MENU
Сайт находится в разработке

Диене Каба против Канады

Номер дела:
Дата: 25.03.2010
Окончательное:
Судебный орган:
Страна: Канада
Организация:

Соображения Комитета по правам человека в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах (девяносто восьмая сессия)

относительно

Сообщения № 1465/2006[1]

 

Представлено:

Г-жой Диене Каба (представлена адвокатом Джоанной Дуайон, затем – Валери Жоликёр)

Предполагаемые жертвы:

Г-жа Диене Каба и ее несовершеннолетняя дочь Фатумата Каба

Государство-участник:

Канада

Дата сообщения:

7 апреля 2006 года (первоначальное представление)

Решение по вопросу о приемлемости:

1 апреля 2008 года

Комитет по правам человека, образованный в соответствии со статьей 28 Международного пакта о гражданских и политических правах,

на своем заседании 25 марта 2010 года,

завершив рассмотрение сообщения № 1465/2006, представленного от имени г-жи Диене Каба в соответствии с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах,

приняв во внимание всю письменную информацию, представленную автором сообщения и государством-участником,

принимает следующее:

Соображения в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола

1.1 Автором сообщения является г-жа Диене Каба, гражданка Гвинеи, родившаяся 27 марта 1976 года в Монровии, Либерия, которая представляет сообщение от своего имени и от имени своей дочери Фатуматы Каба, родившейся 2 декабря 1994 года в Гвинее. Автор утверждает, что ее высылка с дочерью в Гвинею составила бы нарушение прав, которые гарантированы им статьями 7; 9, пункт 1; 13; 14; 18, пункт 1; 24, пункт 1, Пакта. Они представлены адвокатом: сначала – Джоанной Дуайон, а затем – Валери Жоликёр. Факультативный протокол вступил в силу для государства-участника 19 мая 1976 года.

1.2 27 июля 2007 года Комитет, действуя через своего Специального докладчика по вопросу о новых сообщениях и временных мерах, в соответствии с правилом 92 своих правил процедуры, просил государство-участник не высылать автора и ее дочь в Гвинею, пока сообщение находится на рассмотрении в Комитете.

Факты в изложении автора

2.1 20 февраля 2001 года, когда Фатумате было шесть лет, супруг автора сообщения г−н Кару Каба, действуя без ведома своей супруги, поручил двум женщинам, практикующим эксцизию, забрать Фатумату после школьных занятий, чтобы подвергнуть ее этой операции[2]. Когда автор пришла за дочерью в школу, ей сказали, что девочку забрали две пожилые женщины, и она спешно вернулась домой. Ей удалось помешать проведению операции, но в этот момент появился ее супруг и избил ее. Во время ссоры Фатумата получила травму головы. Матери с дочерью удалось бежать, и 25 мая 2001 года они покинули Гвинею. Они прибыли в Канаду и подали ходатайство о предоставлении статуса беженцев на основании своей принадлежности к особой социальной группе одиноких женщин – жертв насилия в семье и в связи с серьезной угрозой эксцизии, которой подвергается Фатумата.

2.2 17 сентября 2002 года Канадский совет по делам иммигрантов и беженцев (СИБ) отказался предоставить статус беженцев автору сообщения и ее дочери, поскольку усомнился в достоверности заявлений. Приблизительно 3 марта 2003 года автор подала заявление о предоставлении постоянного вида на жительство по соображениям гуманности и сострадания (ГС) и приблизительно 22ноября 2005 года – другое заявление на предмет проведения процедуры оценки опасностей, угрожающих депортируемым, до высылки (ООДВ). Доказательства, представленные в подкрепление обоих заявлений, включают различные документы, подтверждающие риск эксцизии в Гвинее, в том числе медицинскую справку о том, что Фатумата не подвергалась эксцизии, и многочисленные свидетельства о практике эксцизии в этой стране. Дядя автора, г-н Кабин, подтвердил в письме, что супруг автора продолжает таить на нее злобу и угрожал расправиться с ней при встрече. Кроме того, дядя подтвердил, что г‑нКаба избивал ее и в прошлом. Автор также представила полученное от супруга письмо, в котором тот угрожал ей и настаивал на том, чтобы Фатумата стала "настоящей мусульманкой", т.е. подверглась эксцизии. Супруг обвинял автора в том, что она следует примеру белых, и угрожал ее убить, если она не вернет ему его дочь.

2.3 Наряду с проблемами, обусловленными поведением ее супруга, автор заявляет об угрозе преследования в связи с последними событиями, которые ее семье пришлось пережить в Гвинее. Так, например, после неудачной попытки государственного переворота против Президента Гвинеи в январе 2005 года многие члены семьи Каба были арестованы. С тех пор ее родственники находились под усиленным надзором, включая неожиданные вторжения сотрудников безопасности в их дома, и пять человек были арестованы. Еще одного ее дядю забрали ночью в апреле 2005 года, и его местонахождение остается неизвестным. В одном из приведенных свидетельств указывается, что во время допроса одного из членов семьи в апреле 2005 года власти якобы обвиняли автора и ее братьев, также находящихся за границей, в финансировании государственного переворота с целью свержения Президента Гвинеи. Все эти доказательства являются новыми обстоятельствами, которые не учитывались при рассмотрении ходатайства о предоставлении убежища в 2002 году.

2.4 Заявления о предоставлении постоянного вида на жительство по соображениям ГС и о проведении процедуры ООДВ были отклонены 16 декабря 2005года, и была назначена дата высылки. Автор обратилась в Федеральный суд с просьбой разрешить судебный пересмотр решения по этим заявлениям. Она также обратилась в Федеральный суд с ходатайством об отсрочке исполнения постановления о высылке, но оно было отклонено 27 февраля 2006 года.

2.5 19 мая 2006 года адвокат сообщил, что в результате процедуры, начатой в июле 2005года, 12января 2006 года автор получила развод[3]. В суде автора представлял ее брат Аль Хасан Каба, которому было поручено согласиться на развод и потребовать передачу Фатуматы под исключительную опеку матери. Врешении о разводе не содержится никакого упоминания об опеке над ребенком, и адвокат утверждает, что в данном случае применяется статья 359 Гражданского кодекса Гвинеи, предусматривающая, что ребенок в возрасте старше семилет автоматически остается под опекой отца[4]. По словам брата автора, г‑нКаба также добился того, что судья дал указание ему и его матери сделать все возможное для возвращения Фатуматы к г-ну Каба под угрозой строгого наказания. Кроме того, в своем письменном заявлении под присягой брат автора предупреждает, что г-н Каба продолжает настаивать на том, чтобы Фатумата была подвергнута эксцизии, и объявил о своем намерении выдать ее замуж за своего племянника. Таким образом, в случае своего возвращения в Гвинею Фатумата подверглась бы совершенно определенному риску эксцизии и принудительного заключения брака по настоянию своего отца, который обладал бы над ней всей полнотой родительской власти. И в этом случае гвинейское государство не смогло бы оказать авторам никакой помощи. Автор предоставляет также свидетельство своего дяди г-на Бангали Каба от 13 марта 2006 года, который вновь говорит о серьезной опасности, грозящей автору сообщения и ее дочери.

Содержание жалобы

3.1 Адвокат утверждает, что были нарушены статьи 7; 9, пункт 1; 13; 14; 18, пункт 1; и 24, пункт 1, Пакта. Вместе с тем она не увязывает ни одну из этих статей с какими-либо конкретными заявлениями.

3.2 При принятии различных решений было допущено несколько серьезных ошибок, в частности: а) в отношении оценки риска эксцизии и несоблюдения принципа наилучшего учета интересов ребенка; b) в связи с игнорированием доказательств и недооценкой опасений, связанных с особым положением автора как одинокой женщины и жертвы насилия в семье; с) в связи с нарушением принципов естественного правосудия и права быть заслушанным, заключением о неправдоподобности показаний и произвольной дисквалификацией новых доказательств; а также d) в связи с нерассмотрением нового аспекта опасений по поводу возвращения в страну – возвращения в качестве члена семьи Каба.

3.3 Во-первых, основная проблема в связи с несоблюдением принципа наилучшего учета интересов Фатуматы возникла во время принятия решений по вопросу о процедуре ООДВ и ГC. В досье имелась медицинская справка о том, что Фатумата не подвергалась эксцизии, а также письма и заявления, сделанные автором под присягой, которые подтверждают наличие риска эксцизии в Гвинее. Документально подтверждалось, что в Гвинее эксцизии подвергаются около 99% девочек[5]. Хотя в Гвинее принято законодательство о запрещении эксцизии, оно не находит никакого применения на практике: соответствующая защита со стороны государства по сути отсутствует. Служащий, рассматривавший вопрос о процедуре ООДВ, заключил, что практика эксцизии в Гвинее не является предметом спора в рамках данного досье. А в решении Федерального суда вообще не упоминается ни проблема эксцизии, ни вопрос о наилучшем учете интересов ребенка, которые тем не менее послужили основанием для отсрочки высылки. Эта ошибка со всей очевидностью свидетельствует о нарушении статей Пакта и ставит под угрозу физическую неприкосновенность, психическое здоровье, безопасность, развитие и школьное обучение Фатуматы. Кроме того, высылка Фатуматы противоречит положениям Конвенции о правах ребенка[6]. Интересам Фатуматы наилучшим образом отвечает невозвращение в неблагоприятную среду, где ее отец-многоженец будет снова, как и в прошлом, избивать ее мать и издеваться над ней. В данном случае служащий, занимавшийся процедурой ООДВ, и Федеральный суд не уделили должного внимания и не проявили необходимой чуткости к интересам данного ребенка остаться в Канаде, в общество которой она интегрировалась и где она находится под защитой от угрозы эксцизии. Адвокат ссылается также на многочисленные решения канадских инстанций, которые соглашались предоставить статус беженца на одном лишь основания риска эксцизии в Гвинее, приравниваемого к преследованию, и которые признают женщин в качестве особой социальной группы.

