MENU
Сайт находится в разработке

Йозеф Франк Адам против Чешской Республики

Номер дела: 586/1994
Дата: 23.07.1996
Окончательное: 23.07.1996
Судебный орган: Комитет по правам человека
Страна: Чешская Республика
Организация:

 

Соображения Комитета по правам человека в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах

Относительно сообщения No. 586/1994

Представлено: Йозеф Франк Адам [представлен адвокатом]

Предполагаемая жертва: Автор

Государство-участник: Чешская Республика

Объявлено приемлемым: 16 марта 1995 года (пятьдесят третья сессия)

 Дата принятия соображений: 23 июля 1996 года (пятьдесят седьмая сессия)

1. Автором сообщения является гражданин Австралии г-н Йозеф Франк Адам, родившийся в Австралии от родителей чешского происхождения и проживающий в городе Мельбурне, Австралия. Он представляет сообщение от своего имени и от имени двух своих братьев Джона и Луиса. Он утверждает, что они являются жертвами нарушения статьи 26 Международного пакта о гражданских и политических правах Чешской Республикой. Факультативный протокол вступил в силу для Чешской Республики 12 июня 1991 года[1].

Факты в изложении авторов

2.1. Отец автора сообщения Влатислав Адам был гражданином Чехии. В 1949 году правительство Чехословакии конфисковало его имущество и предприятие. Г-н Адам бежал из страны и в конечном счете выехал в Австралию, где у него родились три сына, в том числе автор сообщения. В 1985 году Влатислав Адам умер, завещав сыновьям свое имущество в Чехии. После этого сыновья тщетно пытались вернуть себе их имущество.

2.2. В 1991 году Чешская и Словацкая Республика ввела в действие закон, предусматривающий реабилитацию чешских граждан, покинувших страну под давлением коммунистов, и возвращение им их имущества или компенсацию за его потерю. 6 декабря 1991 года автор сообщения и его братья возбудили иск о возвращении имущества через посредство чешских адвокатов. Их иск был отклонен на основании несоблюдения действовавшего тогда двойного требования закона № 87/91, в соответствии с которым истцы должны иметь чешское гражданство и постоянно проживать на территории Чешской Республики.

2.3. После отклонения своего иска автор сообщения несколько раз подавал чешским властям ходатайства с объяснением своего положения, пытаясь найти решение, но безрезультатно. В своих ответах власти ссылались на действующее законодательство и утверждали, что положения закона, предусматривающие возможность возвращения имущества и компенсации только для чешских граждан, необходимы и применяются одинаково ко всем потенциальным истцам.

Жалоба

3. Автор сообщения утверждает, что применение законоположения о возвращении имущества или компенсации за его потерю только к искам чешских граждан по смыслу статьи 26 Пакта является дискриминацией по отношению к нему и его братьям.

Разъяснения государства-участника и замечания автора

4.1. 23 августа 1994 года сообщение было препровождено государству-участнику на основании правила 91 правил процедуры Комитета.

4.2. В своем представлении от 17 октября 1994 года государство-участник сообщает, что применение гражданско-правовых средств правовой защиты, которые могут использоваться в случае г-на Адама, регламентируется законом № 99/1963, Гражданско-процессуальным кодексом с внесенными в него поправками, в особенности законом № 519/1991 и законом № 263/1992.

4.3. Государство-участник привело цитаты из нескольких разделов закона, не дав, однако, пояснений в отношении того, как автор должен был воспользоваться этими положениями. В заключение оно отметило, что с 1 июля 1993 года в соответствии с законом № 182/1993 о Конституционном суде гражданам предоставляется право на обращение с жалобой также и в Конституционный суд Чешской Республики. В конечном счете возможностью обратиться с жалобой в Конституционный суд г-н Адам не воспользовался.

5.1. В своем письме от 7 ноября 1994 года автор информирует Комитет о том, что государство- участник пытается проигнорировать его права, выставив его имущество и предприятие на продажу.

