MENU
Сайт находится в разработке

Чанев против Украины: содержание под стражей без решения суда в период между утверждением обвинительного акта и судебным рассмотрением

Номер дела: 46193/13
Дата: 09.10.2014
Окончательное: 09.01.2015
Судебный орган: ЕСПЧ
Страна: Украина
Организация:

© Перевод Украинского Хельсинского союза по правам человека

Официальное цитирование – Chanyev v. Ukraine, no. 46193/13, § …, 9 October 2014

Официальный текст (англ.)

ПЯТАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО ЧАНЕВА ПРОТИВ УКРАИНЫ

(Заявление № 46193/13)

РЕШЕНИЕ

СТРАСБУРГ

9 октября 2014 года

Это решение станет окончательным при условиях, , изложенных в статье 44 § 2 Конвенции. Оно может быть отредактировано.

По делу Чанев против Украины,
Европейский суд по правам человека (Пятая Секция), заседая в Палатой в составе:
Mark Villiger, Председатель,
Ann Power-Forde,
Ganna Yudkivska,
Vincent A. De Gaetano,
André Potocki,
Helena Jäderblom,
Aleš Pejchal, судьи,
и Claudia Westerdiek, Секретарь Секции,
Рассмотрев дело в закрытом заседании 16 сентября 2014 года,
Провозглашает следующее решение, принятое в этот день:

ПРОЦЕДУРА

1. Данное дело было основано на заявлении (№ 46193/13) против Украины, поданном в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенция») гражданином Украины, г-ном Юрием Васильевичем Чаневым (далее – «заявитель»), 9 июля 2013 года.
2. Заявителя представлял г-н Д. С. Злати, адвокат, практикующий в г. Рени. Украинское Правительство (далее – «Правительство») представляла их агент, г-жа Н. Севостьянова, Министерство юстиции Украины.
3. 3 сентября 2013 года Правительство было уведомлено о поданном заявлении.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

4. Заявитель родился в 1983 году и проживает в г. Измаил.
5. 28 ноября 2012 года заявитель был арестован сотрудниками милиции по подозрению в совершении убийства г-на С., которое было совершено ранее в тот же день.
6. 30 ноября 2012 года следственный судья районного суда города Рени Одесской области вынес постановление о заключении заявителя под стражу на срок до 27 января 2013 года.
7. 25 января 2013 года следственный судья продлил содержание заявителя под стражей до 27 февраля 2013 года.
8. 26 февраля 2013 года обвинительный акт по делу заявителя был утвержден.
9. 27 февраля 2013 года прокурор направил обвинительный акт и материалы уголовного дела в суд.
10. 28 февраля 2013 года адвокат заявителя потребовал от начальника Измаилского СИЗО немедленно освободить заявителя на основании того, что срок содержания под стражей, назначенный судом, истек 27 февраля. В своем письме, направленном в тот же день, начальник Измаилского СИЗО сообщил адвокату заявителя о том, что согласно Уголовному процессуальному кодексу, после направления в суд материалов уголовного дела, вопрос о необходимости дальнейшего содержания заявителя под стражей должен решаться судом.
11. В тот же день адвокат подал жалобу в прокуратуру об отказе администрации СИЗО освободить заявителя. В своем ответе на это письмо прокуратура Одесской области проинформировала адвоката заявителя о том, что содержание заявителя под стражей было продлено в январе 2013 года до 27 февраля 2013 года, и что в тот же день материалы уголовного дела в отношении заявителя были направлены в суд, на рассмотрении которого находится дело; в связи с этим, прокуратура считает, что права и законные интересы заявителя не были нарушены.
12. 11 марта 2013 года адвокат подал ходатайство следственному судье об освобождении заявителя. Он отметил, что срок содержания заявителя под стражей, установленный судьей, истек 27 февраля 2013 года, и что не выносились никакие решения о продлении срока содержания заявителя под стражей.
13. 14 марта 2013 года следственный судья отклонил вышеуказанное ходатайство. Ссылаясь на часть 3 статьи 331 Уголовного процессуального кодекса (далее – УПК), судья отметил, что последней датой содержания заявителя под стражей было 27 февраля 2013 года, в тот же день материалы уголовного дела были направлены в суд, рассматривающий дело, у которого было два месяца для принятия решения о продлении срока содержания заявителя под стражей. Судья заключил, что в данном случае не было оснований для освобождения заявителя 28 февраля 2013 года.
14. 25 марта 2013 года Апелляционный суд Одесской области оставил в силе решение от 14 марта 2013 года.
15. 15 апреля 2013 года Измаилский районный суд Одесской области провел предварительное судебное слушанье, на котором вынес решение о продлении содержания заявителя под стражей.
16. 21 октября 2013 года заявитель был признан виновным в совершении убийства и осужден к 11 годам лишения свободы.

