лишения свободы, а также к уплате штрафа в размере 300 млн. песет. Он вновь заявляет о том, что у него не было возможности добиться пересмотра более строгого приговора вышестоящим судом. Он напоминает о том, что в своих соображениях по делуГомарис против Испании (сообщение № 1095/2002) Комитет установил, что отсутствие средства правовой защиты в отношении приговора, первоначально вынесенного по апелляции, без возможности пересмотра, является нарушением пункта 5 статьи 14 Пакта.

Вопросы и процедура их рассмотрения в Комитете

6.1. В соответствии с правилом 93 своих правил процедуры Комитет по правам человека, прежде чем рассматривать какие-либо утверждения, содержащиеся в том или ином сообщении, должен решить, является ли данное сообщение приемлемым в соответствии с Факультативным протоколом к Пакту.

6.2. Комитет установил, как того требует подпункт а) пункта 2 статьи 5 Факультативного протокола, что этот же вопрос не рассматривается в рамках другой процедуры международного разбирательства или урегулирования.

6.3. Комитет принимает к сведению утверждение государства-участника о том, что внутренние средства правовой защиты не были исчерпаны, поскольку о предполагаемых нарушениях, о которых сообщается Комитету, никогда не доводилось до сведения национальных судов. Тем не менее Комитет ссылается на свою установившуюся практику, в соответствии с которой необходимо исчерпать лишь те средства правовой защиты, которые имеют разумные шансы на успех[1]. Заявление по процедуре ампаро не имело шансов на успех в отношении предполагаемого нарушения пункта 5 статьи 14 Пакта, и поэтому Комитет полагает, что внутренние средства правовой защиты были исчерпаны.

6.4. Автор заявляет о нарушении пункта 5 статьи 14 Пакта на том основании, что доказательства, которые оказали решающее влияние на признание его виновным, не были рассмотрены вышестоящим судом по причине ограниченности рамок кассационных средств защиты в Испании. Однако Комитет, исходя из вынесенного решения, приходит к заключению, что Верховный суд внимательно и в деталях изучил данную судом первой инстанции оценку доказательств в отношении выдвинутых против него обвинений и что в отношении двух обвинений он действительно в некоторой степени отошел от оценки, данной Судебной коллегией. Комитет считает, что эта жалоба о нарушении пункта 5 статьи 14 недостаточно обоснована для целей приемлемости, и объявляет ее неприемлемой по пункту 2 Факультативного протокола.

6.5. Комитет приходит к заключению, что в связи с жалобой автора в отношении его осуждения и назначения более строгой меры наказания по апелляции, без возможности пересмотра вышестоящим судом, возникают вопросы по пункту 5 статьи 14 Пакта, и объявляет ее приемлемой.

Рассмотрение сообщения по существу

7.1. Комитет по правам человека рассмотрел настоящее сообщение с учетом всей представленной ему сторонами информации, как это требуется согласно пункту 1 статьи 5 Факультативного протокола.

7.2. Комитет принимает к сведению утверждение автора о том, что вынесенный ему апелляционным судом обвинительный приговор по двум пунктам обвинительного акта, по которым он был признан невиновным судом первой инстанции, и последующее назначение более строгой меры не могли быть пересмотрены вышестоящим судом. Он напоминает о том, что отсутствие какого-либо права на пересмотр в вышестоящем суде приговора, вынесенного апелляционного судом, в том случае, когда соответствующее лицо было признано невиновным нижестоящим судом, является нарушением пункта 5 статьи 14 Пакта[2]. Комитет отмечает, что в данном деле Верховный суд признал автора виновным в преступлении, связанном с подделкой коммерческого документа, хотя это обвинение было с него снято нижестоящим судом, и что он охарактеризовал преступление, связанное с неправомерным присвоением, как длящееся преступление и поэтому непогашенное давностью. На этом основании Верховный суд частично отменил приговор нижестоящего суда и назначил более строгое наказание, не предоставив какой-либо возможности для пересмотра осуждения или меры наказания в вышестоящем суде в соответствии с законом. Комитет приходит к выводу о том, что факты, находящиеся на его рассмотрении, представляют собой нарушение пункта 5 статьи 14.

8. Комитет по правам человека, действуя в соответствии с положениями пункта 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, считает, что представленные ему факты указывают на нарушение пункта 5 статьи 14 Пакта.

9. В соответствии с положениями подпункта а) пункта 3 статьи 2 Пакта государство-участник обязано предоставить автору эффективное средство правовой защиты, которое позволило бы пересмотреть вынесенный ему обвинительный приговор и назначенную меру наказания в вышестоящем суде. Государство-участник обязано принять необходимые меры для того, чтобы аналогичные нарушения не повторялись в будущем.

10. Став участницей Факультативного протокола, Испания признала компетенцию Комитета устанавливать наличие нарушений Пакта. В соответствии со статьей 2 Пакта государство-участник обязалось обеспечивать всем лицам, находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией, права, признаваемые в Пакте, и предоставлять им эффективное и имеющее исковую силу средство правовой защиты в случае выявления какого-либо нарушения. Комитет желал бы получить от государства-участника в течение 90 дней информацию о мерах по практической реализации его Соображений. Государству-участнику также предлагается опубликовать Соображения Комитета.

[1]См., например, сообщения № 1095/2002, Гомарис против Испании, Соображения, принятые 22 июля 2005 года, пункт 6.4, и 1101/2002Алъба Кабриада против Испании, Соображения, принятые 1 ноября 2004 года, пункт 6.5.

[2].В этой связи см. сообщения 1095/2002, Гомарис против Испании, Соображения, принятые 22 июля 2005 года, пункт 7.1, и 1421/2005, Ларранъяга против Филиппин, Соображения, принятые 7 июля 2006 года, пункт 7.8.

 

 

поширити інформацію