5.2. В письме от 5 февраля 1995 года автор утверждает, что представленная государством- участником информация общего характера не имеет отношения к делу и вновь сообщает о том, что его адвокаты в Чехословакии пытаются вернуть его имущество с момента смерти отца в 1985 году. Он утверждает, что ввиду требования чешского законодательства о принадлежности истца к чешскому гражданству возможность успешного предъявления в чешских судах иска в отношении имущества его отца фактически отсутствует.

Решение Комитета о приемлемости

6.1. До рассмотрения любых жалоб, содержащихся в сообщениях, Комитет по правам человека должен в соответствии с правилом 87 правил процедуры Комитета вынести решение о том, отвечают ли они требованиям приемлемости Факультативного протокола к Пакту.

6.2. Комитет отметил ratione materiae, что, хотя жалоба автора касается имущественных прав, как таковых не охраняемых Пактом, в ней также утверждается, что конфискации при прежних правительствах Чехословакии носили дискриминационный характер и что новое законодательство Чешской Республики является дискриминационным по отношению к лицам, не имеющим чешского гражданства. Поэтому факты, изложенные в сообщении, как представляется, дают основания для рассмотрения этого дела в контексте статьи 26 Пакта.

6.3. Комитет также изучил возможность рассмотрения предполагаемых нарушений ratione temporis. Он отмечает, что, хотя конфискации предшествовали вступлению в силу Пакта и Факультативного протокола для Чешской Республики, последствия введения нового законодательства, исключающего из круга потенциальных истцов лиц, не являющихся чешскими гражданами, имеют неограниченный во времени характер и относятся к более позднему периоду по сравнению с моментом вступления в силу Факультативного протокола для Чешской Республики, в связи с чем может быть поставлен вопрос о допущении дискриминации в нарушение статьи 26 Пакта.

6.4. Согласно пункту 2а статьи 5 Факультативного протокола Комитет не может рассматривать сообщение, если этот же вопрос рассматривается в соответствии с другой процедурой международного разбирательства или урегулирования. С учетом этого Комитет удостоверился в том, что этот вопрос в соответствии с другой процедурой международного разбирательства или урегулирования не рассматривается.

6.5. Что касается требования об исчерпании внутренних средств правовой защиты, то Комитет напоминает, что должны быть исчерпаны лишь те средства правовой защиты, которые являются доступными и эффективными. Если же говорить о конфискованном имуществе, то применяемые в этом случае правовые нормы не позволяют автору сообщения добиться возвращения имущества или получения компенсации. Кроме того, Комитет отмечает, что автор сообщения пытается вернуть свое имущество с момента смерти отца в 1985 году и что в этих обстоятельствах период применения внутренних средств правовой защиты можно считать неоправданно затянувшимся.

7. Руководствуясь этими соображениями, Комитет по правам человека постановил 16 марта 1995 года, что сообщение является приемлемым постольку, поскольку оно может затрагивать вопросы, относящиеся к статье 26 Пакта.

Разъяснения государства-участника

8.1. В своей вербальной ноте от 10 ноября 1995 года государство-участник повторяет свои возражения в отношении приемлемости сообщения, указывая, в частности, на то, что автор сообщения не исчерпал всех внутренних средств правовой защиты.

8.2. Оно утверждает, что автор является гражданином Австралии, постоянно проживающим в Австралии. Что касается предполагаемой конфискации имущества его отца в 1949 году, то государство-участник поясняет, что Указ Президента Республики № 5/1945 не предусматривал передачи прав собственности государству, а лишь ограничивал собственника в его имущественных правах.

8.3. Отец автора сообщения Влатислав Адам являлся гражданином Чехословакии и выехал из страны в Австралию, где родился автор сообщения. Даже если Влатислав Адам действительно указал в завещании, что он оставляет сыну в наследство свое имущество в Чехии, вопрос о том, владел ли он в 1985 году в этой стране каким-либо имуществом, остается неясным, при всем этом автор не пояснил, какие шаги он предпринял для получения наследства, если им вообще принимались какие- либо меры.

