MENU
Сайт находится в разработке

Венгжиновский и Смольчевский против Польши: решение о публикации в интернете

Номер дела: 33846/07
Дата: 16.07.2013
Окончательное: 16.10.2013
Судебный орган: ЕСПЧ
Страна: Польша
Организация:

© Перевод Украинского Хельсинского союза по правам человека

Официальное цитирование – Węgrzynowski and Smolczewski v. Poland, no. 33846/07, § …, 16 July 2013

Официальный текст (англ.)

 

ЧЕТВЕРТАЯ СЕКЦИЯ

ВЕНГЖИНОВСКИЙ И СМОЛЬЧЕВСКИЙ ПРОТИВ ПОЛЬШИ

(Заявление № 33846/07)

РЕШЕНИЕ

СТРАСБУРГ

16 июля 2013

ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ

16/10/2013

Это решение стало окончательным в соответствии со Статьей 44 § 2 Конвенции. Оно может быть отредактировано.

По делу Венгжиновского и Смольчевского против Польши,

Европейский Суд по правам человека (Четвертая секция), заседая Палатой в составе:
Ineta Ziemele, Председатель, David Thór Björgvinsson,
Päivi Hirvelä,
George Nicolaou, Ledi Bianku,
Zdravka Kalaydjieva, Krzysztof Wojtyczek, судьи,
и Françoise Elens-Passos, Секретарь секции,
Рассмотрев дело в закрытом заседании 25 июня 2013 года,
Провозглашает следующее решение, принятое в этот день:

ПРОЦЕДУРА

1. Данное дело основано на заявлении (№ 33846/07) против Респуб-лики Польша, поданном в Суд в соответствии со статьей 31 Конвен-ции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенция») двумя гражданами Польши, г-ном Шимоном Венгжиновским и г-ном Тадеушом Смольчевским (далее – “заявители”), 7 августа 2007 года.

2. Заявителей представлял г-н M. Лах адвокат, практикующий в г. Варшава. Польское правительство (далее – «Правительство») представлял его уполномоченный г-н Я. Волонсиевич, которого позже сме-нила г-ка Я. Хжановска, Министерство иностранных дел.

3. Заявители утверждали, что их права на уважение частной жизни и репутации были нарушены.

4. 15 ноября 2011 года Правительство было уведомлено об этой жалобе. Также было принято решение рассматривать дело одновременно на предмет приемлемости жалобы и по существу дела (Статья 29 § 1).

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Заявители проживают в г. Катовице.

6. 8 мая 2002 года Варшавский суд удовлетворил иск заявителей в соответствии со статьями 23 и 24 Гражданского кодекса о защите личных прав. Суд установил, что В.К. и А.М., журналисты, работающие в национальной ежедневной газете «Rzeczpospolita», опубликовали статью о некоторых политиках. Журналисты утверждали, что заявители, которые были юристами, разбогатели, оказывая содействие политическим деятелям в сделках теневого бизнеса. Журналисты утверждали, что заявители воспользовались своим поло-жением, получая необоснованные выплаты из государственной казны за то, что они выполняли свои профессиональные обязанности, как ликвидаторы государственных компаний банкротов.

7. Суд установил, что журналисты не общались с заявителями и что их утверждения, главным образом, были основаны на сплетнях и слухах. Суд отметил, что журналисты имеют право и обязаны информировать общество о важных проблемах, и что они имеют право на свободу выражения, гарантированное Конституцией. Тем не менее, авторы статьи не приняли минимальных мер, необходимых для проверки информации, которая содержится в статье, по крайней мере, они не связались с заявителями и не пытались получить их пояснения. Обви-нения не имели правдоподобной фактической основы. Журналисты испортили репутацию и доброе имя заявителей. Суд удовлетворил иск заявителей в полном объеме, обязав журналистов и главного редактора совместно выплатить 30 000 PLN (злотих) на благотворительность и опубликовать извинение в газете.

8. Ответчики обжаловали это решение. 24 апреля 2003 года Варшавский апелляционный суд отклонил их жалобу, поддерживая установленные факты и доводы суда первой инстанции. Обязательства, которые назначил суд, были впоследствии выполнены газетой ответчика.

9. 7 июля 2004 года заявители снова подали иск в суд против газеты в соответствии с теми же положениями Гражданского кодекса (см. пункт 6 выше). Они утверждали, что недавно узнали о том, что статья осталась доступной на интернет-сайте газеты. Они утверждали, что статья была помещена в поисковую систему Google, и те, кто хочет получить информацию о них имел быстрый и легкий доступ к ней. Наличие статьи на сайте газеты, вопреки предыдущим судебным решениям, создало продолжающеюся ситуацию, что дало возможность больному количеству людей прочитать эту статью. Права заявителей были нарушены таким же образом, как и при публикации оригинальной статьи. Они утверждали, что защита гарантированная судебными решениями в их пользу была неэффективной и иллюзорной.
Заявители требовали распоряжения, требующего ответчиков удалить статью с сайта газеты и опубликовать письменное извинение за нару-шения их прав, в частности, постоянного размещения статьи в интернете. Они требовали возмещения в размере 11 000 PLN (злотых) в качестве компенсации нематериального вреда.

