MENU
Сайт находится в разработке

Вацлав Шроуб против Чешской Республики

Номер дела:
Дата: 27.10.2009
Окончательное:
Судебный орган: Комитет по правам человека
Страна:
Организация:

Сообщение

1573/2007

Дата принятия Cоображений

27 октября 2009 года

Код сообщения

CCPR/C/97/D/1573/2007

Представлено:

г-ном Вацлавом Шроубом (не представлен адвокатом)

Предполагаемые жертвы:

автор сообщения

Государство-участник:

Чешская Республика

Дата сообщения:

3 декабря 2006 года (первоначальное представление)

Статус перевода

Официальный

Состав Комитета

г‑н Абдельфаттах Амор, г‑н Лазари Бузид, г‑жа Кристина Шане, г‑н Ахмед Амин Фаталла, г‑н Юдзи Ивасава, г‑жа Хелен Келлер, г‑н Раджсумер Лаллах, г‑жа Зонке Занеле Майодина, г‑жа Юлия Антоанелла Моток, г‑н Майкл О’Флаэрти, г‑н Хосе Луис Перес Санчес Серро, г‑н Рафаэль Ривас Посада, сэр Найджел Родли, г‑н Фабиан Омар Сальвиоли, г-н Кристер Телин и г‑жа Рут Уэджвуд.

Скачать в формате WORD

 

Соображения Комитета по правам человека в соответствии спунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских
и политических правах (девяносто седьмая сессия)

Комитет по правам человека, учрежденный в соответствии со статьей 28 Международного пакта о гражданских и политических правах,

на своем заседании 27 октября 2009 года

принимает следующее:

РЕШЕНИЕ ОТНОСИТЕЛЬНО ПРИЕМЛЕМОСТИ

 1. Автором сообщения от 3 декабря 2006 года является Вацлав Шроуб, канадский и чешский гражданин, проживающий в Канаде и родившийся в 1939 году в Прибраме, Чехословакия. Он считает себя жертвой нарушения Чешской Республикой статей 1, пункт 2; 17, пункты 1 и 2; 26 и 47 Международного пакта о гражданских и политических правах. Он не представлен адвокатом.

Обстоятельства дела

2.1 В 1959-1960 годах автор и его невеста купили два участка земли, 2008/1 и 2008/2, в Прибраме, Чехословакия. В 1961 году они поженились и построили дом и мастерскую на этих участках. От своего отца автор унаследовал соседний участок, 2008/3. В 1978 году жена автора скончалась, а власти запретили автору заниматься своей профессиональной деятельностью, а именно ремонтом церквей. В 1980 году местный суд назначил национальный комитет Прибрамского района распорядителем доли жены автора в этом имуществе. В 1981 году автор с его двумя детьми бежали из страны и на следующий год получили статус беженцев. 30 апреля 1982 года окружной суд Прибрама заочно приговорил автора к тюремному заключению. На основании этого приговора остальная часть его имущества была конфискована и передана в распоряжение национального комитета Прибрама.

2.2 В 1991 или 1992 годах автору стало известно о том, что 8 июля 1982 года национальный комитет Прибрама передал управление имуществом, принадлежавшим ему и его жене, муниципальному комитету Прибрама и что 1 декабря 1982 года последний продал это имущество государственной компании. Эта компания затем произвела ремонт в доме автора и расширила его.

2.3 7 декабря 1990 года приговор о тюремном заключении автора и конфискации имущества был отменен ex tunc на основании закона № 119/1990 о судебной реабилитации. 31 января 1991 года пражский районный суд подтвердил, что автор унаследовал имущество своего отца № 2008/3, в отношении которого он впоследствии заключил договор аренды с той же самой государственной компанией, которая купила имущество автора. 18 марта 1992 года автор обратился в Прибрамский окружной суд с просьбой о возвращении ему его семейного дома и участков 2008/1-2 на основании закона № 87/1991 о внесудебной реабилитации[1].

2.4 21 сентября 1992 года окружной прокурор Прибрама опротестовал решение от 8 июля 1982 года (см. 2.2), на основании которого управление совместным имуществом автора и его жены было передано муниципальному комитету Прибрама, как противоречащее закону 87/1991. Прокурор посчитал, что после смерти жены автора должна была быть начата процедура передачи в наследство ее имущества и что отсутствуют доказательства того, что государство имело полный титул на это имущество. 23 октября 1992 года окружное управление Прибрама аннулировало решение от 8 июля 1982 года. 1 июня 1993 года такая отмена была подтверждена Министерством финансов. В результате этого Служба земельного кадастра зарегистрировала автора в качестве владельца участков 2008/1-2 и восстановила первоначальную кадастровую запись на имя автора. С тех пор автор платил имущественный налог на эти земли.