8.4. В 1991 году Чешская и Словацкая Федеративная Республика приняла закон (закон № 87/1991) о реабилитации во внесудебном порядке, который предусматривал реабилитацию чешских граждан, покинувших страну в условиях коммунистического гнета, и возвращение им их имущества или выплату компенсации за его потерю. 6 декабря 1991 года автор сообщения и его братья возбудили иск о возвращении имущества. Иск был отклонен на том основании, что они не имели права на возвращение имущества в соответствии с законом о реабилитации во внесудебном порядке: в их случае не выполнялись требования относительно принадлежности к гражданству Чешской Республики и постоянного проживания в ней. Автор сообщения не упомянул о средствах правовой защиты, которыми можно было воспользоваться для обжалования решения об отказе в возврате ему имущества. Кроме того, автор сообщения не уложился в установленный шестимесячный срок подачи исков о возвращении имущества, который истек 1 октября 1991 года. Тем не менее со ссылкой на пункт 4 статьи 5 закона о реабилитации во внесудебном порядке автор сообщения все же мог бы предъявить свой иск в суд до 1 апреля 1992 года, но не сделал этого.

8.5. Автор объясняет, что, по мнению его адвоката, эффективные средства правовой защиты отсутствовали, поэтому они отказались от апелляции. Это - субъективная оценка, которая противоречит объективному факту существования средств правовой защиты. В частности, он мог бы подать жалобу в Конституционный суд.

8.6. Конституционное право Чехии, в том числе Хартия основных прав и свобод, обеспечивает охрану права на владение собственностью и гарантирует право на получение наследства. Экспроприация возможна лишь в интересах общества и на основе закона, причем в этом случае предусматривается компенсация.

8.7. В закон о реабилитации во внесудебном порядке были внесены поправки, исключающие требование о постоянном проживании, с учетом решения Конституционного суда Чешской Республики, принятого 12 июля 1994 года. Кроме того, при невозможности возвращения недвижимого имущества возможна выплата денежной компенсации.

8.8. Статьи 1 и 3 Хартии основных прав и свобод предусматривают равное пользование правами и запрещают дискриминацию. Право на судебную защиту регламентируется в статье 36 Хартии. Конституционный суд выносит решения об отмене законов или их отдельных положений, если они противоречат нормам конституционного права или международным договорам. Право на подачу жалобы в Конституционный суд имеют физические и юридические лица.

8.9. Автор не только своевременно не воспользовался соответствующими положениями закона о реабилитации во внесудебном порядке, но и не подал иск в судебные органы страны, пользуясь возможностью непосредственного применения Международного пакта о гражданских и политических правах со ссылкой на статью 10 Конституции, статью 36 Хартии основных прав и свобод, статьи 72 и 74 закона о Конституционном суде и статью 3 Гражданско-процессуального кодекса. Если бы автор воспользовался этими процедурами, но не был бы удовлетворен результатом, он мог бы продолжать добиваться пересмотра правовых актов в соответствии с законом о Конституционном суде.

9.1. Государство-участник также пытается объяснить, что у данного случая более широкий политический и правовой контекст, и утверждает, что факты изложены автором неверно. После начала процесса демократизации в ноябре 1989 года Чешская и Словацкая Республика, а впоследствии и Чешская Республика предприняли значительные усилия для устранения некоторых форм имущественной несправедливости, возникших из-за действий коммунистического режима. Попытка вернуть имущество в соответствии с законом о реабилитации явилась в какой-то мере продиктованным соображениями морали добровольным актом правительства, а не действием, направленным на выполнение долга или правового обязательства. "Необходимо также указать на невозможность и даже нежелательность устранения всех последствий от действий прежнего режима за 40 лет ввиду необходимости охраны объективных интересов граждан ныне существующей Чешской Республики".

9.2. Принадлежность к гражданству как предварительное условие возвращения имущества или компенсации не следует истолковывать как нарушение положения о запрете дискриминации в соответствии со статьей 26 Пакта. "Возможность установления четких ограничений на приобретение в собственность некоторых видов имущества с предоставлением такого права лишь определенным лицам предусматривается в пункте 2 статьи 11 Хартии основных прав и свобод. В этой статье говорится о том, что закон может устанавливать имущественные ограничения и предоставлять право на владение некоторыми видами имущества лишь гражданам или юридическим лицам, зарегистрированным в Чешской и Словацкой Федеративной Республике. В этой своей части Хартия касается граждан Чешской и Словацкой Федеративной Республики, а после 1 января 1993 года - граждан Чешской Республики".