10. В ответ на требования заявителей, ответчики утверждали, что дело разрешенное, поскольку заявители уже получили решение в свою пользу. Кроме того, статья была помещена в архив сайта. Поэтому читатели будут знать, что статья была опубликована в прошлом. Статья была опубликована и никак не может быть удалена из истории, или, в частности, из копий «Rzeczpospolita», хранящихся во многих библиотеках и архивах по всей стране. Поэтому требование заявителей об исключении статьи было необоснованным, не только по причине отсутствия правовой основы, но и потому, что это было абсурдно.

Ответчики также утверждали, что заявители ссылались на публикации статьи на сайте газеты в ходе первого разбирательства. Поэтому они были уведомлены, что статья была распространена таким образом. Так как они не представили никаких конкретных претензий в отношении интернет-издания в первом судопроизводстве, можно сделать вывод, что они не стремились принимать какие либо меры в отношении онлайн-версии статьи, и что они были полностью удовлетворены ре-шением, приятым в первом разбирательстве.

11. Варшавский областной суд, в решении от 28 сентября 2005 года, отклонил иск заявителей. Он сначала обратился к решениям от 8 мая 2002 года и 24 апреля 2003 года. Суд отметил утверждения заявителей о том, что они обнаружили, через год после последнего судебного решения, что статья все еще была доступна на сайте газеты.
Суд отметил, что факты по делу не оспаривались сторонами. Аргументами заявителей были факты, в частности, продолжающееся размещение статьи на сайте газеты через пять лет после публикации статьи в газете, которое произошло после того как было принято решение по первому делу. Суть правового вопроса, который должен был быть определен судами, был ли новый замеченный источник издания, в частности интернет-издание, основой для нового иска на защиту личных прав в свете положений Гражданского кодекса. По мнению суда, ответ на такой вопрос должен быть положительным. Суд выразил мнение, что новый замеченный источник издания, в частности сайт газеты, с клеветнической статьей стал причиной новый претензий со стороны заявителей. Следовательно, вопросы, затрагиваемые в деле, не были разрешенными.
Тем не менее, в обстоятельствах данного дела суд высказал мнение о том, что доводам обвиняемых было уделено равное внимание. Суд сослался на конституционные гарантии свободы слова и отметил, что профилактическая цензура противоречит Конституции. Это было право и обязанность журналистов информировать общество о вопросах, представляющих общественный интерес.

12. Обращаясь к трем жалобам, поданным заявителями, суд подчеркнул, что удаление статьи с сайта было бы лишено любой практической цели и являлось бы цензурой и переписыванием истории. Кроме того, это противоречило бы принципам архивирования.
Суд указал, что заявители уже получили публичные извинения. Удовлетворения требования заявителей касательно публикации нового извинения не будет представлять собой надлежащую защиту заявителей. Если бы они требовали в данных судопроизводствах удалить с интернет-издание статьи или удалить ссылку, информирующую читателей о решениях от 8 мая 2002 года и 24 апреля 2003 года, или если бы они попросили суд обязать ответчиков опубликовать извинение на сайте газеты, суд бы уделил серьезное внимание этому требованию.

13. Кроме того, суд отметил, что заявители уже получили компен-сацию в первом судопроизводстве. Было также отмечено, что если обнаруженные обстоятельства, имеющие значения для оценки дела, не были неизвестными для них во время первого судопроизводства, они должны были потребовать возобновления судопроизводства, а не ини-циирования нового гражданского дела в судах.

14. Заявители обжаловали утверждения суда. Они указали, что дело является важным по той причине, что в нем были подняты новые во-просы, которые до сих пор не были учтены в судебной практике. Они утверждали, что каждое новое чтение статьи на сайте газеты, которая была открыта для широкой публики, составляло собой новую публикацию этой статьи. Традиционные принципы, регулирующие архиви-рование различных печатных материалов документов в традиционных архивах не были такими же, как те, которые применяются на веб-сайте, независимо от того, была часть статьи отмечена как «архивная» или нет. Термин «архив» подразумевает собой набор документов, ко-торые потеряли свою актуальность. Интернет не был инструментом архивирования документов, но должен рассматриваться как средство передачи информации на актуальные темы. Тот факт, что часть веб-сайта была названа «архивом» не влияет на это в любом случае.

15. Поскольку суд первой инстанции счел, что публикация напеча-танного извинения было бы, в обстоятельствах данного дела, лишена любой практической цели, заявители утверждали, что в соответствии со статьей 24 Гражданского кодекса они просили суд применить другие меры для возмещения нарушения их прав. Статья 24 предусматривает, что в целях возмещения нарушения личных прав «необходимые меры» могут быть приняты, но конкретный характер таких мер не указан. Суд неоднозначно признал, что оспариваемая статья нарушила их права. Однако ограничился тем, что отклонил иск. Суд не рассмотрел, вопреки своим обязанностям, другие меры по исправлению, включая те меры, на которых он основывался в своем решении.