3.4 Во-вторых, в решениях по процедуре ООДВ и ГC не было принято во внимание особо уязвимое положение автора в качестве жертвы насилия в семье и одинокой женщины, а ведь на деле именно сочетание таких факторов, как положение женщины – жертвы насилия в семье, отсутствие защиты со стороны гвинейского государства и отсутствие поддержки со стороны родственников в Гвинее в связи с отказом подвергнуть свою дочь калечащей операции на половых органах, дает ей разумные основания опасаться преследований. Автор нарушила бытующие в стране традиции и выступила против своего супруга и его семьи в вопросе об эксцизии Фатуматы. В решении СИБ не оспаривался тот факт, что автор явилась жертвой насилия в семье. И хотя суд по сути усомнился в подлинности медицинской справки Фатуматы[7], он не выразил никаких особых сомнений в отношении медицинских справок или фотографий, представленных автором в подтверждение полученных травм и посещений врача после избиения ее супругом.

3.5 Кроме того, ни служащий, занимавшийся процедурой ООДВ, ни Федеральный суд не рассматривали заявление автора под углом зрения ее принадлежности к особой социальной группе женщин. Утверждается также, что и служащий, занимавшийся процедурой ООДВ, и служащий, отказавшийся удовлетворить заявление автора о предоставлении убежища, допустили юридические ошибки, заключив, что автор должна доказать наличие угрозы лично ей и ее дочери, не приняв во внимание обоснованность их опасений, вытекающих из их принадлежности к особой социальной группе – женщины.

3.6 В-третьих, что касается принципов естественного правосудия, то, учитывая факт нарушения этих принципов, решения властей по вопросу о ООДВ и ГC нельзя считать правомерными. Служащий, рассматривавший заявления по процедуре ООДВ и ГС, усомнился в достоверности рассказа автора и отклонил представленные ею новые доказательства, поставив под сомнение ее поведение, которое, по его мнению, затянуло ее отъезд из Гвинеи вместе с дочерью. Вместе с тем эти новые документы имели решающее значение, поскольку они подтверждали многие факты, а именно: что супруг автора требует, чтобы ее дочь была подвергнута эксцизии; супруг подтверждает, что автор подвергнется серьезной или даже смертельной расправе при их встрече; что дядя автора в свою очередь подтверждает угрозы и избиения со стороны ее супруга, а также стремление г−на Каба подвергнуть свою дочь эксцизии. Автору ни разу не предоставлялась возможность высказаться лично, и указанный служащий отказался признать убедительность столь важного доказательства, нарушив тем самым право автора быть заслушанной. Кроме того, этот служащий усомнился во всей истории автора, даже не проведя с ней собеседования, с тем чтобы прояснить так называемые противоречия или несоответствия. А в решении Федерального суда эти новые доказательства вообще не упоминаются. В силу этого авторы утверждают, что решениям по процедуре ООДВ и ГС присущ существенный изъян, поскольку не было проведено ни собеседования, ни заслушания с целью решения вопросов о фактах и степени их достоверности[8].

3.7 В-четвертых, что касается произвольной дисквалификации новых доказательств и нерассмотрения нового аспекта опасений автора, то здесь была совершена еще одна принципиальная ошибка при принятии решений по процедуре ООДВ и ГС. В письме сестры автора содержалось свидетельство наличия нового элемента риска, а именно риска преследования автора как члена семьи Каба и как лица, обвиняемого властями в том, что оно финансировало попытку свержения Президента. Этот новый элемент не фигурировал в ходе слушаний в СИБ, а служащий, занимавшийся процедурой ООДВ, его отклонил. Адвокат повторяет, что считает несправедливым тот факт, что служащий не принял к рассмотрению этот элемент риска, даже не пригласив автора на собеседование, стем чтобы дать ей возможность высказаться.

3.8 Исполнение решения о высылке автора и ее дочери в Гвинею чревато нанесением им непоправимого ущерба, поскольку оно поставило бы под угрозу безопасность, здоровье, неприкосновенность и жизнь автора, которая может стать жертвой расправы со стороны мужа, не имея при этом никакой возможности прибегнуть к защите со стороны гвинейского государства. Кроме того, исполнение постановления о высылке поставило бы под угрозу безопасность, здоровье, развитие, физическую и психическую неприкосновенность, жизнь и возможность наилучшего учета интересов Фатуматы.

Замечания государства-участника

4.1 24 января 2007 года государство-участник заявило, что сообщение является неприемлемым, с одной стороны, в силу неисчерпания внутренних средств правовой защиты, а с другой – потому, что автор недостаточно обосновала свои утверждения.

4.2 Государство-участник считает сообщение неприемлемым ввиду неисчерпания внутренних средств правовой защиты. "Новые" элементы доказательства должны были бы использоваться для подачи автором новой просьбы о процедуре ООДВ[9], и это средство правовой защиты все еще находится в ее распоряжении. Автор могла бы также просить Федеральный суд отложить исполнение постановления о ее высылке в ожидании результатов по процедуре ООДВ.

4.3 Что касается минимально необходимого обоснования сообщения, то утверждения автора явно не заслуживают доверия ввиду многочисленных противоречий и несуразностей в наиболее важных аспектах ее показаний. Представленные доказательства не подтверждают ее утверждений и не вызывают доверия. Сообщение не дает ни одного серьезного основания считать, что автору и ее дочери по их возвращении в Гвинею угрожал бы риск подвергнуться какому-либо виду обращения, запрещенному статьей 7 Пакта. Утверждения о нарушении других статей Пакта неприемлемы ratione materiae или недостаточно обоснованы для целей приемлемости.

4.4 Кроме того, государство-участник считает, что по тем же причинам сообщение должно быть отклонено по существу. Утверждения автора уже глубоко изучались канадскими властями при рассмотрении ее ходатайств, касающихся предоставления статуса беженца и проведения процедуры ООДВ и ГС, а также в связи с ее просьбой к Федеральному суду об отсрочке выполнения постановления о высылке. Утверждения и доказательства, представленные в рамках этих процедур, в основном являются теми же самыми, что были направлены в Комитет. Изучив все утверждения и доказательства и заслушав автора лично, канадские власти пришли к заключению, что ее слова не заслуживают доверия и что она и ее дочь, по возвращении в Гвинею, не рискуют подвергнуться преследованию или каким-либо запрещенным видам обращения. В частности, канадские власти заключили, что нет достаточных доказательств, позволяющих считать, что Фатумата лично рискует подвергнуться принудительной эксцизии в Гвинее.

4.5 Государство-участник отмечает главные расхождения и противоречия, выявленные канадскими властями. Во-первых, налицо отсутствие убедительных доказательств предполагаемой попытки принудительной эксцизии 20 февраля 2001года. СИБ отметил, что медицинская справка от 20 февраля 2001 года полностью противоречит версии, изложенной автором, поскольку в справке указано, что Фатумата получила травмы за три недели до предполагаемой попытки принудительной эксцизии[10]. Когда автору во время собеседования в СИБ было указано на это существенное противоречие, она не дала на это никакого ответа или объяснения. Кроме того, она не попыталась объяснить это противоречие в своем заявлении о проведении процедуры ООДВ в ноябре 2005 года. Теперь же в Комитете она утверждает, что врач ошибся, указав, что Фатумата получила ранения за три недели до медицинского осмотра. В качестве доказательства она представляет подписанную тем же самым габонским врачом новую медицинскую справку от 25 января 2006 года. В этой новой справке говорится, в частности, следующее: "На самом деле речь шла о травме, полученной в тот же самый день, т.е. 20 февраля 2001 года, когда проводился медицинский осмотр, а не за три недели до этого. Ошибка в дате явилась следствием того, что данную пациентку перепутали с другой девочкой, которую я принимал в своем кабинете за некоторое время до этого и у которой имелись аналогичные травмы черепа". Государство-участник утверждает, что это новое доказательство не выглядит правдоподобным и что пояснение врача не вызывает доверия. Во-первых, речь не идет о простой ошибке в дате, поскольку диагноз от 20 февраля 2001 года говорит о состоянии выздоровления, а не описывает пациента, который только что получил травму[11]. Во-вторых, представляется неправдоподобным, чтобы автор медицинской справки смог вспомнить о своей ошибке и о ее причинах почти пять лет спустя. Указанное исправление не объясняет, почему медицинский рецепт на имя автора датирован 11 февраля 2001 года, в то время как она утверждает, что получила травмы в тот же день, что и дочь, т.е. 20 февраля 2001 года.

4.6 Государство-участник отмечает также, что 22 февраля 2001 года автор отправилась во Францию без своей дочери. У нее был паспорт и шенгенская виза, действительная по 10 марта 2001 года. Вместо того чтобы немедленно бежать со своей дочерью, автор совершила недельную поездку во Францию без дочери с 22февраля по 1 марта 2001 года, когда она снова вернулась в Габон. И только через три месяца она покинула Габон вместе с дочерью. В своем ходатайстве о предоставлении статуса беженца автор указала, что целью ее поездки во Францию было получение визы в Канаду. На самом же деле канадская виза была получена ею в Либревиле, Габон, и нет никаких свидетельств того, что канадская виза запрашивалась ею в Париже в феврале 2001 года. Отвечая на соответствующий вопрос СИБ, автор заявила, что поездка во Францию давала ей возможность просить убежища во Франции, но при этом она не утверждала, что имела такое намерение. Она также сообщила, что не хотела уезжать из Франции и возвращаться в Габон, но там осталась ее дочь. Несмотря на сделанные СИБ выводы, автор не попыталась пояснить причину своей поездки во Францию ни в своем заявлении о проведении процедуры ООДВ, ни в своем заявлении о ГС, ни в своем сообщении, представленном в Комитет. Что касается определенного промежутка времени, прошедшего с момента возвращения из Франции до 25 мая 2001 года, когда она покинула Габон вместе со своей дочерью, то автор объяснила это нехваткой денег и временным отсутствием ее супруга. Однако ее поездка во Францию свидетельствует о том, что отсутствие финансовых средств в тот период не имело для нее большого значения. Кроме того, по ее собственному признанию, автор в указанный период была не продавщицей тканей, как указано в ее ходатайстве о предоставлении статуса беженца, а секретарем в приемной посольства Гвинеи в Либревиле, Габон. Запрашивая въездную визу в Канаду в 2001 году, автор, в частности, представила письмо из посольства и свою дипломатическую карточку, подтверждавшую ее служебное положение.