2.5 5 сентября 1993 года автор обратился с жалобой, просив о передаче в его владение семейного дома. Однако 19 октября 1993 года муниципалитет принял решение о сносе этого дома. 20 октября 1994 года Пражский районный суд аннулировал решение о сносе. Суд постановил, что автор должен был подать, но не подал ходатайство о восстановлении его имущественных прав в соответствии с законом № 229/1991 (который касается владения сельскохозяйственными землями) после отмены его приговора.

2.6 3 марта 1994 года Государственное предприятие сельхозтехники (СПЗТ), которое была образовано вместо прежней государственной компании, подало гражданский иск в Прибрамский окружной суд, в котором оно просило о признании его прав собственности на участки 2008/1-2. 7 марта 1994 года, будучи обнадежен конструктивным диалогом с СПЗТ относительно внесудебного соглашения, автор отозвал свой иск о восстановлении имущественных прав от 18 марта 1992 года (см. 2.3) и свое заявление от 5 сентября 1993 года с требованием о возвращении ему семейного дома (см. 2.5). 8 ноября 1995 года Муниципальное управление подтвердило, что земельные участки 2008/1-3 принадлежат автору. Однако 1 января 1996 года СПЗТ начало процедуру ликвидации, и 28 февраля 1996 года Прибрамский окружной суд постановил, что участки 2008/1-2 принадлежат СПЗТ. Суд постановил, что отмена Прибрамским окружным управлением решения от 8 июля 1982 года (см. 2.2), которая была подтверждена Министерством финансов, не влекла за собой надлежащей передачи имущественного титула и что 7 марта 1994 года автор фактически отозвал свои требования о возвращении ему земли и здания. Между тем автор продолжал выплачивать налоги на имущество. 3 декабря 1996 года Пражский районный суд пересмотрел решение окружного суда от 28 февраля 1996 года и постановил, что решение об отмене от 7 декабря 1990 года (см. 2.3) не может восстанавливать прежние имущественные права, но что они регламентируются законом № 87/1991 о внесудебной реабилитации (lex specialis). Он посчитал, что государственная компания, СПЗТ и ее правопреемники являлись лишь администраторами или управляющими имуществом, а не владельцами, и что данное имущество продолжает принадлежать государству.

2.7 17 февраля 2000 года Прибрамский окружной суд отклонил просьбу автора о передаче ему расширенного строения, сооруженного государственной компанией на участках 2008/1-3. Суд посчитал, что отсутствуют достаточные доказательства наличия у автора прав на это имущество и что он не завершил процедуру, предусмотренную законом № 87/1991 о внесудебной реабилитации. 30 октября 2000 года районный суд подтвердил это решение и заявил, что своими административными решениями Прибрамское окружное управление и Министерство финансов могут передавать только управление имуществом, которое при этом остается в собственности государства. 28 июня 2001 года Верховный суд объявил неприемлемым ходатайство автора по причине отсутствия в нем вопросов, требующих судебного рассмотрения. В своем ходатайстве автор просил подтвердить, предоставляет ли отмена решения от 7 декабря 1990 года и последующее занесение его имени в земельный кадастр имущественный титул по гражданскому праву.

2.8 22 октября 2002 года Конституционный суд объявил неприемлемой конституционную жалобу автора, в которой он ссылался на нарушение его права на судебную защиту, на справедливое судебное разбирательство и нарушение его имущественных прав. Суд постановил, что заявление было неприемлемым, а также недостаточно обоснованным.

2.9 14 апреля 2004 года Служба земельного кадастра зарегистрировала государство в качестве собственника участков 2008/1-2 на основе титула о конфискации от 30 апреля 1982 года. В ноябре 2004 года Служба земельного кадастра сообщила автору о том, что она исправила регистрационную запись от 14 апреля 2004 года и перерегистрировала его в качестве владельца. После административной процедуры Служба земельного кадастра вновь зарегистрировала государство в качестве владельца участков 2008/1-2 в соответствии с судебным прецедентом, решением Конституционного суда о том, что аннулирование решения о конфискации имущества не влечен за собой передачи имущественного титула.

