MENU
Сайт находится в разработке

Молди Нажмудинович Ненкаев и другие против России. Решение по приемлемости.

Номер дела:
Дата: 22.04.2008
Окончательное:
Судебный орган:
Страна:
Организация:

Первая секция

Решение по приемлемости

Заявление № 13737/03

Молди Нажмудинович Ненкаев и другие против России

Состав суда:

Christos Rozakis, Президент,
Nina Vajić,
Anatoly Kovler,
Elisabeth Steiner,
Khanlar Hajiyev,
Dean Spielmann,
Giorgio Malinverni, судьи,
Søren Nielsen, секретарь секции,

Факты

Заявители – родственники:

1. Mr Moldi Nazhmudinovich Nenkayev, born in 1952;

2. Ms Zura Vakhayevna Nenkayeva, born in 1955;

3. Mr Isa Moldiyevich Nenkayev, born in 1977;

4. Mr Musa Moldiyevich Nenkayev, born in 1976;

5. Mr Ruslan Moldiyevich Nenkayev, born in 1984;

6. Mr Apti Moldiyevich Nenkayev, born in 1986;

7. Mr Sulim Moldiyevich Nenkayev, born in 1990;

8. Mr Islam Moldiyevich Nenkayev, born in 1993;

9. Ms Iman Moldiyevna Nenkayeva, born in 1996;

10. Ms Aminat Khasanovna Nenkayeva, born in 1982.

Заявители – граждане России, проживающие в городе Урус-Мартан, Чечня.

Жалобы

1. Заявители жаловались по ст. 2 Конвенции на нарушение права на жизнь в отношении их родственника, Муслима Ненкаева. Заявители утверждали, что обстоятельства его исчезновения и долгий период в течении которого его местонахождение не могло быть установлено говорит о том, что Муслим Ненкаев был убит государственными агентами. Заявители также утверждали, что государство не выполнило своего позитивного обязательства защищать жизнь Муслима Ненкаева. Наконец, они жаловались на то, что не было проведено эффективного расследования в отношении исчезновения их родственника.

2. Заявители жаловались по ст. 3 Конвенции на то, что Муслим Ненкаев был, вероятно, подвергнут пыткам и бесчеловеческому обращению во время содержания под стражей и в отношении отсутствия эффективного расследования, для того чтобы установить истину по делу. В этой части заявители также утверждали, что они перенесли сильные психические переживания и муки в связи с исчезновением их близкого родственника и вследствие несостоятельности государства провести всестороннее расследование по поводу этого исчезновения, в результате чего здоровье первых двух заявителей значительно ухудшилось после исчезновения Муслима Ненкаева.

3. Заявители утверждали, что положения ст. 5 Конвенции, касающиеся законности содержания под стражей и гарантий против произвола были нарушены в отношении Муслима Ненкаева и третьего заявителя. Во-первых, задержание Муслима Ненкаева и третьего заявителя не подпадало ни под один из принципов изложенных в ст. 5 § 1 Конвенции, а также при задержании не была выполнена процедура, предписанная законом. Кроме того, не было сделано никакой записи о их аресте. Во-вторых, они сразу же не были проинформированы о причинах их ареста и об обвинениях выдвинутых против них. Более того, задержание Муслима Ненкаева и третьего заявителя не было должным образом санкционировано и они не были освобождены в течение разумного срока в ходе судебного разбирательства. Наконец, в-третьих, заявитель жаловался на нарушение ст. 5 § 5 Конвенции, в той части, что он не мог получить компенсацию за незаконное задержание.

4. Заявители жаловались на нарушение ст. 6 § 1 Конвенции, в той части, что согласно национальному законодательству он не могли подавать гражданский иск, чтобы получить компенсацию за незаконное задержание Муслима Ненкаева или его смерть до окончания уголовного расследования.

5. Заявители утверждали, что задержание их близкого родственника Муслима Ненкаева, являлось незаконным и необоснованным вмешательством в жизнь их семьи, в нарушение ст. 8 Конвенции. Заявители так же жаловались на то, что их право на уважение их жилища было нарушено насильственным проникновением российских военнослужащих в их дом и последующим обыском в ночь с 7 на 8 июня 2002 г.

6. Заявители ссылаются на отсутствие каких – либо эффективных средств судебной защиты касательно вышеупомянутых жалоб, в нарушение ст. 13 Конвенции.