4.7 Канадские власти изучили все эти доказательства и пришли к выводу, что они не подтверждают утверждения автора. Что касается медицинской справки о том, что Фатумата не подвергалась эксцизии, то служащий, занимавшийся заявлением о проведении процедуры ООДВ, не счел ее достаточной для демонстрации наличия потенциального риска. Этот служащий также изучил три письма, полученных от сестры, дяди и супруга автора. Он обнаружил, что в первом письме ничего не говорится об угрозе эксцизии или о возможном преследовании автора ее супругом. Служащий отметил, что в заявлениях автора по поводу процедуры ООДВ и ГС не содержится никаких упоминаний ни о политическом преследовании, ни о политической деятельности ее родственников в Гвинее. Служащий, занимавшийся ее заявлением по поводу процедуры ООДВ, также счел недостаточно убедительными два других письма. В письме дяди отсутствовали какие-либо новые элементы, а письмо г-на Каба не позволяло удовлетворительным образом объяснить существенные расхождения, выявленные в утверждениях автора. Государство-участник отметило также, что это письмо пришло из Гвинеи, тогда как г-н Каба и автор сообщения с 1992 года постоянно проживали в Габоне.

4.8 Что касается новых доказательств, представленных в Комитет 19 мая 2006года, то государство-участник считает, что заявление под присягой г-на Аль Хасана А. Каба не вызывает доверия по двум основным причинам. Во-первых, источник не является достоверным, поскольку его автор − не тот, за кого он хочет себя выдать. Автор указала имена своих братьев и сестер в своем заявлении о ГС и в своем бланке личных данных, прилагавшихся к ее заявлению о предоставлении убежища. Однако ни имя, ни дата рождения г-на Аль Хасана А. Каба в этом списке не значатся. Во-вторых, неправдоподобным представляется содержание заявления под присягой. Исключительное право опеки над ребенком было предоставлено г-ну Каба 12 января 2006 года, т.е. в тот самый день, когда было принято решение суда о разводе. Маловероятно, чтобы суд Конакри предоставил право опеки г-ну Каба, не упомянув об этом в своем решении о разводе или в другом письменном решении, копию которого г-жа Каба должна была бы получить. В отсутствие убедительных доказательств в поддержку этих утверждений государство-участник считает, что автор не доказала того, что право опеки над Фатуматой предоставлено ее супругу. Оно также отмечает, что она не информировала о своем разводе ни канадские власти, ни Комитет во время представления первоначального сообщения, а также не объяснила, почему она не сделала этого раньше.

4.9 Что касается письма г-на Бангали Каба, то оно также получено не из заслуживающего доверия и независимого источника и не позволяет объяснить очень неправдоподобные и противоречивые утверждения автора. Кроме того, хотя это письмо датировано 13 марта 2006 года, оно не упоминается в первоначальном сообщении. Ни в заявлении под присягой, ни в письме ничего не говорится о якобы существующей угрозе преследования семьи Каба в Гвинее по политическим мотивам. Государство-участник считает, что Комитет не должен принимать во внимание эти "новые" доказательства, поскольку они никогда не представлялись канадским властям.

4.10 Что касается распространения в Гвинее калечащих операций на женских половых органах, то их количество за последние годы несколько сократилось в результате различных правительственных и неправительственных инициатив, направленных на разъяснение населению Гвинеи опасностей эксцизии и на переориентацию женщин, производящих такие операции, на другие виды деятельности, приносящей доход[12]. Государство-участник утверждает также, что количество калечащих операций в Гвинее, каким бы оно ни было, не дает оснований для заключения о том, что в случае возвращения Фатуматы в Гвинею, ей будет угрожать риск принудительной эксцизии в результате давления со стороны ее отца. Так, доклад ЮНИСЕФ и Демографический обзор состояния здоровья населения[13] подтверждают, что вопрос об эксцизии девочек решается женщинами, а более конкретно – матерями. Несмотря на то, что Демографическим обзором охвачено более 7 000 гвинейских женщин, в нем не сообщается ни об одном случае эксцизии, проведенной против воли матери или по требованию отца. То же самое говорится и в докладе ЮНИСЕФ. В этом докладе также нет никаких упоминаний о соответствующих репрессиях или угрозах в отношении матерей, отказывающихся подвергнуть своих дочерей эксцизии. Согласно докладу ЮНИСЕФ, следствием отказа подчиниться этой традиции могут быть позор, общественное порицание и потеря репутации. Поэтому матери зачастую подвергаются давлению со стороны родственников на предмет эксцизии их дочерей, однако представляется маловероятным, чтобы они принуждались к этому своими мужьями. В этой связи государство-участник заявляет, что автору не придется идти на эксцизию своей дочери – точно так же, как этого не пришлось делать ее собственной матери. При заполнении бланка личных данных (БЛД) автор указала, что "она с детства была избавлена от угрозы эксцизии благодаря тому, что этому воспротивилась ее мать…". Нет никаких доказательств, указывающих на то, что Фатумату могли бы подвергнуть принудительной эксцизии вопреки возражениям ее матери. Государство-участник отмечает также, что калечащие операции на женских половых органах запрещены в Гвинее и влекут за собой строгое наказание в соответствии с Законом L/2000/010/AN, принятым 10июля 2000года[14]. Автор не доказала, что она не могла бы получить защиту со стороны государства в случае, если бы г‑нКаба настоял на эксцизии Фатуматы.

4.11 Касаясь утверждения о нарушении статьи 13 Пакта, государство-участник считает, что статья 13 в данном случае не применима, поскольку автор не находится в Канаде на легальных основаниях. Кроме того, в данном случае не было нарушения статьи 13, поскольку она была заслушана в СИБ − независимом и беспристрастном административном суде − в условиях соблюдения закона и принципа равенства. Служащий, занимавшийся вопросом о проведении процедуры ООДВ и ГС, не счел нужным второй раз заслушивать автора. Автор имела возможность объяснить все противоречия, содержащиеся в ее показаниях, во время собеседования в СИБ − причем статья 13 Пакта не требует, чтобы ей предоставлялась повторная возможность разъяснять те же самые противоречия. Тот факт, что служащий, занимавшийся вопросами процедуры ООДВ, учел выявленные СИБ противоречия, а также отсутствие удовлетворительных разъяснений со стороны автора, по всей очевидности, свидетельствуют о нецелесообразности проведения нового собеседования.

4.12 Что касается утверждения о нарушении статьи 14, то эта статья не применяется к случаям, касающимся предоставления статуса иммигранта или возможной защиты со стороны государства[15].

4.13 В связи со статьей 7 Пакта государство-участник считает, что автор недостаточно обосновала свои утверждения для целей приемлемости сообщения. Ее утверждения явно лишены всякого основания в силу выявленных в них расхождений и противоречий. Эти утверждения неправдоподобны и свидетельствуют о том, что авторы, после их высылки в Гвинею, не рискуют подвергнуться видам обращения, запрещенным Пактом. Государство-участник считает также, что сообщение является неприемлемым в том, что касается утверждений, основанных на пункте 1 статьи 9 и пункте 1 статьи 18 Пакта, поскольку они не подкреплены никакими доказательствами. В связи с пунктом 1 статьи 24 Пакта это утверждение не добавляет ничего нового к утверждениям, высказанным в связи со статьей 7 Пакта.

4.14 Государство-участник подчеркивает, что эти утверждения были проанализированы независимыми и беспристрастными национальными инстанциями Канады при соблюдении закона и принципа равенства. В отсутствие доказательства явной ошибки, злоупотребления процедурой, недобросовестности, явной предвзятости или серьезных нарушений процедуры Комитет не должен подменять собственными заключениями по фактам заключения, вынесенное канадскими инстанциями. Оценивать факты, доказательства и особенно правдоподобность утверждений в конкретных случаях надлежит судам государства-участника. Автор не сумела доказать, что решения, принятые канадскими властями, содержали какой-либо изъян, оправдывающий вмешательство Комитета в сделанные ими заключительные выводы о фактах и степени их достоверности. В подобных случаях Комитет неоднократно подчеркивал, что в сферу его ведения не входит пересмотр вынесенной национальными инстанциями оценки фактов и доказательств.

Комментарии автора

5.1 26 июля 2007 года автор сообщила, что она исчерпала все эффективные средства правовой защиты. Она уже подавала заявление о проведении процедуры ООДВ, затем заявление о ГС, а также ходатайство в Федеральный суд о судебном пересмотре решения, принятого по ее заявлениям, причем ее последнее ходатайство было отклонено Федеральным судом 25 сентября 2006 года. Вследствие этого обжаловать решение по процедуре ООДВ больше не представляется возможным. Кроме того, полученное автором административное разрешение об отсрочке высылки, утратило свою силу с учетом отрицательного решения Федерального суда[16]. Кроме того, повторное заявление о проведении процедуры ООДВ, как представляется, не имеет приостанавливающей силы в отношении решения о высылке[17]. Следовательно, повторное

заявление о проведении процедуры ООДВ ни в коем случае не может рассматриваться как эффективное средство правовой защиты, поскольку высылка авторов может быть произведена даже в процессе изучения этого повторного заявления. С другой стороны, служащий, занимающийся вопросом о процедуре ООДВ, принимает во внимание только "новые" доказательства, отвечающие критериям статьи 113 Закона об иммиграции и защите беженцев[18], или в данном случае, новые доказательства, не связанные с эксцизией и предшествовавшими проблемами. Вследствие этого факторы риска, о которых уже упоминала автор, не были заново проанализированы с учетом новых доказательств. Такое средство правовой защиты, которое не позволяет произвести полный и беспристрастный анализ содержащихся в деле фактов и доказательств существующих рисков, не может рассматриваться как эффективное.

5.2 Кроме того, вопреки доводам государства-участника, автор не может просить Федеральный суд об отсрочке исполнения решения о высылке на основании существующих факторов риска в ожидании окончания процедуры ООДВ. Действия Федерального суда ограничены определенными мотивами[19], и автор уже подавала в Федеральный суд ходатайство об отсрочке исполнения решения о высылке, которое было отклонено 27 февраля 2006 года.

