MENU
Сайт находится в разработке

Петер Дробек против Словакии

Номер дела: 643/1995
Дата: 14.07.1997
Окончательное: 14.07.1997
Судебный орган: Комитет по правам человека
Страна: Словакия
Организация:

 

Соображения Комитета по правам человека в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах

Относительно сообщения No. 643/1995

Представлено: Петер Дробек [представлен юридическим центром Кингсфорда, Австралия]

Предполагаемая жертва: Автор

Государство-участник: Словакия

Объявлено неприемлемым: 14 июля 1997 года (шестидесятая сессия)

1. Автором сообщения, датируемого 31 мая 1994 года, является Петер Дробек, гражданин Австралии, родившийся в Братиславе. Он утверждает, что является жертвой нарушения Словакией статей 2, 17 и 26 Международного пакта о гражданских и политических правах. Факультативный протокол вступил в силу для Словакии 12 июня 1991 года. После распада Чешской и Словацкой Федеративной Республики Словакия сообщила о правопреемстве в отношении Пакта и Факультативного протокола, которые вступили в силу с первого дня существования новой республики - 1 января 1993 года. Автор представлен адвокатом.

Факты в изложении автора

2.1.Автору предстояло унаследовать от отца и дяди определенную собственность в Братиславе, экспроприированную по декретам Бенеша № 12 и 108 от 1945 года, согласно которым вся собственность, принадлежавшая этническим немцам, была конфискована. В 1948 году коммунистическим режимом была конфискована вся частная собственность, используемая для получения дохода. После падения коммунистического режима Чешская и Словацкая Федеративная Республика приняла закон 87/1991[1], а после создания государства Словакия ее правительство учредило процедуру, по которой можно вернуть собственность, захваченную при коммунистическом режиме. Тем не менее законодательство о реституции не охватывает конфискацию, произведенную по декретам Бенеша.

2.2.Автор предпринимал усилия, с тем чтобы воспользоваться законодательством о реституции и добиться возвращения своей собственности. 23 мая 1993 года его жалобы были отклонены местным судом Братиславы. Адвокат утверждает, что суд не рассматривал вопросы дискриминации и расовой несправедливости, от которых пострадал автор. В этом отношении он заявляет, что, поскольку ему недоступны эффективные внутренние средства правовой защиты, с помощью которых он мог бы получить возмещение за расовую дискриминацию, которой он подвергался, внутренние средства правовой защиты были исчерпаны.

Жалоба

3.1. Автор утверждает, что он является жертвой нарушения статей 2 и 26 Пакта правительством Словакии, поскольку оно одобрило этническую дискриминацию, имевшую место до принятия Пакта, приняв закон, согласно которому компенсация предоставляется тем, чьи земли были экспроприированы по экономико-идеологическим причинам, но не предоставляется тем, у кого они были экспроприированы по этническим мотивам. Адвокат утверждает, что статью 2 Пакта вместе с его преамбулой следует толковать следующим образом: права, утверждаемые Пактом, проистекают из присущего человеческой личности достоинства, а нарушение, совершенное до вступления Пакта в силу, было подкреплено принятием в 1991 году дискриминационного законодательства и решениями словацких судов в 1993 и 1995 годах.

3.2. Автор утверждает, что имело место нарушение статьи 17 в том, что с членами его семьи обращались как с преступниками, их чести и репутации был нанесен серьезный ущерб. В связи с этим автор заявляет, что, пока правительство Словакии не восстановит их в правах и не вернет их собственность, оно будет по-прежнему нарушать положения Пакта.

Замечания государства-участника и комментарии автора по ним

4.      11 августа 1995 года сообщение было передано государству-участнику в соответствии с правилом 91 правил процедуры Комитета. От государства-участника не было получено представления в соответствии с правилом 91, несмотря на напоминание, направленное ему 20 августа 1996 года.

5.1. В своем письме от 10 августа 1995 года адвокат уведомил Комитет, что в отношении имущественной претензии автора внутренние средства правовой защиты были исчерпаны и что 9 февраля 1995 года сессия городского суда отклонила апелляцию автора на решение местного суда Братиславы. В отношении иска автора по дискриминации средств правовой защиты никогда не имелось.

5.2. В последующем письме от 23 июля 1996 года адвокат утверждает, что органы власти Словакии подвергают дискриминации лиц немецкого происхождения.

Соображения по приемлемости

6.1. До рассмотрения любых жалоб, содержащихся в том или ином сообщении, Комитет по правам человека в соответствии с правилом 87 правил процедуры должен принять решение по вопросу о том, является ли сообщение приемлемым согласно Факультативному протоколу к Пакту.

6.2. Комитет отмечает, что оспариваемый закон вступил в силу на территории Словакии в 1991 году, когда страна все еще была частью Чешской и Словацкой Федеративной Республики, то есть до присоединения Словакии к Пакту и Факультативному протоколу в январе 1993 года. Но принимая во внимание, что Словакия продолжала применять положения закона 1991 года и после января 1993 года, сообщение не является неприемлемым ratione temporis.