16. 20 июля 2006 года Варшавский апелляционный суд отклонил жалобу. Суд основывал свое решение на том факте, который имеет очень большое значения для оценки дела, что статья была опубликована на сайте газеты в декабре 2000 года. Суд отметил, что заявители утверждали, что они узнали об интернет-издании через год, после того как судебное решение, вынесенное в апреле 2003 года, стало окончательным. Тем не менее, тот факт, что в первом судопроизводстве они не обратились с конкретной просьбой принять меры в отношении интернет-издания сделало невозможным для суда в данном случае, изучить факты, которые уже существовали до этого решения. Истцы не могли подать жалобу, основанную на фактических обстоятельствах, которые уже существовали во время первого разбирательства. Также, Суд отметил, что существующее интернет-издание не было фактом, который делал бы невозможным, в данном случае, для суда изучить факты, которые существовали до этого решения («nie była to tzw. okoliczność nieujawnialna»).

17. Заявители подали апелляцию, в которой они ссылались на свое право на эффективное средство правовой защиты своих личных прав, и в том числе их репутации. Они еще раз отметили, что непрерывный доступ к статье на сайте газеты нарушал их личные права.

18. 3 ноября 2006 года Варшавский апелляционный суд потребовал, чтобы представитель заявителей уточнил, подавалась ли жалоба от имени одного заявителя или от имени обоих. Суд отметил, что судебный сбор за подачу апелляции оплачивается только одним человеком, который подал апелляцию.

19. В письме от 10 ноября адвокат заявителей уточнил, что апелляция была подана вторым заявителем, г-ном Смольчевским.

20. 17 ноября 2006 года Варшавский апелляционный суд отклонил апелляцию, которая касается первого заявителя, по причине неуплаты судебного сбора. Это решение было отправлено адвокату заявителей 4 декабря 2006 года. Заявители не подавали апелляции на это решение.

21. В решении от 7 февраля 2007 года Верховный суд, заседая в закрытом заседании, отказал принять жалобу первого заявителя (odmówił przyjęcia kasacji do rozpoznania).

II. СООТВЕТСТСВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

22. Статья 23 Гражданского кодекса содержит перечень неисчерпывающего списка “личных прав” (dobra osobiste). Которая гласит:

«Личные права человека, такие как, в частности, право на здоровье, свободу, свободу сознания, имени или псевдонима, тайну переписки, неприкосновенности жилища, научной и творческой деятельности [], изобретения и усовершенствования, должны быть защищены гражданским кодексом, несмотря на защиту, изложенную в других правовых положениях».

Статья 24, часть 1, Гражданского кодекса гласит:

«Человек, чьи личные права находятся под угрозой [нарушения] от третьего лица может потребовать судебное разбирательство, за исключением, если деятельность [которая обжалуется] является законной. В случае нарушения, [заинтересованное лицо] может также потребовать от стороны, которая причинила нарушение принять необходимые меры для устранения последствий нарушения. В соответствии с принципами настоящего Кодекса, [заинтересованное лицо] также может требовать денежную компенсацию или требовать, чтобы суд наградил соответствующей суммой в качестве компенсации в пользу конкретного общественного интереса».
23. Радел 31 Закона «О прессе» 1984 года, соответствующие части которого, гласят:

«По просьбе физического или юридического лица, или организации, главный редактор соответствующей ежедневной газеты или соответствующего журнала имеет обязательство публиковать:

1. основанные на фактах (rzeczowe i odnoszące się do faktów) исправления неточных или ложных заявлений,

2. основанные на фактах (rzeczową) ответы на любые заявления, которые могут нарушать чьи-то личные права».

ПРАВО

ЗАЯВЛЕННОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 8 КОНВЕНЦИИ

24. Заявители жаловались, что их права на уважение частной жизни и репутации были нарушены. Они ссылались на статью 8 Конвенции, которая гласит:

“1. Каждый имеет право на уважение его личной…жизни ...

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство было предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономиче-ского благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или пре-ступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.”

A. Приемлемость

1. Заявленное злоупотребление правом на подачу индивидуальной жалобы

25. Правительство считало, что жалоба должна быть признана не-приемлемой, поскольку она составляла собой злоупотребление правом подачи индивидуальной жалобы по смыслу статьи 35 § 3 Конвенции. Заявители должны были поднять вопрос о публикации клеветнической статьи в интернете в первом гражданском судопроизводстве с целью получения соответствующего возмещения. Они должны были потребовать, чтобы статья, которая в то время уже была опубликована на сайте газеты, была удалена. Однако такого требования не было выдви-нуто заявителями.

26. Правительство пришло к выводу, что заявители подали иск в Суд с целью использования системы защиты установленной Конвенцией, чтобы исправить собственную небрежность, в доказывании сво-их личных прав. Так как они оба были юристами, их действиям не мо-жет быть оправдания.

27. Заявители не обратили внимания на этот аспект дела. .