5.3 Что касается угрозы эксцизии для Фатуматы, то количество подобных калечащих операций сократилось совсем не намного, как это показывает Демографический обзор состояния здоровья населения в Гвинее за 2005 год, подготовленный Национальным статистическим управлением: доля женщин, подвергшихся эксцизии, сократилась с 99% в 1999 году до 96% в 2005 году. Кроме того, этот доклад оставляет мало надежд на то, что в дальнейшем этот показатель будет уменьшаться. И наконец, согласно тому же докладу, показатель эксцизии среди женщин народности малинке, к которой принадлежит автор сообщения, составляет 97%. Согласно докладу ЮНИСЕФ за 2005 год[20], процент женщин в возрасте от 15 до 49 лет, подвергшихся эксцизии, составляет 96%. Согласно докладу Госдепартамента Соединенных Штатов Америки за 2005 год, этот показатель составляет 99%. Вследствие этого, учитывая исходящую от
г-на Каба серьезную угрозу в отношении калечащей операции, риск подвергнуться эксцизии для Фатуматы является совершенно реальным. Наконец, автор, в случае возвращения в Гвинею, не могла бы воспрепятствовать проведению этой операции и обеспечить своей дочери защиту. Согласно докладу Госдепартамента Соединенных Штатов Америки[21], эксцизия часто производится без согласия родителей, когда девочки навещают своих родственников. Кроме того,
в документе говорится об отсутствии защиты со стороны гвинейского государства, несмотря на то, что эксцизия является противозаконной.

5.4 И наконец, недавно имел место случай, аналогичный случаю авторов, когда по гуманитарным соображениям гуманности было удовлетворено ходатайство матери, чьей дочери в возрасте двух с половиной лет угрожала эксцизия по возвращении в Гвинею. Правительство Канады, приняв это ходатайство из соображений гуманноcти, признало риск эксцизии реальным, равно как и необходимость не высылать девочку, которая могла подвергнуться подобному риску.

5.5 Заявления, сделанные автором в ответ на некоторые другие доводы государства-участника, не стали предметом надлежащего и углубленного изучения. Что касается решения СИБ, то факторы риска, о которых шла речь, не были достаточно проанализированы. СИБ занял неправильную позицию в отношении утверждений о факторах риска, отказавшись изучить ходатайство автора о предоставлении убежища с учетом ее принадлежности к определенной социальной группе, а именно как одинокой женщины и жертвы насилия в семье, противящейся эксцизии ее дочери и тем самым бросающей вызов нравам гвинейского общества. СИБ же потребовал представить доказательства наличия персонального риска, в то время как канадская правовая практика четко предусматривает, что принадлежность к какой-либо особой социальной группе является достаточным основанием для удовлетворения ходатайства о предоставлении убежища. Кроме того, СИБ сделал заключение о неправдоподобности утверждений автора на основании несущественных элементов, что является грубой правовой ошибкой: вопреки правовой практике он изучал ходатайство автора буквально под лупой и под микроскопом.

5.6 Кроме того, заявления о проведении процедуры ООДВ и СГ не только не обеспечили эффективную защиту[22], но и решения по ним основывались на тех же ошибках, которые были допущены СИБ. При вынесении этих решений не были должным образом изучены утверждения о возможных факторах риска для автора, в частности ввиду игнорирования и произвольной дисквалификации новых доказательств, а также непредоставления автору возможности высказаться лично. И наконец, факторы риска, связанные с возвращением на родину, должны были бы анализироваться с учетом фактов или доказательств, имеющихся в распоряжении в настоящее время, т.е. с учетом новых доказательств.

5.7 Что касается выявленных СИБ незначительных расхождений, то эти расхождения разъясняются в новой медицинской справке. Этот документ показывает, что расхождения возникли по вине лечащего врача, а не автора. Было бы неправомерно утверждать в данном случае, что ошибки, допущенные врачом, служат доказательством отсутствия риска в случае возвращения. Более того, новые доказательства свидетельствуют о том, что Фатумата не подвергалась эксцизии, о стремлении ее отца подвергнуть свою дочь калечащей операции, о распространенности практики эксцизии в Гвинее, а также об отсутствии защиты со стороны государства. Автор в прошлом неоднократно посещала своего лечащего врача. Ее бывший супруг регулярно бил ее, и она обращалась к своему врачу по поводу телесных повреждений, полученных в результате избиения супругом 11 февраля 2001 года. Поэтому медицинский рецепт, выписанный 11февраля 2001 года, не противоречит утверждениям автора о том, что она вновь посещала своего врача 20 февраля 2001 года, а скорее свидетельствует о том, что она подвергалась неоднократным избиениям.

5.8 Что касается ее поездки во Францию без дочери, то автор сделала под присягой заявление о причинах этой поездки, которое было передано в иммиграционную службу 15 ноября 2006 года. Она поясняет, что в Гвинее эксцизия, как правило, практикуется у девочек старше шести-семи лет и что, когда она узнала о намерениях своего мужа, она сразу же этому воспротивилась. Ее опасения подтвердились попыткой эксцизии в феврале 2001 года. Автор поясняет также, что в ее отсутствие ее двоюродная сестра заботилась о ее дочери и следила за тем, чтобы ее отец не осуществил свои намерения. Автор сообщает также, что одна ее подруга посоветовала ей поехать во Францию, с тем чтобы облегчить последующую поездку в Канаду, но в силу осложнений, возникших с проездными документами ее дочери, последняя не смогла отправиться во Францию с матерью, как это изначально предполагалось. Автор поясняет также, что ее подруга должна была проследить за тем, чтобы ее дочь получила документы, необходимые для поездки к матери, как только это станет возможным. Когда автор узнала, что ее дочь не сможет приехать к ней, она немедленно приняла решение вернуться. Она объясняет также причину разрыва во времени между выдачей канадской визы и ее отъездом в Канаду. До отбытия из страны ей нужно было собрать необходимые средства для поездки и дождаться, когда ее супруг выедет за пределы региона по служебным делам. Поэтому поездка во Францию не может служить аргументом, позволяющим сделать вывод об отсутствии риска в случае возвращения в Гвинею.

5.9 Что касается поездки в Гвинею, то этот элемент вообще не имеет отношения к производимой оценке риска возвращения авторов на родину. Заполнять бланк заявления автору помогала ее подруга, и именно она совершила ошибку в дате, перепутав ее с датой собеседования в СИБ. И наконец, что касается ее финансовых средств для поездки во Францию, то ей оказали финансовую помощь друзья, и это позволило ей совершить эту поездку.

5.10 Относительно преследования ее родственников по политическим мотивам автор поясняет, что оно началось лишь в апреле 2005 года с ареста ее дяди. Причем она была проинформирована об этом лишь за несколько месяцев до вынесения решения по вопросу о проведении процедуры ООДВ в декабре 2005года. До принятия этого решения она просто не имела возможности получить всю информацию и необходимые документы, позволяющие ей подкрепить свои утверждения, и именно по этой причине она до сих пор не проинформировала иммиграционную службу об этом преследовании.

5.11 Все доказательства, взятые в совокупности и изученные должным образом, подтверждают утверждения о наличии риска. Заявление под присягой г‑наАль Хасана А. Каба является достоверным: он называет себя братом автора, хотя на самом деле является ее двоюродным братом, т.е. сыном старшего брата ее отца. У гвинейцев принято называть двоюродных братьев просто братьями. Автор не вписала его имя в список членов своей семьи за рубежом, поскольку братья и сестры, которых надлежало вписать, должны были иметь того же отца и/или ту же мать, что и она. Что касается решения о разводе, в котором не содержится точных указаний относительно установления опеки над ребенком, то опека над несовершеннолетними детьми в возрасте старше семи лет автоматически возлагается на отца. Таким образом, нет ничего неправдоподобного в том, что в вышеупомянутом решении нет никаких указаний по этому вопросу. Что касается пресловутой задержки с информированием властей о разводе, то автор намеревалась сделать это после получения официальных документов о разводе. Наконец, отсутствие в некоторых документах упоминаний о возможных факторах риска, о которых говорит автор, ни в коем случае не может рассматриваться как противоречащее ее заявлениям, которые, среди прочего, подтверждаются различными документами.

5.12 В связи со статьей 13 Пакта статус автор не дает оснований утверждать, что она не может оценивать причины, обосновывающие ее высылку. Кроме того, любой человек имеет право быть заслушанным компетентным, независимым и беспристрастным судом. Допущенные ошибки и представленные доказательства свидетельствуют о наличии для нее риска жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания. Право на защиту, предусмотренное статьями 7 и 9 Пакта, в данном случае применимо. Что касается статьи 18 Пакта, то право на свободу мнений, совести и религии однозначно включает право на отказ подвергать свою несовершеннолетнюю дочь любым унижающим достоинство и опасным религиозным обрядам, таким как эксцизия. Наконец, право ребенка на меры защиты, которых требует его положение несовершеннолетнего, предусмотренное статьей 24 Пакта, также применимо в данном случае.

Решение Комитета по вопросу о приемлемости

6.1 Комитет рассмотрел вопрос о приемлемости сообщения на своей девяносто второй сессии 1 апреля 2008 года.

6.2 Что касается жалоб по поводу нарушения статей 9 и 18 Пакта, то Комитет счел, что они недостаточно обоснованы, и сделал вывод, что они являются неприемлемыми в соответствии со статьей 2 Факультативного протокола.

6.3 Что касается утверждения автора сообщения о том, что она не имела доступа к эффективным средствам правовой защиты для целей обжалования своей высылки и высылки ее дочери, то Комитет отметил, что автор не доказала, почему решения канадских властей нельзя считать результатом углубленного и надлежащего изучения их жалобы, согласно которой, в случае их высылки в Гвинею, они рискуют стать жертвами нарушения статьи 7. В этих обстоятельствах в обязанности Комитета не входит определение того, подпадает ли процедура, связанная с высылкой авторов, под статью 13 (в качестве решения, в силу которого высылке подлежит иностранец, который легально находится на территории страны) или статью 14 (в качестве решения, касающегося прав и обязанностей гражданского характера). В силу этого данная часть сообщения является неприемлемой в соответствии со статьей 2 Факультативного протокола[23].