2.10 28 ноября 1996 года Комитет в составе трех членов бывшей Европейской комиссии по правам человека объявил неприемлемой жалобу автора, в которой тот оспаривал законность разрешения на строительство, выданного государственной компании для расширения первоначального строения (см. 2.2)[2]. 24 сентября 2002 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) объявил неприемлемой вторую жалобу автора, в которой тот утверждал, что решение Пражского районного суда от 3 декабря 1996 года (см. 2.6) нарушило его имущественные права, а также его право на справедливое судебное разбирательство[3]. 17 января 2006 года ЕСПЧ констатировал нарушение права автора на справедливое судебное разбирательство, в частности его право на обращение в суд. Он постановил, что слишком строгая интерпретация процессуальных требований лишила автора доступа в суд и привела к нарушению его права на справедливое судебное разбирательство[4].

2.11 В январе и марте 2003 года и в 2004 и 2005 годах автор обращался с уголовными жалобами против представителя государства-участника, базирующегося в Страсбурге, который выступает в ЕСПЧ. Автор утверждает, что этот представитель дал ложные показания при рассмотрении его дела. По этой причине он просил ЕСПЧ и Совет Европы лишить данного представителя иммунитета.

Жалоба

3. Автор считает себя жертвой нарушений государством-участником статьей 1, пункт 2, 17, пункты 1 и 2, 26[5] и 47 Пакта.

Соображения государства-участника по вопросу о приемлемости и по существу дела

 4.1 10 января 2008 года государство-участник представило свои соображения по поводу приемлемости и по существу дела. Оно уточняет факты, представленные автором, и поясняет, что решение об отмене, принятое Прибрамским окружным управлением 23 октября 1992 года после протеста окружного прокурора касалось передачи муниципальному комитету, а затем - машинно-тракторной станции правомочия управления имуществом, а не права собственности на него. 1 июня 1993 года Министерство финансов отклонило апелляцию, поданную машинно-тракторной станцией на это решение. На основе решения окружных властей от 23 октября 1992 года Служба земельного кадастра по ошибке выдала автору 21 июля 1993 года официальную копию записи в земельном кадастре.

4.2 25 марта 2004 года представитель государства-участника в ЕСПЧ сообщил Государственному управлению по имуществу Чешской Республики о том, что из информации по делу автора, находящейся на рассмотрении ЕСПЧ, следует, что собственником этого имущества является государство. На основе этой информации Государственное управление по имуществу просило Службу земельного кадастра зарегистрировать это имущество на имя государства. После отмены этого решения в мае 2004 года и перерегистрации имущества на государство в ноябре 2004 года автор подал апелляцию в Инспекцию по геодезии и кадастрам, которая подтвердила право собственности государства на это имущество 21 марта 2005 года.

4.3 10 апреля 2007 года автор подал иск против государства в Прибрамский окружной суд, просив принять его в качестве собственника участков 2008/1-2. Этот процесс в настоящее время продолжается.

4.4 Государство-участник подчеркивает, что в своем первоначальном сообщении автор недостаточно поясняет, каким образом, по его мнению, его права в соответствии с Пактом были нарушены. Оно считает, что автор, по‑видимому, придерживается мнения о том, что изменение записи в Земельном кадастре в ноябре 2004 года нарушило его имущественные права. Государство-участник утверждает, что Пакт не защищает имущественных прав и поэтому данное сообщение должно быть объявлено неприемлемым ratione materiaе. Оно далее утверждает, что иск автора в Прибрамский окружной суд за апрель 2007 года по‑прежнему рассматривается и таким образом автор не исчерпал внутренние средства правовой защиты в соттветствии с требованиями п. 2 b) статьи 5 Факультативного протокола.

4.5 Государство-участник далее утверждает, что в национальных судах было установлено, что отмена заочного приговора автору от 30 апреля 1982 года не наделяет его имущественным титулом. Оно утверждает, что автор добровольно отозвал свое ходатайство о передаче ему этого имущества в соответствии с законом о внесудебной реабилитации. Оно соглашается с тем, что имя автора было занесено в Земельный кадастр по ошибке и что прошло 10 лет, прежде чем эта ошибка была исправлена. Однако оно утверждает, что эти факты не имеют никакого отношения к оценке существа вопроса. Оно утверждает, что государство-участник является собственником имущества с 1982 года и что приведение Земельного кадастра в соответствие с этим фактическим положением дел не является нарушением Пакта. Оно далее утверждает, что государственные органы не действовали ultra vires, и объявляет несостоятельными утверждения автора о якобы оказанном нажиме на сотрудников Земельного кадастра или о существовании сговора между государством-участником и Председателем ЕСПЧ в отношении рассмотрения дел о восстановлении имущественных прав.

