MENU
Сайт находится в разработке

Мута против Украины

Номер дела: 37246/06
Дата: 12.02.2013
Окончательное:
Судебный орган: ЕСПЧ
Страна: Украина
Организация:

Мута против Украины.pdf

 

ПЯТАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО МУТА ПРОТИВ УКРАИНЫ

(Заявление № 37246/06)

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СТРАСБУРГ

31 июля 2012 года

 

Постановление примет статус окончательного в порядке, установленном статьей 44 § 2Конвенции. Оно может быть направлено на дополнительное рассмотрение.

 

В деле Мута против Украины,

Европейский суд по правам человека (Пятая Секция), заседая Палатой в составе:

Dean Spielmann, председатель,
Mark Villiger,
Karel Jungwiert,
Boštjan M. Zupan

ič,
Ann Power-Forde,
Ganna Yudkivska,
André Potocki, судьи,
and Stephen Phillips, заместитель секретаря Секции,

Заседая за закрытыми дверями 10 июля 2012 года,

Вынес в тот же день следующее решение:

ПРОЦЕДУРА

Дело было открыто по заявлению (№ 37246/06) против Украины, направленным в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) гражданином Украины, г-ном Иваном Викторовичем Мута (далее – заявитель) 30 августа 2006 года.

Заявителя, которому была предоставлена бесплатная правовая помощь, представляла г-жа Н. О. Бордунова, адвокат, практикующий в Киеве. Правительство Украины (далее – правительство) представляла их уполномоченный, г-жа В. Лутковская из Министерства юстиции Украины.

Заявитель жаловался, в частности, на то, что расследование его заявлений о жестоком обращении со стороны частного лица К. Было неэффективным.

17 января 2011 года заявление было направлено на коммуникацию правительству.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

Заявитель родился в 1988 году и проживает в селе Александровка, Украина.

A. События 14 июня 2000 года

14 июня 2000 года заявитель, которому было 11 лет, играл в футбол со своими друзьями. Два 15-летних мальчика забрали их мяч. Заявитель пытался получить мяч обратно, поэтому он и его друзья начали бросать каштаны в других мальчиков. Один из мальчиков, К., бросил камень в ответ, который попал в левый глаз заявителя. В результате заявителю был поставлен диагноз - сотрясение мозга. Впоследствии он ослеп на левый глаз.

B. Уголовное разбирательство в отношении К.

20 июня 2000 года Свердловская районная больница, в которой находился заявитель после случившегося инцидента, сообщила в Свердловское отделение милиции (Свердловський МВ УМВС України в Луганській області) о том, что заявителю был причинен вред третьим лицом.

Правительство утверждало, что в тот же день отец заявителя направил жалобу в милицию по поводу травм, полученных его сыном. Однако, по словам правительства, в тот же день отец заявителя просил прекратить расследования по жалобе, на основании того, что "у него нет никаких жалоб, и он отказывается давать какие-либо письменные объяснения или проходить судебно-медицинское обследование». Правительство представило копию письменного заявления, якобы подписанное отцом заявителя. Заявитель утверждал, что его отец никогда не делал такого заявления.

24 июня 2000 года милиция вынесла решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления.  

10 июля 2000 года отец заявителя подал заявление в милицию с просьбой возбудить уголовное дело в отношении К.

13 июля 2000 года милиция отклонила его просьбу в связи с отсутствием состава преступления.

21 августа 2000 года прокурор г. Свердловска (прокурор м. Свердловськ) отменил решение от 24 июня 2000 года и направил дело в милицию для проведения дополнительной проверки.

29 августа 2000 года Свердловский отдел судебно-медицинской экспертизы (Свердловське відділення судмедекспертизи) вынес заключение о том, что заявителю были причинены телесные повреждения средней степени тяжести, но окончательно установить серьезность повреждений будет возможным только в течение шести месяцев.

30 октября 2000 года в отношении К. было возбуждено уголовное дело в связи с умышленным нанесением телесных повреждений средней тяжести.