6.4 Комитет напоминает, что государства-участники обязаны не выдавать, не высылать и не выдворять какое-либо лицо в страну, где для него существует реальный риск быть убитым или подвергнуться жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию[24]. Поэтому Комитет должен установить, существуют ли серьезные основания полагать, что в качестве обязательного и прогнозируемого последствия возвращения каждого из авторов данного сообщения в Гвинею для них существует реальный риск подвергнуться обращению, запрещенному статьей 7 Пакта[25]. В данном случае Комитет отмечает, что утверждения автора уже были предметом углубленного анализа со стороны канадских властей при рассмотрении ее ходатайства о предоставлении статуса беженца, проведении процедуры ООДВ и просьбы по ГС, а также подававшегося в Федеральный суд ходатайства об отсрочке исполнения постановления о высылке. Изучив все эти утверждения и доказательства и заслушав автора лично, канадские власти пришли к заключению, что ее заявления не являются правдоподобными и она, по возвращении в Гвинею, не рискует подвергнуться преследованию или запрещенным видам обращения. Комитет считает, что г−жаКаба не смогла убедительно показать, в чем именно эти решения не совместимы с указанной нормой. Она также не смогла убедительно показать, что ее высылка в Гвинею будет чревата реальным и неизбежным риском нарушения статьи 7. В силу этого Комитет заключает, что согласно статье 2 Факультативного протокола жалоба автора не является приемлемой в связи с недостаточной обоснованностью для целей приемлемости.

6.5 Что касается Фатуматы и утверждений о нарушении статей 7 и 24 Пакта, то Комитет отмечает, что "новые" документы, представленные адвокатом Комитету 19 мая 2006 года, в том числе решение суда о разводе и нормы гвинейского законодательства, которые предусматривают автоматическую передачу ребенка под опеку отца, не были представлены канадским властям. Он отмечает довод государства-участника, которое утверждает, что не были исчерпаны внутренние средства правовой защиты и что на основе "новых" документов еще не поздно подать новое заявление о проведении оценки факторов риска до возвращения, атакже новое заявление об отсрочке исполнения постановления о высылке. Вместе с тем он отмечает, что государство-участник отвергло доказательства как недостоверные. Не будучи обязанным подробно изучать аргументы адвоката авторов об эффективности оценки факторов риска до высылки, Комитет, учитывая эту позицию государства-участника, считает, что подача нового ходатайства об оценке факторов риска до высылки не явилась бы эффективным средством правовой защиты для Фатуматы по смыслу пункта 2 b) статьи 5 Факультативного протокола. Он отмечает также, что содержащиеся в досье доказательства свидетельствуют о том, что показатель эксцизии в Гвинее достигает 90%, и приходит к заключению, что представленные от имени Фатуматы жалобы на нарушение статей 7 и 24 Пакта, рассматриваемых совокупно, являются достаточно обоснованными для целей приемлемости.

6.6 В силу вышеизложенного Комитет постановил, что сообщение является приемлемым в той степени, в какой оно затрагивает вопросы, связанные со статьей 7 и пунктом 1 статьи 24 Пакта, в отношении Фатуматы Каба. Комитет просил государство-участник высказаться по существу информации, касающейся действующих в Гвинее законов и процедур в отношении установления опеки над детьми после развода, а также в связи с показателем распространенности эксцизии в Гвинее.

Дополнительные замечания государства-участника по вопросу о приемлемости и существу сообщения

7.1 13 января 2009 года государство-участник представило дополнительные замечания по вопросу о приемлемости и существу сообщения и просило Комитет пересмотреть свое решение по вопросу о приемлемости и объявить сообщение неприемлемым в целом по причине злоупотребления процедурой, а если факт злоупотребления процедурой не будет признан Комитетом, то объявить его неприемлемым по той причине, что оно не было должным образом подкреплено доказательствами. Если же Комитет решит сохранить решение о приемлемости сообщения в том, что касается г-жи Фатуматы Каба, то государство-участник просит отвергнуть заявление по статье 7 и пункту 1 статьи 24 Пакта как необоснованные.

7.2 Для сбора сведений, запрошенных Комитетом в его решении о приемлемости от 1 апреля 2008 года, государство-участник прибегло к услугам члена адвокатской коллегии Гвинеи. В отношении опеки над ребенком в случае развода адвокат подтвердил, что статья 359 Гражданского кодекса Гвинеи по-прежнему остается в силе, поскольку законопроект, который должен внести в нее изменения, еще не принят. Статья 359 предусматривает, что дети, достигшие возраста 7 лет, передаются под опеку отца, если только между родителями не достигнута особая договоренность. Вместе с тем государство-участник отмечает, что, согласно результатам расследований, проведенных адвокатом, решение о разводе, представленное автором, является фальшивым. Заведующий канцелярией Суда первой инстанции Калум-Конакри − суда, который якобы вынес упомянутое решение, − подтвердил, что это решение не фигурирует ни в одном из регистров и, соответственно, не является подлинным. Кроме того, это решение не могло быть вынесено 12 января 2006 года и иметь номер 26, поскольку в тот день суд вынес всего 9 решений по гражданским делам. Заведующий канцелярией представил также копию печати канцелярии суда, позволяющую подтвердить, что печать, проставленная на копии решения, представленной автором, не является подлинной. Государство-участник заявляет, что это новое доказательство не оставляет никаких разумных сомнений в том, что заявления автора не заслуживают доверия и, соответственно, ставят под сомнение достоверность писем так называемого брата автора г-на Аль Хасана А. Каба, вкоторых упоминалось решение о разводе, а также письма так называемого дяди автора г-на Бангали Каба, в котором также упоминалось о разводе. Ввиду этой вопиющей фальсификации доказательства государство-участник просит Комитет объявить сообщение неприемлемым в целом по причине злоупотребления процедурой в соответствии с пунктом с) правила 96 его правил процедуры.

7.3 В дополнение к этому государство-участник считает, что элементы доказательства, в которых упоминается якобы имевший место развод на основе решения, передающего Фатумату Каба под опеку отца, следует отклонить и объявить неприемлемыми по той причине, что они не были должным образом обоснованы. Так, заявление о том, что опека над ребенком была вверена отцу, базируется исключительно на положениях статьи 359 Гражданского кодекса Гвинеи, которые должны были бы применяться в результате якобы имевшего место развода. Не существует никакого доказательства или заявления относительно того, что отец ребенка мог бы осуществлять какую-либо власть над ребенком в отсутствие судебного решения о разводе и против воли его матери. Государство-участник напоминает, что отец ребенка, по-видимому, не проживает в Гвинее, поскольку, по словам автора, с 1992 года она и ее супруг проживали в Габоне, где ее супруг находился и в 2001 году, когда автор и ее дочь выехали из страны в Канаду. Единственным элементом доказательства, свидетельствующим о нахождении г-на Каба в Гвинее с 2001 года, является письмо, написанное им автору в декабре 2002 года и содержавшее угрозу убийством. Учитывая фальсификацию судебного решения, государство-участник сомневается в подлинности этого письма. Как бы то ни было, автор не продемонстрировала того, что она оповестила гвинейские власти и просила у них защиты для себя и своей дочери. В связи с этим государство-участник позволяет себе усомниться в намерении супругов расторгнуть брак и в якобы имеющем место злом умысле супруга по отношению к автору.

7.4 Что касается распространенности практики эксцизии в Гвинее, то государство-участник опирается на доклады экспертов, в которых отмечается, что среди девочек в возрасте от 10 до 14 лет этот показатель не превышает 89, 3%. Вместе с тем оно заявляет, что эта цифра имеет лишь косвенное значение при оценке риска подвергнуться эксцизии лично для Фатуматы Каба, поскольку решение об эксцизии принимают женщины, а точнее − матери девочек. Нет ни одного сообщения о каких-либо случаях эксцизии, проведенной против воли матери. Оно добавляет, что автор не подвергалась эксцизии, поскольку против этого возражала ее мать, и что она точно так же могла бы воспротивиться тому, чтобы ее дочь подверглась эксцизии по ее возвращении в Гвинею. Согласно обследованию, проведенному в 2005 году, лишь 15, 2% гвинейских матерей, не подвергавшихся эксцизии, имеют хотя бы одну дочь, подвергшуюся этой операции. Дочь автора уже вышла из того возраста, в котором для девочек существует наибольший риск подвергнуться эксцизии[26]. Статистические данные подтверждают, что для дочерей тех женщин, которые не подвергались эксцизии, риск подвергнуться этой операции является намного меньшим. Опираясь на эти статистические данные, государство-участник приходит к заключению, что, учитывая прерогативу матери выносить решение в вопросе об эксцизии, заявления автора недостаточно обоснованны для целей признания сообщения приемлемым и что эксцизия не является обязательным и прогнозируемым следствием высылки Фатуматы Каба в Гвинею.

7.5 Если же Комитет решит сохранить решение о приемлемости сообщения в отношении Фатуматы Каба, то государство-участник просит его отвергнуть заявление по существу.

Комментарии автора сообщения по замечаниям государства-участника

8.1 19 мая 2009 года автор сообщения, представленная новым адвокатом, повторила аргументы, приведенные ранее, и добавила, что общая документация об эксцизии показывает, что решение о проведении этой операции зависит от нескольких членов семьи и что оно крайне редко воспринимается как касающееся лишь родителей, учитывая тот факт, что эксцизия затрагивает социальный статус соответствующей личности и ее семьи. Кроме того, в этих документах указано, что эксцизия порой практикуется в отсутствие согласия ребенка и/или матери[27]. В данном случае угрозы эксцизии исходят не только от отца, но и от его семейного окружения, и они зависят не только от судебного решения о разводе или от воли отца.

8.2 Автор ссылается на Гражданский кодекс Гвинеи, который предусматривает, что отец сохраняет власть над ребенком, и в частности право применять исправительные меры, до его совершеннолетия, причем даже в случае развода. Учитывая тот факт, что отец Фатуматы Каба не лишался права родительской опеки, его связь с дочерью по-прежнему существует. Автор добавляет, что гвинейские власти не вмешиваются в семейные споры. Несмотря на тот факт, что эксцизия является незаконной в стране, практика показывает, что в 2008 году против лиц, практикующих эксцизию, не было возбуждено ни одного судебного преследования. Таким образом, автор не смогла бы воспользоваться защитой государства в случае спора с ее супругом по этому вопросу. С другой стороны, г-н Каба проживает в Гвинее, о чем свидетельствует судебное решение о разводе. В подтверждение этого заявления автор представляет письмо от близких, которые подтверждают, что видели г-на Каба в Гвинее. Кроме того, опираясь на некоторые доклады государственных структур и НПО, она настаивает на том, что риск подвергнуться эксцизии затрагивает несовершеннолетних в возрасте от 4 до 17 лет и что этой операции могут подвергнуться и совершеннолетние женщины.