II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

A. Конституция

17. Соответствующие положения Конституции Украины предусматривают:
Статья 29
«Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

Никто не может быть арестован или содержаться под стражей иначе как по мотивированному решению суда и только на основаниях и в порядке, установленных законом.
...
Каждому арестованному или задержанному должно быть безотлагательно сообщено о мотивах ареста или задержания, разъяснены его права и предоставлена возможность с момента задержания защищать себя лично и пользоваться правовой помощью защитника.
Каждый задержанный имеет право в любое время обжаловать в суде свое задержание.
Об аресте или задержании человека должно быть незамедлительно сообщено родственникам арестованного или задержанного.

B. Уголовный процессуальный кодекс (УПК), 2012 года

18. Соответствующие положения УПК предусматривают:
Статья 176
Общие положения о мерах пресечения
«1. Мерами пресечения являются:
...
(5) содержание под стражей.
...
4. Меры пресечения применяются: во время досудебного расследования - следственным судьей по ходатайству следователя, согласованному с прокурором, или по ходатайству прокурора, а в ходе судебного производства - судом по ходатайству.»

Статья 197
Срок действия постановления о содержании под стражей
«1. Срок действия постановления следственного судьи, суда о содержании под стражей или продлении срока содержания под стражей не может превышать шестидесяти дней.

...
3. Срок содержания под стражей может быть продлен следственным судьей в пределах срока досудебного расследования в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом...»
Статья 203
Немедленное прекращение действия меры пресечения
«1. Постановление о применении меры пресечения прекращает свое действие по истечении срока действия постановления об избрании меры пресечения, принятия оправдательного приговора или закрытия уголовного производства в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом».
Статья 206
Общие обязанности судьи по защите прав человека
«1. Каждый следователь судья суда, в пределах территориальной юрисдикции которого находится лицо, находится под стражей, имеет право вынести решение, которым обязать любой орган государственной власти или должностное лицо обеспечить соблюдение прав такого лица.

2. Если следственный судья получает из любых источников сведения, которые создают обоснованное подозрение, что в пределах территориальной юрисдикции суда находится лицо, лишенное свободы при отсутствии судебного решения, вступившего в законную силу, или не освобождена из-под стражи после внесения залога в установленном настоящим Кодексом порядке, он обязан вынести постановление, которым должен обязать любой орган государственной власти или должностное лицо, под стражей которых держится лицо, немедленно доставить это лицо к следственному судье для выяснения оснований лишения свободы.

3. Следственный судья обязан освободить лишенную свободы человека, если орган государственной власти или должностное лицо, под стражей которых держится это лицо, не предоставит судебное решение, вступившее в законную силу, или не докажет наличие иных правовых оснований для лишения лица свободы.
...
5. Независимо от наличия ходатайства следователя, прокурора, следственный судья обязан освободить лицо, если орган государственной власти или должностное лицо, под стражей которых держалась это лицо не докажет:
1) существование предусмотренных законом оснований для задержания лица без решения следственного судьи, суда...»
Статья 315
Решение вопросов, связанных с подготовкой к судебному заседанию
«...
3. Во время подготовительного судебного заседания суд по ходатайству участников судебного разбирательства имеет право выбрать, изменить или отменить меры обеспечения уголовного производства, в том числе меру пресечения, избранную в отношении обвиняемого. При рассмотрении таких ходатайств суд соблюдает правила, предусмотренных разделом II настоящего Кодекса. При отсутствии указанных ходатайств сторон уголовного производства применении мер обеспечения уголовного производства, избранных в ходе досудебного расследования, считается продленным».

Статья 331
Избрание, отмена или изменение меры пресечения в суде
«1. Во время судебного разбирательства суд по ходатайству стороны обвинения или защиты вправе своим постановлением изменить, отменить или избрать меру пресечения в отношении обвиняемого.
...
3. Независимо от наличия ходатайств суд обязан рассмотреть вопрос целесообразности продолжения содержания обвиняемого под стражей до истечения двухмесячного срока со дня поступления в суд обвинительного акта, ходатайство о применении принудительных мер медицинского или воспитательного характера или со дня применения судом к обвиняемому меры пресечения в виде содержания под стражей....»