9.3 Чешская Республика считает законным установление ограничений на осуществление имущественных прав с введением требования о принадлежности к ее гражданству. В этой связи она ссылается не только на пункт 1 статьи 3 Хартии основных прав и свобод, содержащий положение о недискриминации, но и прежде всего на соответствующие положения международных договоров по правам человека.

Замечания автора сообщения

10.1. Касаясь изложенных в жалобе фактов, автор поясняет, что в январе 1949 года его отцу было приказано оставить свое предприятие, которое затем было конфисковано. Он был вынужден передать бухгалтерские книги и банковские счета и даже не имел возможности взять свои личные вещи. Он не имел возможности законно выехать из Чехословакии и был вынужден нелегально пересечь границу с Западной Германией, где оставался в лагере для беженцев в течение одного года, прежде чем получил возможность эмигрировать в Австралию.

10.2. Автор сообщения оспаривает утверждение государства-участника о том, что он не использовал внутренние средства правовой защиты. Он повторяет, что он сам и его адвокаты в Праге пытались предъявить иск по поводу наследства с момента смерти его отца в 1985 году, но безуспешно. В декабре 1991 года он и его братья предъявили свой иск, но он был отклонен из-за невыполнения требования о гражданстве и постоянном проживании. Более того, их иск касался именно наследства. Далее он жалуется на неоправданно долгую процедуру судебного разбирательства в Чешской Республике, в частности на то, что их письма в адрес чешского правительства доходили до чешских властей не более чем за одну неделю, а ответы последних приходилось ждать 3-4 месяца.

10.3. Что касается чешского гражданства, то, как утверждается, консульство в Австралии информировало их о том, что, если мать и отец были чешскими гражданами, то дети также автоматически являются гражданами этой страны. Однако впоследствии чешское правительство отказалось интерпретировать закон таким образом.

Рассмотрение вопроса о приемлемости

11.1. Государство-участник просило Комитет пересмотреть его решение о приемлемости на том основании, что автор сообщения не исчерпал внутренних средств правовой защиты. Комитет принял во внимание все доводы, представленные государством-участником, и объяснение автора. С учетом обстоятельств этого дела, а также того факта, что авторы находятся за границей, а их адвокаты - в Чешской Республике, представляется нецелесообразным устанавливать для лиц, проживающих за границей, строгие временные ограничения на подачу жалоб. В случае автора Комитет принял во внимание то обстоятельство, что он пытался предъявить иск по поводу наследства с 1985 года и что действия его пражских адвокатов были безуспешными, причем в конечном счете не из-за установленных временных ограничений, а из-за того, что закон о реабилитации с внесенными в него поправками предусматривает право требовать возвращения имущества или компенсацию только для граждан. Поскольку автор, согласно его последнему представлению, которое не было оспорено государством-участником (пункт 10.3), не является чешским гражданином, он не может ссылаться на закон о реабилитации, чтобы вернуть имущество его отца.

11.2. При отсутствии законодательства, которое позволяло бы автору требовать возврата имущества, обращение в Конституционный суд не может рассматриваться как доступное и эффективное средство правовой защиты с точки зрения пункта 2b статьи 5 Факультативного протокола. С учетом обстоятельств дела такое средство правовой защиты должно расцениваться как экстраординарное, поскольку оспариваемое право не является конституционным правом на возвращение имущества как таковым ввиду того, что законодательство Чешской и Словацкой Республики рассматривало закон о реабилитации 1991 года, скорее, как средство моральной реабилитации, нежели как правовое обязательство (пункт 9.1). Кроме того, государство утверждает, что это совместимо с Конституцией Чехии и идет в русле ее государственной политики, направленной на то, чтобы право владеть собственностью имели только граждане.

11.3 В этих обстоятельствах Комитет не считает целесообразным отменять свое решение о приемлемости от 16 марта 1995 года.