8.3 В своих комментариях автор также вновь указывает на те опасности, которые будут угрожать ей самой в случае ее высылки в Гвинею.

8.4 Наконец, что касается подлинности судебного решения о разводе, то автор поручила гвинейскому адвокату выяснить ситуацию с заявлением государства-участника о том, что судебное решение является фальшивым, и если это окажется так, то начать новую бракоразводную процедуру. Вместе с тем она настаивает на том, что она не присутствовала на судебном заседании и что ее представляли члены ее семьи, которые подтверждают, что участвовали в нем. Адвокат связывалась с одним из судебных исполнителей в Конакри, и он сообщил ей, что секретарь суда, которая якобы подписывала судебное решение о разводе, заявила, что она не признает свою подпись и печать секретаря суда, в то время как другой секретарь суда признал свою подпись, что свидетельствует о коррупции среди секретарей суда в данном деле. Адвокат разъяснила, что секретари суда Конакри используют несколько различных печатей, в том числе и ту, которая проставлена на судебном решении о разводе. Исходя из этого, автор приходит к заключению, что заявления государства-участника, ставящие под сомнение достоверность ее слов или возлагающие на нее ответственность за ошибки, фальсификации или нарушения, лишены оснований. Наконец, автор информирует Комитет о том, что была начата новая бракоразводная процедура, в результате которой 15 апреля 2009 года было вынесено решение, предоставляющее ей право опеки над Фатуматой Каба.

8.5 В письме, датированном 8 июня 2009 года, автор препроводила копию нового судебного решения о разводе и отметила, что, несмотря на тот факт, что она получила право опеки над ребенком, у ее дочери по-прежнему сохраняются обоснованные опасения подвергнуться эксцизии, поскольку ее отец сохраняет власть над ней. Автор утверждает, что предоставление развода в ее пользу является лишь уловкой, используемой г-ном Каба для того, чтобы добиться репатриации ребенка. Она добавляет, что теперь не остается никаких сомнений в том, что г-н Каба проживает в Гвинее, о чем свидетельствует отчет о заседании, на котором было вынесено новое судебное решение о разводе.

Пересмотр решения о приемлемости

9.1 Комитет по правам человека рассмотрел данное сообщение с учетом всех данных, представленных ему сторонами, в соответствии с пунктом 1 статьи 5 Факультативного протокола.

9.2 Комитет принимает к сведению просьбу государства-участника пересмотреть решение о приемлемости и объявить сообщение неприемлемым в целом по причине злоупотребления процедурой, исходя из новых элементов, которые ставят под сомнение достоверность заявлений автора и сообщения в целом. Комитет готов признать всю значимость таких заявлений государства-участника, но, тем не менее, он считает, что риск, на который указывает автор сообщения от имени своей дочери Фатуматы Каба, является достаточно серьезным, чтобы Комитет объединил этот вопрос с вопросами существа на основе разумных сомнений.

9.3 Таким образом, Комитет переходит к рассмотрению существа сообщения с учетом вопросов, затронутых на основе статей 7 и 24, пункт 1, Пакта, в отношении дочери автора сообщения Фатуматы Каба.

Рассмотрение сообщения по существу

10.1 Касаясь утверждения автора о том, что высылка ее дочери Фатуматы Каба была бы чревата риском того, что ее отец и/или члены его семьи подвергнут ее эксцизии, Комитет напоминает, что государства-участники обязаны не выдавать, не высылать и не возвращать какое-либо лицо в страну, где ему угрожает реальная опасность быть убитым или подвергнуться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство наказанию или обращению[28].
В этом контексте неоспоримым является то, что калечащая операция на женских половых органах эквивалентна обращению, запрещенному статьей 7 Пакта. Неоспоримо и то, что женщины в Гвинее традиционно подвергаются калечащим операциям на половых органах и в определенной мере продолжают подвергаться им до сих пор. В данном случае вопрос состоит в том, существует ли реальный риск того, что дочь автора лично подвергнется такому обращению в случае высылки в Гвинею.

10.2 Комитет принимает к сведению тот факт, что в Гвинее калечащие операции на женских половых органах запрещены законом. Вместе с тем этот юридический запрет не соблюдается. Надлежит отметить следующие элементы: а)калечащие операции на женских половых органах носят характер обычной и широко распространенной практики в стране, особенно среди женщин народности малинке; b)лица, практикующие такие операции, пользуются безнаказанностью; с)в случае Фатуматы Каба представляется, что против этой практики выступает только ее мать, действующая вопреки воле семьи ее отца, причем в условиях весьма патриархального общества; d)документация, представленная автором, которая не была оспорена государством-участником, свидетельствует о широкой распространенности практики калечащих операций на женских половых органах в Гвинее; е)на момент принятия Комитетом своего решения девушке исполнилось всего 15 лет. Хотя вероятность подвергнуться эксцизии с возрастом снижается, Комитет считает, что общий контекст и конкретные обстоятельства в данном случае указывают на наличие реального риска, что Фатумата Каба подвергнется калечению женских половых органов в случае ее высылки в Гвинею.

10.3 В силу вышеизложенного Комитет, действуя в соответствии с пунктом4 статьи5 Факультативного протокола, констатирует, что высылка Фатуматы Каба в Гвинею составила бы нарушение статьи7 в сочетании с пунктом1 статьи24 Пакта.

10.4 В соответствии с пунктом 3а) статьи2 Пакта государство должно воздерживаться от высылки Фатуматы Каба в страну, где существует реальный риск того, что она подвергнется эксцизии.

10.5 Поскольку, присоединяясь к Факультативному протоколу, государство-участник признало, что Комитет обладает компетенцией для определения того, имело ли место нарушение положений Пакта, и что в соответствии со статьей2 Пакта оно обязуется гарантировать всем лицам, находящимся на его территории и подпадающим под его юрисдикцию, права, признанные в Пакте, Комитет желал бы получить от государства-участника в течение 180дней информацию о мерах, принятых с целью выполнения рекомендаций, содержащихся в настоящих соображениях. Кроме того, государству-участнику предлагается опубликовать настоящие соображения.

[Принято на английском, испанском и французском языках, причем языком оригинала является французский. Впоследствии будет издано также на арабском, китайском и русском языках в качестве части ежегодного доклада Комитета Генеральной Ассамблее.]


Добавление

Несогласное мнение г-на Абдельфаттаха Амора

1. В контексте данного дела Комитет не согласился удовлетворить просьбу государства-участника о пересмотре принятого ранее решения о приемлемости и объявить сообщение неприемлемым в целом, в частности по причине злоупотребления процедурой. В решении по существу сообщения он пришел к заключению о наличии нарушения статьи 7 в сочетании с пунктом 1 статьи 24.
Я не согласен ни с отклонением просьбы о пересмотре решения о приемлемости сообщения, ни с заключением по его существу.

2. В отношении вопроса о пересмотре решения о приемлемости сообщения я считаю, что Комитету следовало бы проявить большую осторожность в отношении достоверности сведений, представленных автором, и степени их обоснования, даже несмотря на то, что можно говорить о наличии разумных сомнений, оправдывающих объединение вопроса о приемлемости сообщения с вопросами существа, ни на тот факт, что на дочь нельзя возлагать ответственность за то, что утверждает ее мать. Что касается приемлемости, то вопрос сводится к достоверности сведений, представленных автором, и их влиянию на процесс рассмотрения в Комитете.

3. Автор утверждает, что по итогам процедуры, которая была начата в июле 2005 года и в ходе которой она была представлена ее братом, 12 января 2006 года решением № 26 ей был предоставлен развод на основе взаимного согласия.
В этом решении, по ее словам, не содержалось никакого упоминания об опеке над ребенком, что предполагает применение статьи 359 гвинейского Гражданского кодекса, которая предусматривает, что ребенок в возрасте старше семи лет автоматически передается под опеку его отца.

4. Расценивания факт неупоминания вопроса об опеке над ребенком в судебном решении о разводе как неправдоподобный, государство-участник считает, что автор не подтвердила того, что опека над ребенком была вверена отцу.

5. После того как 1 апреля 2008 года сообщение было объявлено приемлемым, государство-участник провело проверку, воспользовавшись услугами гвинейского адвоката в Конакри. Оказалось, что судебное решение, указанное автором, является фальшивым. Государство-участник в достаточном объеме доказало это (см. пункт 7.2), и автор не оспаривает этого, отказываясь при этом согласиться с тем, что, по ее мнению, свидетельствует о "коррупции среди секретарей суда" (см. пункт 8.4).

6. В результате развода на основании судебного решения − в этот раз подлинного − от 15 апреля 2009 года опека над ребенком была вверена автору. Вместе с тем автор заявляет, что предоставление развода в ее пользу было лишь уловкой, используемой ее бывшим супругом для того, чтобы добиться репатриации ребенка.

7. Однозначно то, что "судебное решение о разводе от 12 января 2006 года", которым вначале воспользовалась автор, является фальшивым. Расследование, проведенное государством-участником, показало, что печать секретаря суда, проставленная на судебном решении, не является подлинной и что 12 января 2006 года (день, когда якобы было вынесено решение о разводе) суд Калум-Конакри вынес всего девять решений, и поэтому рассматриваемое решение не могло иметь номер 26.

8. Самое важное то, что автор не смогла показать, что она сама или лица, действовавшие в ее интересах или представлявшие ее, не имели отношения к этим махинациям, из которых она хотела извлечь выгоду, сделав вывод о том, что она лишилась права опеки над своей дочерью и что вследствие неупоминания вопроса об опеке в судебном решении и применения статьи 359 гвинейского Гражданского кодекса опека над ее дочерью вверена отцу. Очевидно, что тем самым автор намеревалась ввести Комитет в заблуждение, причем умышленно, поскольку человек не может говорить, что он разведен, зная обратное.