6.3. Хотя жалоба автора касается имущественных прав, которые как таковые не защищаются Пактом, он утверждает, что закон 1991 года нарушает его права по статьям 2 и 26 Пакта, поскольку он применяется только к лицам, чье имущество было конфисковано после 1948 года, и тем самым исключает компенсацию за имущество, отобранное у этнических немцев по декрету 1945 года, принятому докоммунистическим режимом. Комитет уже имел повод утверждать, что законы, относящиеся к имущественным правам, могут нарушать статьи 2 и 26 Пакта, если они по своей природе дискриминационны. Вследствие этого вопрос, который в данном случае предстоит решить Комитету, заключается в том, входит ли в эту категорию закон 1991 года применительно к истцу.

6.4. В своих соображениях по сообщению 516/1992(Симунек против Чешской Республики) Комитет отметил, что закон 1991 года является нарушением Пакта, поскольку из сферы его применения исключены лица, чья собственность была конфискована после 1948 года лишь потому, что они не являлись гражданами страны или не проживали в ней после падения коммунистического режима в 1989 году. Настоящий случай отличается от соображений по приведенному выше делу, так как автор в данном случае не утверждает о якобы дискриминационном обращении в плане конфискации собственности после 1948 года. Вместо этого он утверждает, что закон 1991 года носит дискриминационный характер, поскольку в соответствии с ним компенсация не предоставляется жертвам конфискаций, проведенных в 1945 году по декретам докоммунистического режима.

6.5. Комитет настойчиво утверждает, что не всякое различие или дифференциация в обращении являются дискриминацией согласно смыслу статей 2 и 26. Комитет считает, что в настоящем случае законодательство, принятое после падения коммунистического режима в Чехословакии для компенсации жертвам этого режима, не является дискриминационным primafacie согласно смыслу статьи 26 лишь потому, что, как утверждает автор, оно не предоставляет компенсации жертвам несправедливости, якобы допущенной предшествующими режимами. Автор не обосновал такую претензию в соответствии со статьями 2 и 26.

6.6. Автор утверждает, что Словакия нарушила статью 17 Международного пакта о гражданских и политических правах, не устранив предполагаемое обращение с его семьей как с преступниками со стороны органов власти Словакии. Комитет считает, что автор не обосновал это конкретное утверждение.

7. Исходя из этого, Комитет по правам человека постановляет:

a)       считать настоящее сообщение неприемлемым согласно статье 2 Факультативного протокола;

b)       препроводить настоящее решение государству-участнику, автору и его адвокату.

ДОБАВЛЕНИЕ

Особое мнение членов Комитета г-жи Сесилии Медины Кироги и г-на Экарта Клайна в соответствии с пунктом 3 правила 94 правил процедуры Комитета в отношении решения Комитета по сообщению № 643/1995,

Петер Дробек против Словакии

Автор сообщения утверждает, что государство-участник подвергло его дискриминации, приняв закон 87/1991, согласно которому компенсация предоставляется лицам, чьи земли были конфискованы коммунистическим режимом, и не предоставляется лицам немецкого происхождения, чьи земли были конфискованы по декретам Бенеша.

Комитет объявил это сообщение неприемлемым из-за недостаточного обоснования иска автора. Мы не согласны с этим решением. Автор приводит четкие причины, по которым он считает, что подвергается дискриминации со стороны государства-участника: он так считает не только потому, что закон 87/1991 распространяется лишь на собственность, захваченную при коммунистическом режиме, а не на конфискации по декретам 1945 года, проводившиеся с 1945 по 1948 год докоммунистическим режимом; автор заявляет, что принятие закона 87/1991 отражает поддержку Словакией дискриминации, которой лица немецкого происхождения подвергались сразу после окончания Второй мировой войны. Далее он добавляет, что эта дискриминация со стороны органов власти Словакии продолжается по настоящее время (пункты 3.1 и 5.2). Поскольку статья 26 Пакта должна уважаться всеми органами власти государств-участников, законодательные акты также должны отвечать ее требованиям; соответственно, закон, который является дискриминационным по любому из оснований, приводимых в статье 26, будет нарушением Пакта. Государство-участник не отреагировало на обвинения автора. Иск по дискриминации, в котором поднимается вопрос по существу дела, - не оспаривавшийся государством-участником на этапе рассмотрения приемлемости - требует рассмотрения по существу. Вследствие этого мы делаем ывод, что данное сообщение следовало объявить приемлемым.

 

[1]               См. соображения Комитета по сообщению № 516/1992 (Симунек и др. против Чешской Республики), принятые 19 июля 1995 года, и по сообщению № 586/1994 (Адам против Чешской Республики), принятые 23 июля 1996 года.

 

 

 

поширити інформацію