Замечания автора в ответ на соображения государства-участника

5.1 21 февраля 2008 года автор прокомментировал соображения государства-участника и назвал их смесью "полуправды и лжи". Автор уточняет обстоятельства и утверждает, что 18 марта 1992 года он подал иск против государства с требованием о возвращении имущества (см. 2.3) и отозвал его лишь по получении от СПЗТ ложной информации о том, что оно действует от имени государства и тем самым уполномочено заключить внесудебное соглашение с автором по вопросу реституции. Автор далее поясняет, что этот отзыв был мотивирован перспективами достижения соглашения между им самим и СПЗТ, а также машинно-тракторной станцией в отношении участков 2008/1-2 и его семейного дома.

5.2 Он подтверждает, что, как следует из протеста окружного прокурора от 21 сентября 1992 года, имущество его жены никогда не принадлежало государству, поскольку после ее смерти в 1978 году должен был начаться процесс передачи этого имущества в наследство. Автор далее уточняет, что после официальной выдачи ему выписки из Земельного кадастра от 21 июля 1993 года он начал ремонт здания и подготовку к переезду его семьи из Канады в Чешскую Республику. Он утверждает, что он израсходовал 15 000 канадских долларов на эти работы.

5.3 Что касается исправления записи в Земельном кадастре, инициированного представителем государства-участника в ЕСПЧ, то автор подчеркивает, что это было сделано на основании недействительного удостоверения[6], поскольку своим решением от 3 декабря 1996 года Пражский районный суд отменил свидетельство о собственности, выданное государству Службой земельного кадастра. Он утверждает, что эти мошеннические действия представляют собой злоупотребление властью.

5.4 Что касается разбирательства в ЕСПЧ, то автор подчеркивает, что вопросы реституции рассматриваются в качестве политических вопросов в соответствии с соглашением между Президентом государства-участника и Председателем ЕСПЧ[7].

5.5 На основе решения ЕСПЧ, согласно которому государство-участник нарушило право автора на справедливое судебное разбирательство, в частности в Конституционном суде, автор подал ходатайство о пересмотре решения Конституционного суда. 20 апреля 2007 года Конституционный суд постановил, что в соответствии с парламентским законом, представленным правительством в 2004 году, новое разбирательство не может быть начато по делу автора. Поэтому он возбудил новое разбирательство 10 апреля 2007 года в Прибрамском окружном суде и подчеркивает, что, по его мнению, это разбирательство будет проведено с большими задержками из-за позиции и нажима со стороны правительства.

5.6 Что касается приемлемости и сути дела, то автор утверждает, что из-за неделимости участков 2008/1-3 он не имеет возможности пользоваться всем своим имуществом, несмотря на то, что передача ему участка 2008/3 не является предметом спора. Он считает себя жертвой продолжающегося нарушения его прав государством-участником.

Дополнительное представление сторон

 6.1 8 января 2009 года государство-участник представило дополнительные замечания, проинформировав Комитет о том, что 1 февраля 2008 года Прибрамский окружной суд отклонил ходатайство автора от 10 апреля 2007 года (см. 5.5) и что 26 июня 2008 года Пражский районный суд оставил это решение в силе. Суд постановил, что автор не может ссылаться на то обстоятельство, что он добросовестно считал себя владельцем участков 2008/1‑2, поскольку он возбудил, а потом прекратил разбирательство на основании закона о внесудебной реабилитации (№ 87/1991) от 7 марта 1994 года. Суд далее постановил, что с учетом отсутствия добросовестности автор не приобрел данного имущества посредством пассивного обладания с 1993 по 2004 годы. Государство-участник подтверждает, что утверждения автора являются необоснованными и что он не исчерпал внутренних средств правовой защиты, поскольку данное дело остается на рассмотрении Верховного суда. Оно также сообщает, что автор подал еще одно ходатайство от 2 сентября 2008 года в Прибрамский окружной суд, потребовав возвращения ему земельных участков 2008/1‑2, которое все еще остается на рассмотрении по первой инстанции.

6.2 Государство-участник далее утверждает, что сообщение должно быть отклонено на основании злоупотребления правом на подачу сообщений в соответствии со статьей 3 Факультативного протокола, поскольку автор не проинформировал Комитет о всех разбирательствах, возбужденных им на национальном уровне.