31октября 2000 года отец заявителя был признан потерпевшим и гражданским лицом по делу, поскольку на тот момент заявитель был несовершеннолетним.

В период между 9 ноября 2000 года и 5 июня 2001 года уголовное расследование было приостановлено "в связи с невозможностью определить нападавшего".

18 января 2001 года Луганское областное бюро судебно-медицинской экспертизы (Луганське обласне бюро судово-медичних експертиз) вынесло заключение о том, что заявителю были причинены телесные повреждения средней степени тяжести.   

5 июня 2001 уголовное производство было возобновлено.  

20 июня 2001 года действия К. были переквалифицированы на "непреднамеренное нанесение тяжких телесных повреждений". Это преступление не было наказуемо согласно уголовному законодательству, в том случае, если нападавший не достиг возраста уголовной ответственности (16 лет).

25 июня 2001 года уголовное дело в отношении К. было прекращено, и дело было передано в суд с целью применения к К. принудительных мер воспитательного характера (примусові заходи виховного характеру).

14 августа 2001 года Свердловский городской суд назначил проведение судебно-медицинской экспертизы заявителя.

13 декабря 2001 Луганское областное бюро судебно-медицинской экспертизы классифицировало травмы заявителя как тяжкие телесные повреждения.

27 февраля 2002 года Свердловский городской суд вынес постановление о проведении воспроизведения событий с участием всех участвующих лиц, их представителей и судебно-медицинского эксперта. Воспроизведение было проведено в марте 2002 года.

29 июля 2002 года прокурор г. Свердловска сообщил отцу заявителя о том, что в отношении следователя было возбуждено дисциплинарное производство в связи с затягиванием расследования.

18 ноября 2002 года Свердловский городской суд направил дело на дополнительное расследование. Заявитель обжаловал это решение, и просил классифицировать действия К. как умышленное нанесение тяжких телесных повреждений.

28 января 2003 года Апелляционный суд Луганской области оставил в силе решение от 18 ноября 2002 года.

20 марта 2003 года действия К. снова были квалифицированы как непреднамеренное нанесение тяжких телесных повреждений, и дело было передано в Свердловский городской суд для вынесения постановления о применении принудительных мер воспитательного характера в отношении К.

30 января 2004 года суд направил дело на дополнительное расследование, поскольку К. уже не был несовершеннолетним, и поэтому суд не мог вынести постановление о применении в отношении него принудительных мер воспитательного характера.

30 марта 2004 года Апелляционный суд Луганской области направил дело на новое рассмотрение.

13 июля 2004 года Свердловский городской суд вновь направил дело на дополнительное расследование. Он отметил, что неясно, были ли причинены заявителю телесные повреждения средней степени тяжести или тяжкие телесные повреждения, а также то, были ли действия К. по причинению заявителю телесных повреждений умышленными.

21 сентября 2004 года Апелляционный суд Луганской области оставил в силе это решение.

25 октября 2004 года следователь Свердловского отделения милиции (слідчий Свердловського МВ УМВС України в Луганській області) принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении К. относительно умышленного нанесения заявителю тяжких телесных повреждений. На следующий день он направил дело в отношении К. по непреднамеренному причинению телесных повреждений в суд, для принятия решения о закрытии дела, поскольку срок привлечения к уголовной ответственности уже истек.

3 ноября 2004 года Свердловский городской суд отменил решение от 25 октября 2004 года.

7 декабря 2004 года Апелляционный суд Луганской области изменил решение от 3 ноября 2004 года и направил дело на дополнительное расследование.

В январе 2005 г ода дело было передано для расследования в органы расследования г. Краснодон (слідчий відділ Краснодонського МВ УМВС України в Луганській області).

11 апреля 2005 года К. было предъявлено обвинение в умышленном нанесении тяжких телесных повреждений, и дело было передано в местный суд г. Краснодона.

14 октября 2005 года по просьбе К. суд вынес постановление о проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы.