28. Суд повторяет, что жалоба может быть отклонена как оскорбительная по смыслу статьи 35 § 3 Конвенции, также по другим причинам, если это было на основе недостоверных фактов (см., Varbanov v. Bulgaria, no. 31365/96,§ 36, ECHR 2000-X; Popov v. Moldova (no. 1), no. 74153/01, § 48, 18 January 2005; Rehak v. Czech Republic (dec.), no. 67208/01, 18 May 004; и Kérétchachvili v. Georgia (dec.), no. 5667/02, 2 May 2006). Неполная и, следовательно, вводящая в заблуждение инфор-мация может также быть злоупотреблением права на подачу иска, особенно если информация касается самой сути дела и нет соответствую-щих объяснений для непринятия этой информации во внимание (см. Hüttner v. Germany (dec.), no. 23130/04, 9 June 2006; Poznanski and Oth-ers v. Germany (dec.), no. 25101/05, 3 July 2007; Predescu v. Romania, no. 21447/03, §§ 25-26, 2 December 2008; and Kowal v. Poland (dec.), no. 2912/11, 18 September 2012).

29. Суд отмечает, что аргументы Правительства не касаются «лож-ных фактов». Скорее, их возражения основаны на их собственном вос-приятии возможных намерений заявителей (см. для подобного подхода со стороны Правительства, Antoni Lewandowski v. Poland, no. 38459/03, § 51, 2 October 2012). Аргумент Правительства представ-ляет собой перефразировку собственных утверждений по существу данного дела (см. пункты 50–51 ниже).

30. Поэтому, Суд считает, что нельзя сказать, что манера, в которой заявители предоставили свое дело, составляет злоупотребление права на индивидуальную жалобу.

2. Статус заявителей как потерпевших

31. Правительство утверждало, что ущерб от клеветнической статьи был эффективно возмещен решениями национальных судов от 8 мая 2002 года и 24 апреля 2003 года, которые удовлетворили требования заявителей и присудили им компенсацию (см. пункты 6 и 8 выше). По мнению Правительства, эти решения не давали повода заявителям утверждать другие нарушения прав, происходящих в тех же фактических обстоятельствах, которые уже существовали, и были известны заявителям, или возможно, могли быть известны заявителям, а именно доступ к статье на сайте газеты в декабре 2000 года.

32. Правительство не признало, что наличие статьи на сайте газеты по-сле решения от 24 апреля 2003 года стало окончательным, представляло собой отдельное нарушение прав заявителей. Статья была опубликована на сайте 2 декабря 2000 года, одновременно с публикацией статьи в газете. Она никогда не была отредактирована. Следовательно, неправильно считать, что была новая публикация, которая, возможно дала начало новому нарушению прав заявителей. Таким образом, решение Варшавского апелляционного суда от 20 июля 2006 года, кото-рое оставило в силе решение Варшавского областного суда от 28 сен-тября 2005 года, не могло иметь негативное влияние на репутацию заявителей, потому что нарушение их прав уже было исправлено судеб-ными решениями 2002 и 2003 годов.

33. Заявители утверждали, что они получили компенсацию в результате первого гражданского судопроизводства за печатную публикацию статьи в газете, но не в отношении второго нарушения, которые вытекало из продолжающего размещения той же статьи на сайте газеты.

34. Правительство утверждало, что заявители не могут утверждать, что они были потерпевшими в отношении первого гражданского судо-производства, Суд признает, что этот аргумент является правильным. Их иск, поданный в отношении публикации статьи в декабре 2000 года был удовлетворен в полной мере. Тем не менее, обстоятельства настоящего дела в Суде не относятся к первому судопроизводству и их влияние на права заявителей на уважение их частной жизни. Суд должен рассмотреть жалобу заявителей о том, что рассмотрение их дела во втором судопроизводстве не было успешным, которое касалось продолжающегося присутствия статьи на сайте газеты. Суд отмечает в этом отношении, что национальный суд отказался постановить, чтобы статья была удалена с сайта газеты. Следовательно, возражение Пра-вительства должно быть отклонено.

3. Правило шестимесячного срока и исчерпание средств внутрен-ней правовой защиты первым заявителем, г-ом Венгжиновским

35. Правительство утверждало, что первым заявителем не было со-блюдено правило шестимесячного срока, а также, что он не исчерпал внутренние средства правовой защиты. Окончательное решение по его делу была вынесено Варшавским апелляционным судом 17 ноября 2006 года и 4 декабря 2006 года адвокат заявителя был уведомлен об этом решении, следовательно, прошло больше шести месяцев после вынесения решения до того, как они подали жалобу в Суд 7 августа 2007 года.

36. Заявители не обратили внимания на этот аспект дела.

37. Суд отмечает, что 3 ноября 2006 года Варшавский апелляцион-ный суд попросил заявителей уточнить, была ли кассационная жалоба на решение апелляционного суда от имени одного или обоих заявите-лей. Адвокат заявителей в ответ уточнил, что кассационная жалоба была подана от имени второго заявителя. Поэтому 17 ноября 2006 года суд отклонил жалобу, поскольку она была связана с первым заявителем. Адвокат заявителей было уведомлен об этом решении 4 декабря 2006 года.