9. Подтверждением этого заключения могут также служить расхождения, противоречия и расплывчатость в сведениях, представленных автором, на которые государство-участник обращало внимание Комитета с самого начала (см.пункты 4.3−4.14). Врач, выдавший "исправленную" медицинскую справку через пять лет после составления предыдущей, которая не выдерживала никакой критики, запросто манипулирует датами (см. конкретно пункт 4.5 и соответствующую реакцию автора в пункте 5.7). Продавщица тканей оказывается секретарем в приемной посольства Гвинеи в Габоне (см. пункт 4.6). Брат − это уже не просто брат, а двоюродный брат (см. пункт 4.8). Въездная виза в Канаду, за которой ездили в Париж, получена в Либревиле, Габон, и "нет никаких свидетельств того, что канадская виза запрашивалась ею в Париже в феврале 2001года" (см. также пункт 4.6). Подтверждающие письма написаны неизвестными членами семьи. И даже когда суд вверяет опеку над ребенком автору, автор находит соответствующую аргументацию и усматривает в этом уловку отца.

10. Мне представляется очевидным, что как до вынесения решения о приемлемости от 8 апреля 2008 года, так и после поступления просьбы Канады о его пересмотре автор сообщения использовала методы, несовместимые с теми функциями, которые возложены на Комитет. Я убежден, что она злоупотребила процедурой, которую предлагает ей Факультативный протокол. Государство-участник указало на это злоупотребление процедурой, охватываемое статьей3 Факультативного протокола и пунктом с) правила 96 правил процедуры, в просьбе о пересмотре решения о приемлемости и об отклонении сообщения в целом.

11. Учитывая, в частности, новые элементы, представленные государством-участником, особенно использование фальшивого судебного решения, Комитет не ошибся бы, если бы принял во внимание представленные ему дополнительные данные и отклонил сообщение в целом по причине злоупотребления процедурой. Он же предпочел счесть, что "риск, на который указывает автор сообщения от имени своей дочери … является достаточно серьезным, чтобы он (Комитет) объединил этот вопрос с вопросами существа на основе разумных сомнений". Я считаю, что серьезность риска не может спасти процедуру, которой преднамеренно злоупотребила автор сообщения.

12. Что касается разумных сомнений, то о них действительно нельзя судить по абсолютно объективным критериям, и они не могут не нести в себе определенной доли субъективности, но, как бы то ни было, преднамеренно искаженная информация не может быть предметом разумных сомнений. Я хочу сказать, что здесь Комитет рискует столкнуться с разумными сомнениями в его ошибке. Я считаю, что Комитету нужно было бы напомнить о своем собственном авторитете и отметить, что он не может позволить втянуть себя в противозаконные манипуляции, о какой бы цели ни шла речь. Это значит, что я сожалею о подходе Комитета, который я не считаю подходящим как в плане юридического анализа, так и с точки зрения оценки элементов, на основе которой он подтвердил решение о приемлемости, напоминая при этом, что я всегда осуждал и продолжаю осуждать калечащие операции на женских половых органах, составляющие нарушение Пакта и посягательство на права человека, и отмечая, что законность целей не может не страдать от незаконности средств. Иными словами, для всех сторон цель не может оправдывать любые средства. Путь, по которому пошел Комитет, в будущем приведет к еще большим трудностям в вопросах реализации рекомендаций, содержащихся в его соображениях.

13. Что касается вопросов существа, то можно было бы сформулировать несколько замечаний:

14. Касаясь просьбы о пересмотре вопроса о приемлемости, Комитет отметил, что эта просьба построена на основе "новых элементов, которые ставят под сомнение достоверность заявлений автора и сообщения в целом. Комитет готов признать всю значимость таких заявлений государства-участника, но тем не менее он считает, что риск, на который указывает автор сообщения от имени своей дочери Фатуматы Каба, является достаточно серьезным, чтобы Комитет объединил этот вопрос с вопросами существа на основе разумных сомнений".

15. Касаясь вопросов существа, Комитет совершенно упустил из вида вопрос о достоверности, допустив тем самым отступление от пункта 1 статьи 5 Факультативного протокола, который обязывает его обеспечивать учет "всех письменных данных, представленных ему отдельным лицом и заинтересованным государством-участником". Почему нужно было избегать ответа на вопрос, который был поднят государством-участником и на который сам же Комитет дал ответ при рассмотрении вопросов существа?

16. Достаточна ли оценка риска для того, чтобы обойти молчанием вопрос о достоверности, от которого и зависит оценка риска? Могут ли чувства сострадания и великодушия подавить фундаментальный вопрос о том, обязано ли государство-участник юридически, согласно Пакту, несмотря на задействованные процедуры и гарантии и несмотря на недостаточную достоверность сведений, воздерживаться от того, чтобы заставить автора и/или ее дочь покинуть его территорию.

17. Я считают, что последнее слово остается за международным правом, которое позволяет государствам, предусматривая соответствующие гарантии, издавать законодательные акты, регламентирующие порядок въезда и пребывания иностранцев на их территории. Выбор Комитета в отношении этого сообщения является непостижимым. Это откровенно удивительно, поскольку Комитет, как правило, придерживается осмотрительной и скрупулезной практики, не поддаваясь влиянию чувства сострадания и юридически спорных соображений.

18. В данном случае складывается впечатление, что все произошло так, как если бы имел место процесс по вопросу о калечащих операциях на женских половых органах в целом, а не рассмотрение индивидуальной жалобы. Формулировка положений а), b) и d) в пункте 10.2 − хотя она и может показаться как составляющая последовательную линию рассуждения − размывает индивидуальную жалобу, превращая ее скорее в предлог. Комитету делает честь, что он проявляет бдительность в вопросе о калечащих операций на женских половых органах в целом, по которому перед государствами можно было бы ставить вопросы при рассмотрении их докладов.

19. Вместе с тем остается важным ограничиваться рассматриваемым досье, поскольку общий контекст должен использоваться для выяснения обстоятельств дела, а не служить для них общим оправданием. Главная задача состояла в том, чтобы учитывая все представленные данные, выяснить, могли ли конкретные обстоятельства дела составлять реальный риск лично для дочери автора в возрасте 15 лет, мать которой не подвергалась эксцизии благодаря возражению ее собственной матери, причем следует еще раз напомнить, что возражение матери против эксцизии в большинстве случаев имеет решающее значение.

20. Согласно государству-участнику, "нет ни одного сообщения о каких-либо случаях эксцизии, имевших место против воли матери". Комитет же ограничивается − в положении с) пункта 10.2 − заявлением о том, что "в случае Фатуматы Каба представляется, что против этой практики выступает только ее мать, действующая вопреки воле семьи ее отца, причем в условиях весьма патриархального общества". Здесь имеет место переход от достоверности, которой требует право, к вероятности, которую ощущают люди. Кроме того, заявление о том, что против этой ситуации выступает лишь мать, не подтверждается материалами досье, в котором содержатся различные свидетельства, говорящие о солидарности семьи матери.

21. Странным представляется и то, что опасения, испытываемые в отношении "семьи… отца… в условиях весьма патриархального общества", не помешали матери Фатиматы отправиться без дочери во Францию с 22 февраля по 1марта 2001 года, т.е. через 2 дня после указанной попытки проведения операции (см. пункт 4.6). Девочка была передана двоюродной сестре матери, которой было поручено следить за тем, "чтобы ее отец не осуществил свои намерения" (см. пункт 5.8). В этом отношении можно сказать по меньшей мере то, что опасения были преувеличены перед лицом Комитета, а ему нужно было бы проявить большую осмотрительность, тем более что прошло больше трех месяцев, прежде чем мать покинула со своей дочерью Гвинею. Я считаю, что Комитет согласился с этим преувеличением, не позаботившись проанализировать элементы, представленные самим автором. В целом, если и можно говорить о риске, то нельзя с уверенностью квалифицировать его как действительно реальный или личный.

22. Анализ, проведенный Комитетом, производит такое впечатление, что Комитет способен оценить риск лучше, чем государство, как будто он располагает более обширными данными, чем государство, или как будто оценка, данная государством, является произвольной или необоснованной. Я считаю, что элементы досье позволяют говорить, что соответствующие государственные власти изучили вопрос о наличии риска с должным вниманием и с соблюдением процедурных гарантий и гарантий, касающихся вопросов существа, и в данном случае нет оснований сомневаться в этом или считать, что Комитету надлежит брать на себя функции государственных властей, не справляющихся с задачей установления фактов и доказательств.

23. Согласно стандартной практике, изучение фактов и элементов доказательства является прерогативой компетентных органов государств-участников, если только не может быть установлено, что оценка элементов доказательства носит произвольный характер, явно содержит ошибку или представляет собой отказ в правосудии, чего явно нет в данном случае. Государство-участник справедливо напомнило, что "в отсутствие доказательства явной ошибки, злоупотребления процедурой, недобросовестности, явной предвзятости или серьезных нарушений процедуры Комитет не должен подменять собственными заключениями по фактам заключения, вынесенные канадскими инстанциями. Оценивать факты, доказательства и особенно правдоподобность утверждений в конкретных случаях надлежит судам государства-участника. Автор не сумела доказать, что решения, принятые канадскими властями, содержали какой-либо изъян, оправдывающий вмешательство Комитета в сделанные ими заключительные выводы о фактах и степени их достоверности" (пункт 4.14).

24. Комитет сделал вывод, что высылка дочери автора "в Гвинею составила бы нарушение статьи 7 в сочетании с пунктом 1 статьи 24 Пакта". Этот вывод имеет двойное значение. Первый и наиболее очевидный его аспект состоит в том, что дело касается не матери, а дочери. По этому поводу не может быть никаких вопросов. Жалоба была объявлена приемлемой лишь в отношении дочери. Вопросы существа касаются лишь положения дочери.

25. Это значит, что дочь могла бы и остаться в Канаде, а мать может быть выслана. Это − странное решение, и Комитет не может согласиться с ним, учитывая ту − впрочем, сильно критикуемую − позицию, которую он занял при рассмотрении сообщения № 930/2000, Хендрик Вината и г-жа Ли Со Лан против Австралии. Второй аспект состоит в том, что Канада может выслать дочь не в Гвинею, а в какую-либо иную страну, если только там нет реального риска того, что она подвергнется эксцизии. Автор же добивалась того, чтобы остаться с дочерью в Канаде. Это значит, что процедуры, начатые перед канадскими властями, могли содержать нарушения лишь в том случае, если речь шла о высылке в Гвинею, а это отнюдь не очевидно.