7. 29 января и 17 августа 2009 года автор вновь заявил, что он считает себя законным владельцем участков 2008/1‑2 со всеми находящимися на них строениями. Он считает, что его сообщение по сути затрагивает вопрос об изменении титула на это имущество Службой земельного кадастра 14 апреля 2004 года без его уведомления об этом. Он считает, что это было сделано мошенническим образом и в результате злоупотребления властью. Автор далее подчеркивает, что новые разбирательства, которые продолжаются в национальных судах, затрагивают другие органы и не касаются нарушений, которые были допущены вследствие решения от 14 апреля 2004 года. 17 августа 2009 года автор также просит Комитет приостановить рассмотрение его сообщения, поскольку его дело находится на рассмотрении Европейского суда по правам человека.

Вопросы и процедуры их рассмотрения в Комитете

 Рассмотрение вопроса о приемлемости

 8.1 Прежде чем рассматривать какую-либо жалобу, содержащуюся в сообщении, Комитет по правам человека должен в соответствии с правилом 93 своих Правил процедуры установить, является ли она приемлемой в соответствии с Факультативным протоколом к Пакту.

8.2 Комитет отмечает, что некоторые аспекты этого вопроса уже были рассмотрены ЕСПЧ и закрыты на основании его решений о неприемлемости от 28 ноября 1996 года и 24 сентября 2002 года, а также решения от 17 января 2006 года, констатирующего нарушение права автора на справедливое судебное разбирательство. Комитет далее отмечает, что автор просит Комитет приостановить свою процедуру, поскольку данное дело рассматривается в ЕСПЧ. Однако автор не представил в Комитет подробную информацию о предмете его жалобы в ЕСПЧ. Что касается вопросов, уже решенных ЕСПЧ, то Комитет ссылается на свою практику[8], что только когда тот же самый вопрос рассматривается в соответствии с другой процедурой международного расследования или урегулирования, Комитет не может рассматривать сообщения в соответствии с пунктом 2 а) статьи 5 Факультативного протокола. Комитет отмечает далее, что при отсутствии какой-либо подробной информации о деле автора в ЕСПЧ и в свете просьбы автора приостановить разбирательство в Комитете, он считает, что пункт 2 а) статьи 5 Факультативного протокола является препятствием для признания данного сообщения приемлемым.

8.3 Комитет отмечает, что государство-участник оспаривает приемлемость сообщения на основании неисчерпания внутренних средств правовой защиты. Комитет отмечает, что заявление автора, который добивается признания его имущественных прав на участки 2008/1‑2 и на первоначальное здание, все еще находится на рассмотрении в Верховном суде. Комитет также отмечает, что автор возбудил новое внутреннее разбирательство 2 сентября 2008 года, по которому он добивается возвращения ему соответствующей собственности. Автор утверждает, что эти разбирательства не связаны с его сообщением в Комитет, по которому автор добивается констатации нарушения его прав в соответствии с Пактом в связи с принятым 14 апреля 2004 года решением об изменении регистрационной записи в отношении собственности на имущество в земельном кадастре по инициативе представителя государства-участника в ЕСПЧ. Комитет, тем не менее, считает, что рассматриваемые иски автора в национальных судах неразрывно связаны с заявленными им нарушениями статей 17 и 26 Пакта. Он также отмечает, что его сообщение может оказаться лишенным оснований в случае, если национальные суды подтвердят его имущественные права на участки 2008/1‑2 и оригинальное здание. Поэтому Комитет считает, что автор не исчерпал все доступные ему эффективные средства правовой защиты, и объявляет эту часть сообщения неприемлемой в соответствии с пунктом 2 b) статьи 5 Факультативного протокола.

8.4 Что касается утверждений автора по поводу конфискации его имущества, то Комитет отмечает, что право на владение собственностью непосредственно не защищается в соответствии с Пактом. Утверждение, касающееся нарушения прав автора на имущество как таковое, таким образом, является неприемлемым ratione materiae в соответствии со статьей 3 Факультативного протокола.

8.5 Что касается утверждения автора в отношении пункта 2 статьи 1 Пакта, то Комитет ссылается на свою практику относительно необходимости представления сообщения в контексте жалобы "народа" по смыслу статьи 1 Пакта и на то, что статья 1 сама по себе не может быть предметом сообщения в соответствии с Факультативным протоколом[9]. Этот аспект сообщения выходит за рамки Факультативного протокола ratione materiae и ratione personae и тем самым должен быть объявлен неприемлемым в соответствии со статьями 1 и 3 Факультативного протокола.