7. Заявители ссылались на ст. 14 Конвенции, утверждая то,что вышеупомянутые нарушения произошли из-за их чеченской национальности и проживания в Чечне.

8. Наконец, в их возражениях от 10 апреля 2006 года заявители утверждают, что неспособность государства раскрыть документы из дела по уголовному расследованию на запрос Суда является отказом соблюдать свои обязательства в соответствии со ст.ст. 34 и 38 § 1(а) Конвенции.

Суть жалоб

1. Заявители жаловались на нарушение ст. 2 Конвенции, а именно на нарушение права на жизнь в отношении Муслима Ненкаева и на отказ властей проводить надлежащее расследование…

Согласно заявлениям правительства, не было установлено, что право Муслима Ненкаева на жизнь было нарушено каким-либо агентом государства. Расследование же соответствовало ст. 2 Конвенции.

Заявители жалуются, что Муслим Ненкаев был убит представителями федеральных сил после его похищения вне всякого сомнения. Заявители подчеркивают, что их родственник был арестован при жизненно-опасных обстоятельствах, и так же они утверждают, ссылаясь на ст. 2 Конвенции, что факт того, что он остается пропавшим без вести более чем 46 месяцев доказывает, что он был убит. Заявители так же утверждают, что власти не смогли выполнить свои обязательства в проведении эффективного расследования в отношении исчезновения Муслима Ненкаева. Они утверждают, что расследование не соответствовало требованиям национально права и стандартам, закрепленным в Конвенции. В частности, оно длилось почти 4 года без каких-либо заметных результатов, оно неоднократно приостановливалось и возобновлялось. Власти не смогли вовремя проинформировать заявителей о каких-либо продвижениях в расследовании.

Суд полагает, в свете поданных сторонами доказательств, что жалоба поднимает серьёзные вопросы в отношении фактов и права, предусмотренного Конвенцией, решение которых требует исследования конкретных обстоятельств дела. Таким образом, Суд приходит к выводу, что эта жалоба не является очевидно необоснованной в значении статьи 35 § 3 Конвенции. Не было установлено никакого другого основания, чтобы признать жалобу неприемлемой.

2. Заявители жаловались на то, что Муслим Ненкаев подвергался обращению нарушающему ст.3 Конвенции и на то, что власти не расследовали факты дурного обращения. Они так же жаловались, что муки и душевные страдания, которые они перенесли в результате исчезновения их родственника и реакция властей означали обращение, нарушающее ст. 3 Конвенции…

Правительство утверждало, что расследование было проведено в соответствии со ст. 3 Конвенции и не предоставило никаких доказательств того, что заявители либо Муслим Ненкаев были подвергнуты обращению, запрещенному приведенными выше положениями Конвенции.

Заявители поддерживали свою жалобу в отношении предполагаемого дурного обращения с Муслсмом Ненкаевым и в отношении моральных страданий, которые они понесли.

Суд полагает, в свете поданных сторонами доказательств, что жалоба поднимает серьёзные вопросы в отношении фактов и права, предусмотренного Конвенцией, решение которых требует исследования конкретных обстоятельств дела. Таким образом, Суд приходит к выводу, что эта жалоба не является очевидно необоснованной в значении статьи 35 § 3 Конвенции. Не было установлено никакого другого основания, чтобы признать жалобу недопустимой.

3. Заявители жаловались на то, что Муслим Ненкаев и третий заявитель были лишены свободы в нарушение ст. 5 Конвенции…

Правительство утверждало, что братьев Ненкаева никогда не арестовывали и не содержали под стражей и таким образом не были лишены свободы в нарушение ст. 5 Конвенции.

Заявители настаивали, что Муслим Ненкаев и третий заявитель были подвергнуты незаконно содержались в заключении в незарегистрированном учреждении и таким образом были без достаточных оснований лишены свободы в нарушение ст. 5 Конвенции.

Суд полагает, в свете поданных сторонами доказательств, что жалоба поднимает серьёзные вопросы в отношении фактов и права, предусмотренного Конвенцией, решение которых требует исследования конкретных обстоятельств дела. Таким образом, Суд приходит к выводу, что эта жалоба не является очевидно необоснованной в значении статьи 35 § 3 Конвенции. Не было установлено никакого другого основания, чтобы признать жалобу недопустимой.