Рассмотрение дела по существу

12.1. Комитет по правам человека рассмотрел настоящее сообщение с учетом всей информации, предоставленной ему сторонами, как это предусмотрено в пункте 1 статьи 5 Факультативного протокола.

12.2. Данное сообщение было объявлено приемлемым лишь постольку, поскольку оно может затрагивать вопросы, относящиеся к статье 26 Пакта. Как Комитет уже пояснил в своем решении о приемлемости (см. выше пункт 6.2), имущественные права как таковые Пактом не охраняются. Вместе с тем конфискация частной собственности или отказ государства-участника выплатить компенсацию за конфискованное имущество все же может привести к нарушению положений Пакта в том случае, если соответствующее действие или бездействие основывалось на дискриминационных принципах в нарушение статьи 26 Пакта.

12.3. Комитету предстоит рассмотреть вопрос, приводит ли применение закона 87/1991 в отношении автора и его братьев к нарушению их прав на равенство перед законом и равную защиту закона. Комитет отмечает, что в данном случае рассматривается не вопрос о конфискациях как таковых, а, скорее, вопрос о том, почему автору и его братьям отказали в праве на возвращение имущества, в то время как другим истцам в соответствии с этим законом их имущество было возвращено или они получили компенсацию за него.

12.4. В данном случае автор пострадал в результате исключающего действия положения закона 87/1991, предусматривающего, что истцы должны быть чешскими гражданами. Таким образом, Комитету надлежит рассмотреть вопрос, является ли такое предварительное условие для возвращения имущества или выплаты компенсации за него совместимым с требованием статьи 26 Пакта о недопущении дискриминации. В этой связи Комитет вновь повторяет на основании своей практики, что не всякая дифференциация в подходе может считаться дискриминационной по смыслу статьи 26 Пакт[2]. Дифференциация, которая совместима с положениями Пакта и исходит из разумных оснований, не означает запрещаемой дискриминации по смыслу статьи 26.

12.5. При рассмотрении вопроса о совместимости условий для возвращения имущества или выплаты компенсации с положениями Пакта Комитету надлежит изучить все соответствующие факторы, включая первоначальные права отца автора на владение данной собственностью и характер конфискации. Государство-участник само признает, что конфискации при коммунистических правительствах наносили ущерб, в связи с чем был принят специальный закон с целью обеспечить возвращение имущества в той или иной форме. Комитет отмечает, что такое законодательство не должно приводить к дискриминации жертв более ранних конфискаций, поскольку все жертвы имеют право на возмещение ущерба без произвольных различий. С учетом того, что изначальные права автора на владение завещанного ему имущества не основывались на гражданстве, Комитет считает, что требования в отношении гражданства, предусмотренные в законе 87/1991, являются неоправданными.

12.6. В этой связи Комитет напоминает мотивировочную часть своих соображений в отношении сообщения № 516/1992 (Симунек и др. против Чешской Республики), утвержденных 19 июля 1995 года[3], в которой он высказал мнение о том, что авторы в этом случае, как и многие другие лица, находившиеся в аналогичном положении, покинули Чехословакию по своим политическим убеждениям и пытались найти защиту от политических преследований в других странах, где в конечном счете они остались проживать постоянно и получили новое гражданство. Если принять во внимание, что государство-участник само несет ответственность за отъезд родителей автора в 1949 году, то требование к автору и его братьям о получении чешского гражданства в качестве предварительного условия для возвращения их имущества или же для выплаты соответствующей компенсации не совместимо с положениями Пакта.

12.7. Государство-участник утверждает, что положения Пакта не нарушены, поскольку, принимая закон 87/1991, чешские и словацкие законодатели не имели дискриминационных намерений. Однако Комитет придерживается того мнения, что при решении вопроса о нарушении положений статьи 26 Пакта определяющим фактором являются не сами по себе намерения законодательных органов, а, скорее, последствия принятого законодательства. Какими бы ни были мотивы или намерения законодательных органов, закон все равно может противоречить статье 26, если его последствия имеют дискриминационный характер.

12.8. С учетом вышеизложенных соображений Комитет приходит к выводу, что закон 87/1991 и продолжающаяся практика невозвращения имущества негражданам Чешской Республики имеют своим следствием для автора и его братьев нарушение их прав, закрепленных в статье 26 Пакта.