8.6 Что касается утверждения автора по статье 47 Пакта, то Комитет напоминает, что у него нет компетенции в соответствии с Факультативным протоколом рассматривать утверждения, которые не затрагивают нарушений индивидуальных прав. Эти права формулируются в части III (статьи 6‑27) Пакта. Из этого следует, что данная часть сообщения является неприемлемой в соответствии со статьей 1 Факультативного протокола[10].

9. Таким образом Комитет постановляет:

а) что в соответствии с Факультативным протоколом он не компетентен рассматривать утверждения, которые не затрагивают нарушений индивидуальных прав, предусмотренных в части III (статьи 6‑27) Пакта;

b) что сообщение является неприемлемым в соответствии со статьями 1, 3 и 5, пункт 2 а) и 2 b) Факультативного протокола;

с) что данное решение следует довести до сведения государства-участника и автора.

[Принято на английском, французском и испанском языках, причем языком оригинала является английский. Впоследствии было также издано на арабском, китайском и русском языках в качестве ежегодного доклада Комитета Генеральной Ассамблее.]

-----

 [1] См. сообщение № 516/1992, Симунек против Чешской Республики, пункты 2.4‑2.5 о Законе № 87/1991: "Правительство Чешской и Словацкой Федеративной Республики приняло 2 февраля 1991 года Закон 87/1991, который вступил в силу 1 апреля 1991 года. В этом законе подтверждается реабилитация чешских граждан, которые покинули страну под давлением коммунистического режима, а также оговариваются условия возвращения имущества или выплаты компенсации за его утерю. В соответствии с пунктом 1 статьи 3 этого закона лица, имущество которых было передано в государственную собственность, в случаях, указанных в разделе 6 этого же закона, имеют право на его возвращение, однако лишь в том случае, если они являются гражданами Чешской и Словацкой Федеративной Республики и постоянно проживают на ее территории. В соответствии с пунктом 1 статьи 5 этого закона любое лицо, которое в настоящее время (незаконно) владеет таким имуществом, обязано вернуть его законному владельцу по получении письменного требования от владельца, который должен в свою очередь доказать свое право на владение имуществом и указать, каким образом оно было передано государству. В соответствии с подразделом 2 требование о возвращении имущество должно быть передано лицу, которое владеет таким имуществом, в течение шести месяцев со дня вступления в силу закона. Если лицо, владеющее таким имуществом, не выполняет такое требование, то законный владелец может подать иск в компетентный суд в течение одного года со дня вступления в силу закона (пункт 4)".

 [2] См. заявление № 32116/96, Шроуб против Чешской Республики.

 [3] См. заявление № 40048/98, Шроуб против Чешской Республики.

 [4] См. заявление № 5424/03, Шроуб против Чешской Республики.

 [5] См. сообщение № 516/1992, Симунек против Чешской Республики, соображения, принятые 31 июля 1995 года, пункт 11.8.

 [6] Согласно закону № 265/92 о Земельном кадастре, статья 10/1, которая гласит, что "если кто-либо претендует на право собственности, но не может достаточным образом обосновать свою претензию, соответствующий представитель Республики должен предложить ему представить в течение одного месяца с подачи ходатайства обращение в суд о восстановлении права собственности".

 [7] Автор ссылается на статью 295 Договора, учреждающего Европейское сообщество: "Настоящий договор ни в чем не затрагивает нормы, регулирующие системы собственности в государствах-членах".

 [8] См. сообщение 824/1998, Николов против Болгарии, решение о приемлемости, принятое 24 марта 2000 года, пункт 8.2; сообщение № 1185/2003, Ван ден Хемел против Нидерландов, решение о приемлемости, принятое 25 июля 2005 года, пункт 6.2; сообщение № 1193/2003, Сандерс против Нидерландов, решение о приемлемости, принятое 25 июля 2005 года, пункт 6.2.

 [9] См. сообщение № 167/1984, Онинаяк и др. (племя озера Лубикон) против Канады, соображения, принятые 26 марта 1990 года, пункты 13.3 и 32.1; сообщение № 1169/2003, Антонио Хом против Филиппин, решение о неприемлемости, принятое 30 июля 2003 года, пункт 4.2.

 [10] См. сообщение № 1134/2002, Фонгум Горджи-Динка против Камеруна, соображения, принятые 17 марта 2005 года, пункт 4.4.

 

 

поширити інформацію