4. Заявители жаловались ссылаясь на ст. 6 § 1 Конвенции на то, что они не смогли подать гражданский иск, для того чтобы получить компенсацию за незаконное задержание Муслима Ненкаева или его смерть, до того как расследование могло быть закончено.

Правительство утверждало, что не было вмешательства в право заявителей на доступ к суду, заявители имели доступ, для подачи гражданского иска в национальные суды для получения компенсации.

Заявители оспаривали аргумент правительства и утверждали, что по непонятным причинам, их жалоба по поводу бездействия следователей не была рассмотрена Городским судом.

Суд полагает, в свете поданных сторонами доказательств, что жалоба поднимает серьёзные вопросы в отношении фактов и права, предусмотренного Конвенцией, решение которых требует исследования конкретных обстоятельств дела. Таким образом, Суд приходит к выводу, что эта жалоба не является очевидно необоснованной в значении статьи 35 § 3 Конвенции. Не было установлено никакого другого основания, чтобы признать жалобу недопустимой.

5. Заявители жаловались, ссылаясь на ст. 8 Конвенции на то, что российские военнослужащие незаконно вторглись в их жилище и обыскали его.

Правительство утверждало, что заявители не обжаловали обыски в прокуратуру.

Заявители опровергали аргументы правительства и утверждали, что они проинформировали районную прокуратуру о том, что некоторые домашние вещи были украдены. Они ссылаются на объяснения членов семьи Ненкаевых от 16 января 2006г.

Суд полагает, в свете поданных сторонами доказательств, что жалоба поднимает серьёзные вопросы в отношении фактов и права, предусмотренного Конвенцией, решение которых требует исследования конкретных обстоятельств дела. Таким образом, Суд приходит к выводу, что эта жалоба не является очевидно необоснованной в значении статьи 35 § 3 Конвенции. Не было установлено никакого другого основания, чтобы признать жалобу недопустимой.

6. Заявители жаловались, ссылаясь на ст .13 Конвенции на то, что у них не было эффективных средств правовой защиты в отношении предполагаемых нарушений Конвенции.

Правительство утверждало, что заявители имели эффективные внутренние средства судебной защиты, как того требует ст. 13 Конвенции. К примеру, они могли подать гражданские иски для получения компенсации относительно возмещения морального вреда. Правительство доказывало, что российские власти не мешали заявителям использовать указанные средства правовой защиты.

Заявители опровергали утверждения правительства. Они аргументировали это тем, что они подавали жалобу в Городской суд, которая не была рассмотрена. Они, так же, обращались к административной практике в отношении несогласия с обязанностью расследовать преступления, которая существовала в соответствующее время в Чеченской республике, которая, по их мнению, служила источником неэффективных средств защиты.

Суд полагает, в свете поданных сторонами доказательств, что жалоба поднимает серьёзные вопросы в отношении фактов и права, предусмотренного Конвенцией, решение которых требует исследования конкретных обстоятельств дела. Таким образом, Суд приходит к выводу, что эта жалоба не является очевидно необоснованной в значении статьи 35 § 3 Конвенции. Не было установлено никакого другого основания, чтобы признать жалобу недопустимой.

7. Заявители ссылаясь на ст. 14 Конвенции, утверждали, что они были дискриминированы при осуществлении ими прав предусмотренных Конвенцией вследствие их чеченского этнического происхождения и проживания в Чечне…

Правительство утверждало, что проведенное расследование не предоставило никаких доказательств в поддержку заявлений заявителей по этому поводу. Заявители поддержали свою жалобу.

Суд обращает внимание на то, что не было представлено никаких доказательств того, что к заявителям относились по-разному в аналогичных ситуациях при отсутствии объективных и разумных оправдывающих обстоятельств, или того, что они когда-либо поднимали жаловались в этом отношении национальным властям. Таким образом, Суд приходит к выводу о том, что это заявление не было обосновано. Следовательно, эта часть жалобы является очевидно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с ст. 35 §§ 3 и 4 Конвенции.

Таким образом, Суд единогласно

Принял решение о присоединении возражений правительства относительно не исчерпания национальных средств правовой защиты;

Признает приемлемыми, без рассмотрения дела по сути, жалобы по ст.ст. 2, 3, 5, 6, 8 и 13 Конвенции;

Признает неприемлемыми остальные жалобы.

Christos Rozakis, President
Søren Nielsen, Registrar 

Перевод М. Тарахкало (Центр стратегической защиты)

поширити інформацію