19 декабря 2005 года Донецкое областное бюро судебно-медицинской экспертизы (Донецьке обласне бюро судово-медичної експертизи) вынесло заключение о том, что заявителю были причинены телесные повреждения средней степени тяжести.

3 апреля 2006 года суд отклонил ходатайство отца заявителя о проведении третьей судебно-медицинской экспертизы с целью согласования противоречивых выводов предыдущих экспертиз 2001 и 2005 года.

26 мая 2006 года суд отклонил аналогичное ходатайство прокурора.

3 июля 2006 года суд решил удовлетворить просьбу отца заявителя и постановил провести дополнительную судебно-медицинскую экспертизу в городе Киев.

8 августа 2006 года Главное бюро судебно-медицинской экспертизы (Головне бюро судово-медичної експертизи) сообщило суду о том, что проведение такой экспертизы не будет возможным до 2008 года.

27 ноября 2006 года заявитель был признан лицом с инвалидностью третьей группы (наименьшей).

4 июля 2008 года комиссия из четырех экспертов пришла к выводу, что заявителю были причинены тяжкие телесные повреждения: травма левого глаза и сотрясение мозга.

9 октября 2008 местный суд г. Краснодон назначил К. наказание за нанесение тяжких телесных повреждений в виде трех лет лишения свободы отсрочкой исполнения приговора, установив один год испытательного срока. В судебном заседании К. признал себя виновным.

23 декабря 2008 года Апелляционный суд Луганской области прекратил производство по делу на основании того что срок привлечения к уголовной ответственности уже истек.

В тот же день суд вынес специальное постановление, которым информировал Совет судей Луганской области о том, что производство по делу длилось слишком долго.

C. Гражданские процедуры

В сентябре 2009 года заявитель и его отец инициировали гражданское дело о возмещении ущерба. Они требовали выплату 23399 гривен в качестве компенсации материального вреда, а также 70000 гривен в качестве компенсации морального вреда.

26 апреля 2011 года Свердловский городской суд Луганской области присудил выплату в пользу заявителю 15 000 гривен (на тот момент эквивалент 1,270.65 евро (EUR)), подлежащих уплате К., в качестве компенсации морального вреда. Суд также присудил выплату в пользу отца заявителя 15,067.16 гривен в качестве компенсации материального и морального вреда.

19 сентября и 20 октября 2011 года Апелляционный суд Луганской области и Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел, соответственно, оставили в силе это решение.

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

A. Уголовный кодекс Украины (действующий до 1 сентября 2001 года)

Статья 10. Ответственность несовершеннолетних

1. Уголовную ответственность несут лица, которым до совершения преступления исполнилось шестнадцать лет.

2. Лица, совершившие преступление в возрасте от четырнадцати до
шестнадцати лет, подлежат уголовной ответственности только … за преднамеренное нанесение телесных повреждений, которые причинили вред здоровью …

Статья 101. Умышленное нанесение тяжких телесных повреждений

1. Умышленное тяжкое телесное повреждение, то есть умышленное телесное
повреждение, опасное для жизни в момент причинения, или такое, которое
повлекло потерю какого-либо органа или утрату его функций,
душевную болезнь или иное расстройство здоровья, соединенное со стойкой
утратой трудоспособности не менее чем на одну треть, или
прерывание беременности или непоправимое обезображивание лица.

...

Статья 102. Умышленные телесные повреждения средней тяжести

Умышленное средней тяжести телесное повреждение, то есть умышленное
телесное повреждение, которое не является опасным для жизни, но такое, которое повлекло длительное нарушение функций какого-либо органа или другое длительное расстройство здоровья без последствий, указанных в статье 101 настоящего Кодекса, наказывается лишением свободы на срок до четырех лет или исправительными работами на срок до двух лет. …

Статья 105. Неосторожное тяжкое или средней тяжести
телесное повреждение

Неосторожное тяжкое или средней тяжести телесное повреждение -
наказывается лишением свободы на срок до одного года или
исправительными работами на тот же срок.