26. Автор добивалась от канадских властей, во-первых, статуса беженца, а во-вторых, предоставления постоянного вида на жительство по соображениям гуманности. Было бы более точно провести необходимые различия и отметить, что оценка, проведенная Канадой, дает основания для отказа как в статусе беженца, так и в предоставлении постоянного вида на жительство и в крайнем случае может вызывать вопросы лишь в той мере, в какой Канада хотела выслать дочь автора в Гвинею.

[подпись] Абедельфаттах Амор

[Принято на английском, испанском и французском языках, причем языком оригинала является французский. Впоследствии будет издано также на арабском, китайском и русском языках в качестве части ежегодного доклада Комитета Генеральной Ассамблее.]

Несогласное мнение г-на Кристера Телина

Большинство членов Комитета констатировали наличие нарушения в данном случае. Я позволю себе не согласиться с этим решением. На мой взгляд, ход рассуждения и вывод Комитета нужно было бы сформулировать следующим образом:

"10.1 Что касается утверждения автора о том, что высылка ее дочери Фатуматы Каба была бы чревата риском того, что ее отец и/или члены его семьи подвергнут ее эксцизии, Комитет напоминает, что государства-участники обязаны не выдавать, не высылать и не возвращать какое-либо лицо в страну, где ему угрожает реальная опасность быть убитым или подвергнуться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство наказанию или обращению[29]. Неоспоримо и то, что женщины в Гвинее традиционно подвергаются калечащим операциям на половых органах и в определенной мере продолжают подвергаться им до сих пор. В данном случае вопрос состоит в том, грозит ли дочери автора лично реальная опасность подвергнуться такому обращению в случае высылки в Гвинею.

10.2 Принимая во внимание информацию, представленную автором на всем протяжении процедуры, даже независимо от вопроса о ее достоверности, который вызывают в некоторых аспектах ее утверждения в сочетании с другими элементами досье, Комитет не в состоянии сделать вывод, что автор опровергла возражение государства-участника, которое утверждает, что ее высылка и высылка ее дочери не были бы чреваты реальным риском нарушения прав, закрепленных в статье 7 в сочетании с пунктом 1 статьи 24.

11. Комитет по правам человека, действуя в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, считает, что представленные ему факты не свидетельствуют о нарушении Канадой статей Пакта, указанных автором".

[подпись] г-н Кристер Телин

[Принято на английском, испанском и французском языках, причем языком оригинала является английский. Впоследствии будет издано также на арабском, китайском и русском языках в качестве части ежегодного доклада Комитета Генеральной Ассамблее.]

  [1] В рассмотрении данного сообщения принимали участие следующие члены Комитета: г-н Абдельфаттах Амор, г-н Лазари Бузид, г-жаКристина Шане, г-нМахджуб эль‑Хайба, г-н Ахмед Амин Фатхалла, г-н Юдзи Ивасава, г-жа Элен Келлер, г‑нРаджсумер Лаллах, г-жа Зонке Занеле Майодина, г-жа Юлия Антоанелла Моток, г‑нМайкл О’Флаэрти, г-н Хосе Луис Перес Санчес Серро, г-нРафаэль Ривас Посада, сэрНайджел Родли, г-н Фабиан Омар Сальвиоли, г-нКристер Телин и г-жа Рут Уэджвуд.

К настоящему документу прилагаются тексты особых мнений, подписанные членами Комитета − г-ном Абдельфаттахом Амором и г-ном Кристером Телиным.

  [2] Комитет считает, что выражение "эксцизия" означает определенную форму калечащих операций на женских половых органах.

  [3] Представлена копия решения Апелляционного суда Конакри. Врешении указывается, что г‑н и г‑жаКаба "разведены по взаимному согласию 12 января 2006года".

  [4] Адвокат ссылается также на доклад, представленный Гвинеей в Комитет по правам ребенка, пункт 77 (CRC/C/3/Add.48).

  [5] Адвокат ссылается на доклад ЮНИСЕФ за 2005 год ("Changing a Harmful Social Convention: Female Genital Mutilation/Cutting"), в котором не отмечено никаких изменений данного показателя за последние десять лет.

  [6] Адвокат также ссылается на решения канадских инстанций, на Закон о защите молодежи и на Закон об иммиграции и защите беженцев.

  [7] См. пункт 4.5. Адвокат ссылается на исправление, внесенное врачом Бернаром Мулонда 25 января 2006года, которое устраняет сомнения на этот счет. Адвокат отмечает, что, хотя этот доказательный элемент находился в распоряжении Федерального суда, он не был учтен при принятии этим судом решения об отказе отсрочить высылку авторов.

  [8] Адвокат ссылается на статью 7 Канадской хартии прав и свобод, на статью 167 Положения об иммиграции и защите беженцев, на статью 113 b) Закона об иммиграции и защите беженцев.

  [9] Государство-участник ссылается на сообщение № 1302/2004, Дауд Хан против Канады, решение о неприемлемости, принятое 25 июля 2006 года, пункт 5.5.

  [10] В медицинской справке говорится, в частности, следующее: "Я, нижеподписавшийся, подтверждаю, что обследовал сегодня девочку по имени Фатумата Каба, 6 лет, и обнаружил у нее черепную травму, полученную в результате падения вследствие потери сознания, и раны в области волосяного покрова головы; эти телесные повреждения были получены три недели назад"

  [11] В медицинской справке говорится, в частности, следующее: "На сегодняшний день сознание пациента восстановлено, но на кожном покрове остаются следы от шрамов, которые требуют специальной дерматологической обработки, с тем чтобы воспрепятствовать выпадению волос…".

   [12] Государство-участник ссылается на доклад Специального докладчика по вопросу о насилии в отношении женщин от 27 февраля 2003 года, E/CN.4/2003/75/Add.1, пункт300. Кроме того, государство-участник ссылается на доклад Государственного департамента Соединенных Штатов Америки, опубликованный в 2006 году.

  [13] Демографический обзор состояния здоровья населения Гвинеи за 2005 год, подготовленный Национальным статистическим управлением.

  [14] Государство-участник ccылается на доклад, представленный Гвинеей и рассмотренный Комитетом по ликвидации дискриминации в отношении женщин, документ CEDAW/C/GIN/4-6 (7 сентября 2005 года), стр. 51 и 59−60.

  [15] Государство-участник ссылается на правовую практику Европейского суда по правам человека в связи со статьей6 Европейской конвенции по правам человека.

  [16] Адвокат ссылается на решение Комитета против пыток, в котором отмечается, что "это средство не позволило бы обеспечить эффективную защиту заявителя" (Сообщение№133/1999, Фалькон Риос против Канады, соображения, принятые 23ноября 2004года, пункт 7.5).

  [17] См. статью 165 Положения об иммиграции и защите беженцев:

"Повторное ходатайство.

165. Лицо, чье ходатайство о предоставлении убежища было отклонено и которое продолжает находиться в Канаде после получения соответствующего уведомления, предусмотренного статьей160, может обратиться с новым ходатайством о предоставлении убежища. […] Предполагается, что подобное заявление не имеет приостанавливающей силы в отношении решения о высылке".

  [18] "В связи с повторным заявлением предусматривается следующее:

а) проситель убежища, ходатайство которого было отклонено, может представить только те доказательства, которые появились после отклонения его первого заявления или которые на тот момент нельзя было получить обычным путем, а если они и были доступны, то в данных обстоятельствах было неразумным ожидать их представления в момент отклонения ходатайства".

  [19] Статья 18.1 Закона о федеральных судах:

"1) Просьба о проведении судебной проверки может исходить от Генерального прокурора Канады или какого-либо должностного лица, которого непосредственно касается содержание данной просьбы. […]

4) Меры, предусмотренные в пункте 3, принимаются тогда, когда Федеральный суд убежден, что федеральное учреждение в зависимости от случая:

а) действовало некомпетентно, превысило свои полномочия или отказалось их осуществлять;

b) не обеспечило соблюдение принципа естественного правосудия или процедурного равенства или нарушило любую другую процедуру, которую оно по закону было обязано соблюдать;

с) приняло решение или постановление, содержащее какую-либо правовую ошибку, вне зависимости от обстоятельств конкретного дела;

d) приняло решение или постановление, основанное на ошибочной оценке фактов, произведенной в нарушение закона или произвольно, или без учета имеющихся в его распоряжении фактических элементов;

е) действовало или бездействовало в нарушение закона или на основе лжесвидетельств;

f) действовало каким-либо иным противозаконным образом".

  [20] UNICEF, At a Glance: Guinea – Statistics, 2005.

  [21] U.S. Department of State, Guinea: Report on Female Genital Mutilation (FGM) or Female Genital Cutting (FGC), 2001.

  [22] Сообщение №133/1999, Фалькон Риос против Канады, соображения, принятые
23 ноября 2004 года (Комитет против пыток).

  [23] См. сообщения № 1315/2004, Далджит Сингх против Канады, решение онеприемлемости, принятое 30 марта 2006года, пункт 6.2; № 1302/2004, Дауд Хан против Канады, решение о неприемлемости, принятое 25 июля 2006 года, пункт 5.3.

  [24] Замечание общего порядка № 31(80) от 29 марта 2004года, пункт 12.

  [25] См. сообщения №706/1996, Т. против Австралии, соображения, принятые 4ноября 1997года, пункты8.1 и 8.2; №692/1996, А.Р.Дж. против Австралии, соображения, принятые 28июля 1997года, пункт6.9.

  [26] Согласно результатам третьего обследования демографической ситуации и положения в области здравоохранения в Гвинее (ОДЗГ-III), проведенного в 2005 году, всего 27% девочек подвергаются эксцизии в возрасте от 10 до 14 лет и всего 3% − в более старшем возрасте.

  [27] Female genital mutilation of women in West Africa, LandInfo, Country of Origin Information Centre, 12 de enero de 2009.

  [28] См. сообщение № 1302/2004, Хан против Канады, решение о неприемлемости от 25июля 2006 года, пункт 5.4; сообщение № 1429/2005, Бланка Лилия Лондоньо Сото и другие против Австралии, решение о неприемлемости от 1 апреля 2008 года, пункт6.3.

  [29] См. сообщение № 1302/2004, Далджит Сингх против Канады, решение о неприемлемости от 25 июля 2006 года, пункт 5.4; сообщение № 1429/2005, Бланка Лилия Лондоньо и другие против Австралии, решение о неприемлемости от 1 апреля 2008 года, пункт 6.3.

 

 

поширити інформацію