38. Следовательно, шестимесячный срок, в течение которого заяви-тели могли подать жалобу в Суд, как это определено статьей 35 § 1 Конвенции, истек 5 июня 2007 года в то время как жалоба в Суд была подана 7 августа 2007 года. Поэтому, жалоба должна быть признана неприемлемой из-за не соблюдения правила шестимесячного срока, и, не смотря на это, внутренние средства правовой защиты не были исчерпаны, поскольку заявитель не подал кассационную жалобу в Вер-ховный Суд.

39. Из этого следует, что жалоба, которая относиться к первому заявителю, была подана после допустимого срока подачи и должна быть отклонена в соответствии со статьей 35 §§ 1 и 4 Конвенции.

4. Исчерпание внутренних средств правовой защиты в отношении второго заявителя, г-на Смольевского

40. Правительство утверждало, что второй заявитель не исчерпал все доступные внутренние средства правовой защиты. Он мог бы об-ратиться в национальные суды, требуя временного судебного запрета (zabezpieczenie powództwa) в соответствии со статьей 730 ч. 1 Граж-данского процессуального кодекса. Он мог потребовать, например, до-бавить на сайт временное примечание или комментарий, который бы информировал всех читателей о разбирательстве. Правительство ссылалось на выводы Суда, о том, что такое временное уведомление “обычно убрало бы размещение об этих материалах” (опираясь на Times Newspapers Ltd v. the United Kingdom (nos. 1 and 2), nos. 3002/03 and 23676/03, § 47, ECHR 2009).

41. Правительство далее утверждало, что второй заявитель должен был прибегнуть к процедуре для опровержения (sprostowanie) предусмотренной статьей 31 Закона «О прессе» (см. пункт 23 выше). Это по-ложение было предназначено, чтобы дать человеку, который претерпел негативное влияние из-за статьи в прессе, возможность потребовать, чтобы издатель опубликовал, бесплатно и в нужной форме и месте, его или ее заявления рассмотреть и опровергнуть содержимое ори-гинальной статьи. Однако заявитель не использовал это средство.

42. Второй заявитель не согласился с утверждениями Правительства.

43. Статья 35 § 1 Конвенции требует, чтобы единственными средствами правовой защиты, которые будут исчерпаны, являлись те, которые доступны и достаточны, чтобы получить возмещение в отношении заявленных нарушений (см., inter alia, Selmouni v. France [GC], no. 25803/94, § 74, ECHR 1999-V).

44. Существование указанных средств должно быть достаточно определенным не только в теории, но и на практике, в противном случае они будут недоступными и неэффективными (см., среди других источников, Orchowski v. Poland, no. 17885/04, § 105, 22 October 2009, and Norbert Sikorski v. Poland, no. 17599/05, § 108, 22 October 2009). Развитие и доступность средств правовой защиты, которые существуют, должны быть четко изложены и подтверждены или дополнены на практике или прецедентным правом (Mikolajová v. Slovakia, no. 4479/03, § 34, 18 January 2011). Аргументы Правительства были бы более весомыми, если бы были приведены на примерах национальной судебной практики (см. Sakhnovskiy v. Russia [GC], §§ 43-44, 2 November 2010, и Toziczka v. Poland, no. 29995/08, § 26, 24 July 2012).

45. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Суд отмечает, что Правительство не представило прецедентного права национальный судов или примеров из средств массовой информации, чтобы показать, что требование о внесении исправлений в соответствии со статьей 31 Закона «О прессе» был успешно использован для удаления статьи размещенной на сайте газеты или исправления путем добавления ссылки на решение, которое подтверждает клеветническое содержимое статьи.
Что касается подачи заявления на получение временного примечания, как было указано Правительством, Суд отмечает, требование на удаления опровергающей статьи является сутью гражданского иск заявителя. Этот иск был безуспешным. Следовательно, этим самим не было убедительно показано, что идентичное заявление, поданное в ходе разбирательства требование о внесении исправлений и нацеленное на временное удаления статьи с сайта, до принятие решения по существу дела, не представляет собой никаких шансов на его успешность. В любом случае, не было приведено ни одного примера соответствующей национальной практики. Следовательно, эта часть возражений должна быть отклонена.

46. Правительство также считало, что заявитель надлежащим образом не обратился к статьям 23 и 24 Гражданского кодекса, так как он не сформулировал гражданский иск должным образом. Он мог попросить суд обязать лицо, ответственное за заявленное нарушение, удалить электронную версию статьи и возместить последствия.

47. Суд отмечает, что Правительство использовало тот же аргумент при рассмотрению жалобы по существу (см. пункты 50-51 ниже). Суд считает, что эта часть возражений Правительства должна быть рас-смотрена вместе с существом дела.

5. Заключение

48. Суд считает, что жалоба, поданная вторым заявителем, не явля-ется явно необоснованной по смыслу статьи 35 § 3 (a) Конвенции. Суд отмечает, что она не является неприемлемой и по другим основаниям. Поэтому она должна быть признана приемлемой.

