MENU
Сайт находится в разработке

"Котов против России". Решение Большой Палаты Европейского Суда

Номер дела: 54522/00
Дата: 03.04.2012
Окончательное: 03.04.2012
Судебный орган: ЕСПЧ
Страна: Россия
Организация:

3 апреля 2012 года, Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе "Котов против России" (Kotov v. Russia, №54522/00).

Жалоба была подана 15 июля 1998 года. 14 января 2010 года Палата Европейского Суда вынесла решение, в котором признала нарушение статьи 1 Протокола 1 (право каждого на защиту собственности) Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Однако по запросу правительства РФ, не согласившегося с этим решением, дело было передано на пересмотр в Большую Палату Суда. Правозащитный центр "Мемориал" (Москва) и Европейский центр защиты прав человека (EHRAC, Лондон) вступили в дело в качестве представителей в августе 2010 года – после того, как дело было передано на рассмотрение в Большую Палату. 12 января 2012 года юристы "Мемориала" и EHRAC приняли участие в слушании дела в Европейском Суде в Страсбурге (Франция).

Заявитель, Владимир Михайлович Котов, 1948 г.р., гражданин России, житель г. Краснодар. 15 апреля 1994 года Котов вложил 3330 рублей сроком на один год под 200% годовых в коммерческий акционерный банк «ЮРАК». После того, как в августе 1994 года банк объявил о снижении процентных ставок по депозитам, Котов явился в банк, чтобы закрыть счет, однако банк не закрыл счет и не выплатил Котову причитающуюся ему сумму денег. Котов обратился в суд. 20 февраля 1995 года Октябрьский районный суд г. Краснодар обязал банк выплатить Котову 10 156 руб. в качестве возмещения морального и материального вреда с учетом индексации. 5 апреля 1996 года в связи с длительным неисполнением решения компенсация была увеличена судом до 17 983 руб.

16 июня 1996 года банк объявили банкротом по решению Арбитражного суда Краснодарского края. Во время процедуры банкротства были определены приоритетные кредиторы (700 человек), включая инвалидов, ветеранов войны и активных участников процедуры банкротства, которые получили полное возмещение вкладов с учетом индексации и прибыли по вкладам. Остальным кредиторам, в том числе и Котову, убытки должны были возместить, когда дополнительные средства станут доступными. Котов подал заявление о возмещении ему 17 983 рублей, однако получил только 140 рублей. Котов обратился в суд, и 26 августа 1998 года Арбитражный суд Краснодарского края признал, что приоритетные кредиторы были установлены в нарушение закона и что на основании предоставленных управляющим банка документов было невозможно установить, к какой группе вкладчиков относился Котов. Арбитражный суд предоставил управляющему банка один месяц на устранение нарушений. 17 июня 1999 года процедура банкротства была завершена в связи с отсутствием у банка средств. Деньги Котов так и не получил.

После слушания дела в Большой Палате Европейский Суд посчитал, что в отношении заявителя статья 1 Протокола 1 Конвенции нарушена не была.

Суд отметил, что заявителю были предоставлены необходимые механизмы на национальном уровне для защиты его права на компенсацию в связи с банкротством банка. Однако заявитель не воспользовался существующими механизмами для получения компенсации в установленный срок.

Европейский Суд считает, что в связи с тем, что заявителю была предоставлена возможность защитить свои нарушенные права, государство выполнило обязательства, согласно статье 1 Протокола 1. Следовательно, права заявителя нарушены не были.

Между тем, решение Европейского Суда по делу "Котов против России" не было единогласным. Пять из семнадцати судей посчитали, что статья 1 Протокола 1 была нарушена. Свое мнение они основывали на практике Европейского Суда, согласно которой государство несет перед гражданами ответственность за действия частных лиц (правительство РФ, в свою очередь, утверждало, что не отвечает за нарушения прав граждан коммерческими структурами, в нашем случае — банком "ЮРАК"). Более того, судьи пролагают, что Котову не была предоставлена полноценная возможность защитить нарушенное право, поскольку в национальных законах того времени была "неясность" ("unclear legal situation"), что само по себе фактически лишило заявителя возможности получить компенсацию.

Важно отметить, что дело "Котов против России" касается сложного юридического вопроса, несет ли государство ответственность за действия частных банков. Дело также затрагивает важную системную проблему «обманутых вкладчиков» в России.

 

Решение Большой Палаты ЕС по жалобе "Котов против России" (Kotov v. Russia, №54522/00) (англ.)

 

 

поширити інформацію