B. Уголовный кодекс Украины   (действующий с 1 сентября 2001 года)

Статья 22. Возраст уголовной ответственности 1. Уголовную ответственность несут лица, которым до совершения преступления исполнилось шестнадцать лет.

2. Лица, совершившие преступления в возрасте от четырнадцати до
шестнадцати лет, подлежат уголовной ответственности только … за нанесение тяжких телесных повреждений … (и) нанесение телесных повреждений средней степени тяжести …

Статья 105. Освобождение от наказания с применением
   принудительных мер воспитательного характера

1. Несовершеннолетний, совершивший преступление небольшой или средней
тяжести, может быть освобожден судом от наказания, если будет
признано, что вследствие чистосердечного раскаяния и дальнейшего безупречного поведения на момент постановления приговора он не нуждается
в применении наказания.

2. У цьому разі суд застосовує до неповнолітнього такі примусові заходи виховного характеру:

(1) предупреждение;

(2) ограничение досуга и установление особых требований к
поведению несовершеннолетнего;

(3) передача несовершеннолетнего под надзор родителей или лиц,
заменяющих их, или под надзор педагогического или трудового коллектива
с его согласия, а также отдельных граждан по их просьбе;

(4) возложение на несовершеннолетнего, достигшего
пятнадцатилетнего возраста и имеющего имущество, средства или заработок,
обязанности возмещения причиненного материального ущерба;

(5) направление несовершеннолетнего в специальное
учебно-воспитательное учреждение для детей и подростков до его
исправления, но на срок, не превышающий трех лет. Условия
пребывания в этих учреждениях несовершеннолетних и порядок их оставления
определяются законом.

3. К несовершеннолетнему может быть применено несколько принудительных
мер воспитательного характера, предусмотренных в части второй настоящей
статьи. Продолжительность мер воспитательного характера, предусмотренных в
пунктах 2 и 3 части второй настоящей статьи, устанавливается судом,
который их назначает.

4. Суд также может признать необходимым назначение
несовершеннолетнему воспитателя в порядке, предусмотренном законом.

Статья 106. Освобождение от уголовной ответственности и отбывания наказания в связи с истечением сроков давности

1. Освобождение от уголовной ответственности и отбывания

наказания в связи с истечением сроков давности к лицам,
совершивших преступление в возрасте до восемнадцати лет, применяется
соответствии со статьями 49 и 80 настоящего Кодекса с учетом
положений, предусмотренных настоящей статьей.

2. В отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи,
устанавливаются следующие сроки давности:

... (3) семь лет в случае совершения тяжкого преступления …»

ПРАВО

I. ЗАЯВЛЕННОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ

Заявитель жаловался на то, что расследование по его делу было неэффективным, а процедуры чрезмерно затягивались. Он ссылался на статьи 3, 6 и 13 Конвенции.

Суд, который дает характеристику закону в данном деле, полагает, что вышеуказанные жалобы должны быть рассмотрены исключительно в соответствии с процессуальными аспектом статьи 3 Конвенции, которая звучит следующим образом:

Статья 3

«Никто не может быть подвергнут пыткам и другим видам жестокого или унижающего достоинство обращения или наказания»

A. Приемлемость

Правительство не предоставило никаких замечаний относительно приемлемости данного дела.

Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу статьи 35 § 3 (а) Конвенции. Она также не является неприемлемой на каких-либо других основаниях. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

B. Существо дела

Правительство утверждало, что расследование по данному делу включало в себя допрос восемнадцати свидетелей, допрос потерпевшего в четырех случаях, и допрос К. в семи случаях; были проведены четыре судебно-медицинских экспертизы и одна судебно-баллистическая экспертиза. Поскольку все лица, участвующие в инциденте, были несовершеннолетними, расследование требовало особого усердия и осторожности.

Далее правительство утверждало, что отец заявителя изначально не хотел привлекать К. к уголовной ответственности, и впоследствии ему была дана возможность в полной мере участвовать в расследовании.