13.1. Комитет по правам человека, руководствуясь пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола, считает, что отказ вернуть автору и его братьям их имущество или выплатить им компенсацию представляет собой нарушение статьи 26 Международного пакта о гражданских и политических правах.

13.2. В соответствии с подпунктом а пункта 3 статьи 2 Пакта государство-участник обязано обеспечить автору и его братьям эффективное средство правовой защиты, которым в данном случае может быть компенсация, если соответствующее имущество не может быть возвращено. Комитет далее предлагает государству-участнику пересмотреть соответствующее законодательство для обеспечения того, чтобы ни закон как таковой, ни практика его применения не носили дискриминационного характера.

13.3. Принимая во внимание, что присоединение государства-участника к Факультативному протоколу означает признание им компетенции Комитета выносить решения по факту наличия или отсутствия нарушения Пакта и что во исполнение статьи 2 Пакта государство-участник обязано обеспечивать всем находящимся на его территории и под его юрисдикцией лицам права, признанные в Пакте, и обеспечивать эффективное и имеющее исковую силу средство правовой защиты в случае установления факта нарушения, Комитет хотел бы получить от государства-участника не позднее чем через 90 дней информацию о мерах, принятых с целью фактической реализации сформулированных Комитетом соображений.

ДОБАВЛЕНИЕ

Особое мнение г-на Нисуке Андо в соответствии с пунктом 3 правила 94 правил процедуры Комитета в отношении решения Комитета по сообщению № 586/1994, Йозеф Франк Адам против Чешской Республики

Принимая во внимание содержание соображений Комитета по правам человека относительно сообщения № 516/1992, я в данном случае не возражаю против их принятия Комитетом. Однако мне хотелось бы указать на следующее.

Во-первых, в соответствии с ныне действующими общими нормами международного права государство свободно выбирать свой экономический строй. Фактически, когда в 1966 году Организация Объединенных Наций приняла Международный пакт о гражданских и политических правах, существовавшие тогда социалистические государства имели плановую экономику, в условиях которой частная собственность в значительной мере ограничивалась или запрещалась в принципе. Даже сегодня многие государства - участники Пакта, включая государства с рыночной экономикой, ограничивают иностранцев в имущественных правах или запрещают им частным образом владеть недвижимым имуществом на их территории.

Во-вторых, с учетом вышесказанного государство-участник вполне может предоставить право на владение недвижимым имуществом на своей территории только националам или гражданам, таким образом лишив их жен и детей, имеющих другую национальность или гражданство, возможности наследовать это имущество. Порядок такого наследования регламентируется нормами международного частного права, применяемыми в соответствующих государствах, а, насколько мне известно, какого-либо универсально признанного "абсолютного права на наследование частной собственности" не существует.

В-третьих, хотя Международный пакт о гражданских и политических правах закрепляет принцип недискриминации и равенства перед законом, он не запрещает "законных различий", основанных на объективных и разумных критериях. Кроме того, экономические права как таковые в Пакте не определяются и им не охраняются. Это значит, что при рассмотрении вопросов дискриминации в экономической области Комитет по правам человека должен действовать крайне осторожно. В частности, ограничение или запрещение некоторых экономических прав, включая право на наследование, на основе таких признаков, как национальность или гражданство, вполне может быть оправданным с учетом возможности существования законных различий.

 

 


[1] Чешская и Словацкая Федеративная Республика ратифицировала Факультативный протокол

в марте 1991 года, но 31 декабря 1992 года прекратила свое существование. 22 февраля 1993 года

Чешская Республика уведомила о своем правопреемстве в отношении Пакта и Факультативного протокола.

[2] См. Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, сорок вторая сессия, Дополнение № 40 (A/42/40), приложение VIII.D, сообщение № 182/1994 года (Зваан де Врис против Нидерландов), соображения, принятые 9 апреля 1987 года, пункт 13.

[3] Там же, пятидесятая сессия, Дополнение № 40 (A/50/40), том II, приложение X.K.

 

поширити інформацію