B. Существо дела

1. Аргументы сторон

49. Второй заявитель утверждал, что его права на уважение частной жизни и репутации были нарушены в результате второго судопроизводства. Судебные органы не выполнили своего обязательства приме-нить закон таким образом, чтобы он получил эффективную защиту своих прав в соответствии со статьей 8 Конвенции. Эти права были нарушены в результате продолжающегося размещения статьи на сайте газеты, которая уже, согласно выводам судов, нарушала права заявите-ля, попадающие под действие этого положения.

50. Правительство утверждало, что хотя статья, опубликованная 2 декабря 2000 года нарушила права заявителя, вред от этого нарушения был фактически возмещен решениями от 8 мая 2002 года и 24 апреля 2003 года, удовлетворив иск и присудив компенсацию. Эти решения воспрепятствовали заявителю утверждать о других нарушениях его прав, происходящих в тех же фактических обстоятельствах, которые уже существовали до этих решений и которые были известны или о ко-торых заявитель мог легко узнать, а именно размещение статьи на сайте газеты в декабре 2000 года.

51. Тот факт, что статья осталась на сайте газеты после окончания первого судопроизводства, не составляло отдельного нарушения, учи-тывая тот факт, что статья была опубликована одновременно с печатной версией статьи в газете. Новых изданий этой статьи не было, сле-довательно, это не могло дать начало новому нарушению. Заявитель мог требовать удалить статью или напечатать опровержение, охваты-вая не только печатную версию, но и интернет-версию статьи во время первого судопроизводства. Заявитель небрежно сформулировал свой первый иск.

52. Правительство придерживалось мнения, что принятие требова-ний второго заявителя могло бы привести к тому, что газета подверг-лась постоянному вмешательству. Любой желающий мог подать в суд против издателя материала в интернете, когда он узнал об этом, независимо от даты публикации материала на соответствующем веб-сайте. Такая неопределенность была бы неправильной и могла бы иметь негативное влияние на журналистов и издателей. Правительство ссы-лалось на дело Times Newspapers Ltd (упомянутое выше). Суд поста-новил, что в то время как потерпевшему заявителю должна была быть предоставлена реальная возможность отстаивать свои права, чтобы защитить свою репутацию, разбирательство, открытое против газеты за клевету после значительного промежутка времени, при отсутствии исключительных обстоятельств, могло дать начало вмешательству в свободу прессы в соответствии со статьей 10. По мнению Правительства, таких «исключительных обстоятельств» не было в данном случае.

2. Оценка суда

53. Основной целью статьи 8 Конвенции является защита личности от произвольного вмешательства государственных органов. Любое вмешательство в соответствии первым абзацем 8 должно быть оправдано условиями, описанными во втором абзаце, в частности, «предусмотрено законом» и «необходимым в демократическом обществе» для одной или более законных целей, перечисленных в этом абзаце. Согласно установленной прецедентной практике Суда, понятие необходимости вмешательства подразумевает, что общественность нужда-ется в таком вмешательстве и оно необходимо, в частности, оно должно иметь одну из законных целей, которой следуют власти (см., среди других источников, Olsson v. Swe-den (No. 1), 24 March 1988, § 67, Series A no. 130).

54. Кроме того, эффективность уважения частной жизни может включать в себя позитивные обязательства. Эти обязательства могут включать принятие мер, направленных на обеспечение уважения частной жизни даже в сфере отношений между людьми, в том числе как предоставление нормативно-правовой базы в арбитражном и правоприменительном механизмах прав граждан, а также осуществление, при необходимости, особых мер (см., среди других источников, X and Y v. the Netherlands, 26 March 1985, § 23, Series A no. 91, and R.R. v. Poland, no. 27617/04, §§ 183-184, ECHR 2011 (extracts)).

55. Понятие «уважение» частной жизни по смыслу статьи 8 Конвенции в целях позитивных обязательств государства представляется не вполне ясным. В связи с разнообразием практики и ситуаций в государ-ствах-участниках, требования понятия будут значительно отличаться в разных случаях. Соответственно, эта та область, в которой стороны-участники пользуются широкой свободой оценки в определении мер, которые необходимо принять для соблюдения Конвенции, при этом учитываются потребности и ресурсы общества и человека. Тем не менее, статья 8, как и любое другое положение Конвенции или протоколов к ней, должно толковаться таким образом, чтобы гарантировать не иллюзорные и доступные только в теории права, но права, которые яв-ляются доступными и эффективными на практике (см. Armonienė v. Lithuania, no. 36919/02, § 38, 25 November 2008, and Biriuk v. Lithua-nia, no. 23373/03, § 37, 25 November 2008).