Таким образом, правительство заявило, что органы государственной власти приняли все возможные меры для обеспечения доказательств по делу, которое требовало особого усердия, и обеспечили право заявителя на участие в расследовании. В результате было установлено виновное лицо, а его действия были правильно классифицированы. Поэтому, в настоящем деле государство выполнило свои обязательства по статье 3 Конвенции.

В ответ заявитель утверждал, что допрос свидетелей и судебно-медицинская экспертиза в обстоятельствах дела не должны были длиться более чем полгода. Несмотря на это, производство по делу длилось восемь лет. Заявитель считает, что органы государственной власти намеренно затягивали разбирательство, что позволило К. избежать ответственности.

. Вначале Суд отмечает, что в результате насильственных действий частного лица К. заявитель получил тяжкие телесные повреждения, потерял зрение на левый глаз и стал инвалидом. Таким образом, обращение, которому он подвергался, достигло порога тяжести, необходимого для того, чтобы подпадать под сферу действия статьи 3 Конвенции (см., a contrario, Tonchev v. Bulgaria, no. 18527/02, § 38-40, 19 ноября 2009 года).

Далее Суд повторяет, что его прецедентное право является последовательным и ясным в части того, что статья 3 Конвенции устанавливает требование для властей провести эффективное официальное расследование предполагаемого жестокого обращения, даже если такое обращение имело место со стороны частных лиц (см. Ay v. Turkey, no. 30951/96, § 60, 22 марта 2005 года, и M.C. v. Bulgaria, no. 39272/98, § 151, ECHR 2003XII и, более позднее, Biser Kostov v. Bulgaria, no. 32662/06, 10 января 2012 года).

В частности, статья 3 требует от государств ввести в действие эффективные уголовно-правовые положения для предотвращения совершения преступлений против личной неприкосновенности, подкрепленные правоохранительными механизмами по предупреждению, пресечению и наказанию за нарушение этих положений. С другой стороны, само собой разумеется, что обязательство государства по статье 1 Конвенции не может толковаться как требование к государству обеспечить через свою правовую систему, чтобы ни один человека никогда не подвергал другого нечеловеческому или унижающему достоинство обращению, или чтобы в случае возникновения такой ситуации, уголовное расследование должно обязательно привести к применению определенной санкции. Для того, чтобы государство могло нести ответственность в данном случае, по мнению Суда, должны иметь место доказательства того, что внутренняя правовая система, и в частности, уголовное право, применяемое в обстоятельствах данного дела, не в состоянии обеспечить практическую и эффективную защиту прав, гарантированных статьей 3 (см. Beganović v. Croatia, no. 46423/06, § 71, 25 июня 2009 года, с дальнейшими ссылками).

Минимальные стандарты эффективности, установленные прецедентным правом Суда, включают в себя требования, что расследование должно быть независимым, беспристрастным и подлежать общественному контролю, и что компетентные органы должны действовать с максимальной добросовестностью и оперативностью (см., mutatis mutandis, Menesheva v. Russia, no. 59261/00, § 67, ECHR 2006-III).

Процедурные требования статьи 3 выходят за рамки стадии предварительного следствия, когда, как в этом деле, расследование приводит к совершению определенных правовых действий до судебного рассмотрения: разбирательство по делу в целом, в том числе и на стадии судебного рассмотрения, должно соответствовать требованиям, закрепленных в статье 3. Это означает, что национальные судебные органы ни в коем случае не должны быть настроены на то, чтобы причинение физических или психологических страданий оставалось безнаказанным. Это необходимо для поддержания доверия общества к национальному правосудию, а также соблюдения принципа верховенства права, и для предотвращения любого проявления толерантности или согласия органов власти на совершение незаконных действий (см., mutatis mutandis, Okkalı v. Turkey, no. 52067/99, § 65, ECHR 2006 XII (извлечение)).

В настоящем деле Суд отмечает, что уголовное судопроизводство по делу в отношении нападавшего на заявителя длилось восемь с половиной лет - с 20 июня 2000 года, когда милиция была проинформирована об инциденте, до 23 декабря 2008 года, когда суд прекратил производство по делу на основании истечения срока привлечения к уголовной ответственности.