56. В частности, в случаях, касающихся газетных публикаций, Суд ранее постановил, что при защите частной жизни, свобода выражения мнений, гарантированной статьей 10 Конвенции, не должна ущемляться (см. Karakó v. Hungary, no. 39311/05, § 26, 28 April 2009; Armonienė, упомянутое выше, § 39; Biriuk, упомянутое выше, § 38; Axel Springer AG v. Germany [GC], no. 39954/08, § 89 et seq., 7 February 2012). Суд неоднократно отмечал взаимосвязь между статьей 10 и ста-тьей 8 (см., например, Von Hannover v. Germany, no. 59320/00, ECHR 2004-VI, Karakó v. Hungary, упомянутое выше). В принципе, гарантирование этих положений заслуживают равного уважения (см. Hachette Filipacchi Associés (ICI PARIS) v. France, no. 12268/03, § 41, 23 July 2009; Timciuc v. Romania (dec.), no. 28999/03, § 144, 12 October 2010; и Mosley v. the United Kingdom, no. 48009/08, § 111, 10 May 2011).

57. Суд неоднократно повторял, что свобода выражения мнения составляет одну из существенных основ демократического общества и в этом контексте гарантии, предоставленные прессе, особенно важны. Суд также отметил, что наибольший контроль в соответствии со статьей 10 требуется там, где меры или санкции, наложенные на прессу, препятствуют участию прессы в дебатах по вопросам, представляющим законный общественный интерес (Bladet Tromsø and Stensaas v. Norway [GC], no. 21980/93, § 64, ECHR 1999-III). Кроме того, в осо-бых ситуациях, когда какие-либо меры ограничивают доступ общественности к информации, на получение которой общественность имеет право, эти меры должны иметь серьёзные основания (см. Timpul Info-Magazin and Anghel v. Moldova, no. 42864/05, § 31, 27 November 2007). В то же время Суд отметил, что пресса не должна переступать определенных границ, в частности в отношении репутации и прав других лиц (см. Tammer v. Estonia, no. 41205/98, § 62, ECHR 2001-I, and Dalban v. Romania [GC], no. 28114/95, § 49, ECHR 1999-VI).

58. Суд постановил, что интернет является информационно-коммуникационным инструментом, который отличается от печатных СМИ, особенно, что касается возможностей хранения и передачи информации. Электронная сеть, имеющая миллиарды пользователей по всему миру, не была и не будет субъектом такого же контроля и правил. Риск вреда, который несут содержание и коммуникации в интер-нете для осуществления и использования прав и свобод человека, в частности, права на уважение частой жизни, является, безусловно, выше, чем риск, который представляет собой пресса. Таким образом, правила регулировки распространения материалов из печатных СМИ и в интернете могут отличаться. Последний, несомненно, должен быть скорректирован в соответствии с технологическими особенностями для того, чтобы обеспечить защиту и содействие осуществления соответствующих прав и свобод (см. Editorial Board of Pravoye Delo and Shtekel v. Ukraine, no. 33014/05, § 63, ECHR 2011 (выдержки)).

59. В соответствии с прецедентным правом Суда, интернет архивы попадают в сферу защиты, предоставляемую статьей 10 (см. Times Newspapers Ltd, упомянутый выше, § 27). Суд подчеркнул значительный вклад интернет-архивов в сохранение и предоставление доступа к новостям и информации. Такие архивы представляют собой важный источник для образования и исторических исследований, в частности, их легкий и обычно бесплатный доступ для общественности. В то время как основная функция прессы в демократическом обществе действовать в качестве «сторожевого пса», имея ценную второстепенную роль в поддержании и в предоставлении доступа к общественным архивам, ко-торые содержат ранее зарегистрированные новости (см. Times Newspapers Ltd, упомянутый выше, § 27). Содержания интернет-архивов явля-ется одним из важнейших аспектов роли прессы.
Суд постановил, что в контексте жалобы по статье 10, поданной газетой, требование публиковать соответствующую приметку к статье, содержащуюся в интернет-архиве, которая бы подтвердила, что статья является неправдивой, пришлось бы опубликовать это примечание в печатной прессе, не представляло собой неприсущее вмешательство в право на свободу выражения мнения. Суд выразил мнение, что такое обязательство в отношении интернет-архива, регулируемого издателем самой газеты, не было чрезмерным. Суд также с одобрением отметил, что национальные суды не утверждали, что потенциально клеветническая статья должна быть вообще удалена из архивов (см. Times Newspapers, упомянутый выше, § 47).

60. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Суд отмечает, что он не оспаривает тот факт, что статья, опубликованная «Rzeczpospolita» в декабре 2000 года нарушила права заявителя. Национальные суды признали это в обоих своих решениях. Они удовлетворили иск заявителя, основываясь на стандарты Конвенции (см. пункты 6-8 выше). Тем не менее, настоящее дело касается вопросов, возникших в связи со вторым гражданским судопроизводством, в частности, были рассмотрены позитивные обязательства государства в соответствии со статьей 8 Конвенции и наличие оскорбительной статьи на сайте газеты.

61. Суд отмечает, что во время первого гражданского судопроизводства заявители не предъявляли претензий по поводу наличия статьи в сети интернет. Поэтому суды не могли выносить решения по этому вопросу. Решения, вынесенные в первом судопроизводстве, не могли создать законные ожидания для заявителей об удалении статьи из сайта газеты.
Кроме того, следует отметить, что национальные суды установили, что статья была опубликована на сайте газеты одновременно с печатным изданием в декабре 2000 года, заявитель не оспаривал этот вывод в своих жалобах. Поэтому второй иск против «Rzeczpospolita» поданный заявителем в 2004 году, касался тех же фактических обстоятельств.

62. Интернет-архив «Rzeczpospolita» является широко известным юридическим ресурсом польских юристов и широкой публики, часто используется и оценивается людьми, которые работают в юридической сфере. Никаких доводов не было предоставлено Суду, чтобы оправдать тот факт, почему заявитель не уточнил в своем первом иске наличие статьи на сайте газеты.

63. Суд отмечает, что Варшавский областной суд заявил в своем решении от 28 сентября 2005 года, что дело, инициированное заявителем не было разрешенным (см. пункт 12 выше). Таким образом, заявителю была дана возможность довести свои претензии, касающиеся интернет-версии статьи в судах, и рассмотреть их в судебном разбирательстве, включая полный набор процессуальных гарантий.

64. Суд далее отмечает, что заявитель подал свой иск в соответствии со статьями 23 и 24 Гражданского кодекса. Суды признали, что утверждения могут быть рассмотрены в рамках этих положений, и что они также применяются для публикаций, распространяемых в интернете. Таким образом, Суд считает, что заявителем не было показано, что ни соответствующая законодательная база была недоступной в то время и что отсутствие такой базы сделало невозможным для заяви-теля защитить его права (сравнить и противопоставить с K.U. v. Fin-land, no. 2872/02, § 49,ECHR 2008).

65. Кроме того, Суд указывает на вывод, сделанный Варшавским областным судом, о том, что рассматриваемая статья была опубликована в печатной версии газеты. Этот суд выразил мнение, что это не в компетенции судов назначать, чтобы статья была удалена, как будто ее никогда не существовало (см. пункт 12 выше). Суд признает, что это не роль судебных органов заниматься переписыванием истории, назначив удаление из общественного достояния, все следы публикаций, окончательным судебным решением, которые в прошлом необоснованно негативно повлияли на индивидуальную репутацию. Кроме того, для оценки дела, важно упомянуть тот факт, что в законных интересах общества предоставить доступ к интернет-архивам прессы защищен в соответствии со статьей 10 Конвенции.

66. Суд считает, что заявленные нарушения прав, находящиеся под защитой в соответствии со статьей 8 Конвенции должны быть исправлены с помощью соответствующих средств защиты, доступных в соот-ветствии с внутренним законодательством. В связи с этим, следует отметить, что в данном случае Варшавский апелляционный суд отметил, что было бы желательно добавить пояснение к статье на веб-сайте, информируя общественность об итогах гражданского судопроизводтва, в которых суд удовлетворил иск заявителей о защите их личных прав (см. пункт 12 выше). Таким образом, Суд удовлетворен тем фактом, что национальные суды были осведомлены о значении доступа для широкой публики публикаций в интернете, которые имеют большое значение для эффективной защиты прав человека. Кроме того, суды показали, что они оценили значение наличия на сайте газеты полной информации о судебных решениях, касающихся статьи для эффек-тивной защиты репутации.

67. Тем не менее, Суд подчеркивает, что в ходе разбирательства по настоящему делу, заявитель не подавал конкретный запрос на добавление ссылки на предыдущие решения в его пользу. Заявители не показывали и не утверждали в Суде, что в соответствии с действующей нормативно-правовой базой, они не могли обратиться в суд, чтобы указать действия, которые они хотели бы быть принятыми в отношении интернет-издания с целью обеспечения эффективной защиты своей репутации (сравнить и противопоставить с K.U. v. Finland, упомянутое выше, где заявителю не была доступна такая возможность).

68. Принимая во внимание все обстоятельства данного дела, Суд признал, что государство выполнило свои обязательства найдя баланс между правами, гарантированными статьей 10, и с другой стороны, статьи 8 Конвенции. Ограничение свободы выражения ради репутации заявителя в обстоятельствах данного дела было бы несоразмерным в соответствии со статьей 10 Конвенции (см. Karakó v. Hungary, no. 39311/05, § 28, 28 April 2009).

69. Таким образом, Суд принимает предварительное возражение Правительства.

70. Приняв во внимание обстоятельства дела в целом, Суд считает, что нарушения статьи 8 Конвенции не было.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО

1. Объявляет жалобу в отношении второго заявителя приемлемой и оставшуюся часть жалобы неприемлемой;

2. Присоединяет к существу дела предварительные возражения Правительства относительно исчерпания внутренних средств правовой защиты в отношении второго заявителя;

3. Постановляет, что статья 8 Конвенции не была нарушена, и как следствие, поддерживает вышеупомянутое предварительное возражение Правительства.

Составлено на английском языке и объявлено в письменном виде 16 июля 2013 года в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

 


Françoise Elens-Passos                                                                                                             Ineta Ziemele
Секретарь                                                                                                                               Председатель

коментарі: 0     
Для того чтоб оставлять комментарии, вам нужно зарегистрироваться и/или войти под своим паролем
поширити інформацію