Суд отмечает, что дело, вынесенное на рассмотрение национальных органов власти, кажется, не было сложным. Обстоятельства дела были ясными, инцидент был ограничен только одним эпизодом, в котором участвовало небольшое число свидетелей. Однако национальным властям потребовалось более восьми лет, чтобы расследовать это дело. Дело несколько раз направлялось на дополнительное расследование, в частности, по причине невозможности установить на протяжении более четырех лет расследования основные факты по делу (тяжесть нанесенных повреждений и ступень вины К. в их нанесении) (смотри параграф 30 выше). К тому времени, когда было вынесено решение по делу заявителя, истек срок давности для привлечения К. к уголовной ответственности.

Далее Суд отмечает, что разбирательство включало в себя значительные периоды бездействия. В частности, производство по делу было на полгода приостановлено по неизвестным причинам (смотри параграф 16 выше), и национальным властям потребовалось более двух лет для выполнения окончательной судебно-медицинской экспертизы по делу заявителя (смотри параграфы 42 и 44 выше). Власти сами признали затяжной характер расследования и судебного разбирательства по делу (смотри параграфы 24 и 47 выше).

. В свете вышеизложенного Суд приходит к выводу, что в данном деле власти не провели эффективного расследования жалоб заявителя на жестокое обращение, что привело к истечению соответствующего срока и сделало невозможным дальнейшее судебное преследование подозреваемых по делу. Соответственно, имело место нарушение статьи 3 Конвенции в ее процессуальном аспекте.

II. ДРУГИЕ ЗАЯВЛЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

Заявитель также жаловался, что судебное рассмотрение по уголовному делу в отношении К. было несправедливым. Он ссылался на статьи 6 и 14 Конвенции.

Тщательно изучив представленные соображения заявителя в свете всех материалов, имеющихся в его распоряжении, и в той мере, в которой они были обжалованы, в пределах своей компетенции, Суд считает, что они не содержат каких-либо доказательств нарушения прав и свобод содержащихся в Конвенции.

Следовательно, что эта часть жалобы должна быть признана неприемлемой в соответствии со статьей 35 §§ 3 (a) и 4 Конвенции.

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

Статья 41 Конвенции предусматривает:

“Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

A. Вред

Заявитель требовал выплаты ему 75,000 евро (EUR) в качестве компенсации морального вреда.

Правительство утверждало, что требования заявителя были безосновательными.

Суд, принимая решение на справедливой основе, присудил заявителю 7,500 евро (EUR) в качестве компенсации морального вреда.

B. Расходы и издержки

Заявитель не требовал компенсации расходов и издержек.

C. Пеня

Суд считает разумным, чтобы пеня основывалась на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка с добавлением трех процентных пунктов.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ, СУД ЕДИНОГЛАСНО

1 Объявляет жалобу по статье 3 Конвенции в части неэффективного расследования приемлемой, остальную часть жалобы – неприемлемой.

2 Постановляет, что в данном деле имело место нарушение статьи 3 Конвенции в ее процессуальном аспекте.

3 Постановляет

(a)  что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев с даты, когда решение станет окончательным в соответствии со статьей 44 § 2 Конвенции 7.500 евро (EUR), переведенные на украинскую валюту по курсу, действующему на дату выплаты, плюс любой налог, который может быть наложен на заявителя;

(b)  что по истечении вышеупомянутых трех месяцев до выплаты простые проценты должны начисляться на эти суммы в размере, равном предельной годовой процентной ставке по займам Европейского Центрального Банка в течение периода по умолчанию, плюс три процентных пункта;

Отклоняет остальные требования заявителя о справедливой сатисфакции.

 

Составлено на английском языке и объявлено в письменном виде 31 июля 2012 года в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

Stephen PhillipsDean Spielmann
Секретарь СекцииПредседатель

 

поширити інформацію