III. СООТВЕТСТВУЮЩИЕ МАТЕРИАЛЫ СОВЕТА ЕВРОПЫ

19. Комитет Министров Совета Европы, который в соответствии со статьей 46 § 2 Конвенции обязан контролировать выполнение решений Суда, в настоящее время изучает выполнение Украиной решения Суда по делу «Харченко против Украины» (№ 40107/02, 10 февраля 2011 года), в котором кратко изложены недостатки, выявленные в украинской системе содержания под стражей. Одним из вопросов, поднятых в этом решении, было задержание лиц без судебного решения в период между окончанием следствия и началом судебного разбирательства. Согласно информации, опубликованной на веб-сайте Комитета, дело в настоящее время пребывает на «усиленном контроле». Самые последние изменения были в феврале-марте 2013 года. 21 февраля 2013 года украинское правительство представило пересмотренный план действий, в котором они подтвердили, что парламент принял новый Уголовный процессуальный кодекс, который вступил в силу, и в значительной степени устранил недостатки законодательства, лежащие в основе рецидивирующих нарушений статьи 5 Конвенции. На своем 1164-м заседании (5-7 марта 2013 г.) Комитет Министров отметил, среди прочего, что от украинских властей требуются дальнейшие разъяснения в отношении законодательных изменений по данному вопросу.

ПРАВО

I. ЗАЯВЛЕННОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 5 § 1 КОНВЕНЦИИ

20. Заявитель жаловался на то, что он содержался под стражей без какого-либо решения суда в период с 28 февраля по 15 апреля 2013 года, что пенитенциарные органы отказывались освобождать его, и что органы прокуратуры и суда не отреагировали на его незаконное содержание под стражей. Он ссылался на статью 5 § 1 (с) Конвенции, которая гласит:
«1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:
...
(c) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения...”

A. Приемлемость

21. Суд отмечает, что эта жалоба не является, явно необоснованной по смыслу статьи 35 § 3 (а) Конвенции, и не является неприемлемой на каких-либо других основаниях. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

B. Существо дела

22. Заявитель утверждал, что в соответствии со статьей 29 Конституции никто не может быть задержан без мотивированного решения суда, и что в его случае не было такого решения, которое покрывало бы период с 28 февраля по 15 апреля 2013 года. По его мнению, факт передачи дела в суд следственными органами не мог оправдать его содержание под стражей без решения суда. Он считал, что пенитенциарные власти были обязаны освободить его 27 февраля 2013 года, когда истек срок последнего решения о содержании под стражей. Кроме того, органы прокуратуры и суда были обязаны отреагировать на его незаконное содержание под стражей, но они этого не сделали.
23. Правительство считает, что существовали законные основания для содержания заявителя под стражей. Они отметили, что, поскольку 27 февраля 2013 года, в день, когда уголовное дело было передано в суд, заявитель находился под юрисдикцией суда первой инстанции, его задержание соответствовало требованиям национального законодательства. Они ссылались на статью 331 § 3 Уголовного процессуального кодекса, которая предусматривает, что суд первой инстанции обязан был рассмотреть обоснованность дальнейшего содержания обвиняемого под стражей в течение двух месяцев с момента получения судом обвинительного акта. Правительство также отметило, что суд рассмотрел законность содержания заявителя под стражей после 27 февраля 2013 во время предварительного слушания дела 15 апреля 2013 года, и обнаружил, что не было никаких оснований для освобождения заявителя.
24. Суд напоминает, что выражения «законный» и «в соответствии с процедурой, предусмотренной законом» в статье 5 § 1 в существенной мере относятся к национальному законодательству и лежат в основе обязательства соблюдать материальные и процессуальные нормы. В то время, когда обязанность толковать и применять внутреннее законодательство входит в компетенцию национальных властей, в частности, судов, Суд может рассмотреть вопрос относительно того, соблюдалось ли национальное законодательство для целей настоящего положения Конвенции (см., среди прочего, Assanidze v. Georgia [GC], № 71503/01, § 171, ECHR 2004 II).
25. Тем не менее, "законность" содержания под стражей в соответствии с национальным законодательством является основным, но не всегда решающим фактором. Суд должен, кроме того, быть удовлетворен тем, что содержание заявителя под стражей в течение рассматриваемого периода было совместимо с целью статьи 5 § 1 Конвенции, чтобы предотвратить лишение людей свободы в произвольном порядке. Кроме того, Суд должен установить, соответствует ли само национальное законодательство положениям Конвенции, включая общие принципы, выраженные или подразумеваемые в ней (см. Winterwerp v. the Netherlands, 24 October 1979, § 45, Series A no. 33).
26. Ранее Суд обращал внимание на ряд недостатков, связанных с досудебным содержанием под стражей лиц, подозреваемых в совершении преступлений в Украине, которые перечислены в решении Харченко (упомянутое выше, § 98). Одним из таких недостатков была практика содержания под стражей лиц без какого-либо постановления суда в период между окончанием следствия и началом судебного разбирательства. Такая практика, которая, в соответствии с прецедентным правом Суда, представляет собой нарушение статьи 5 § 1 Конвенции, была признана такой, которая имеет периодический характер и обусловлена пробелами в законодательстве (см. там же).
27. Обстоятельства данного дела отличаются от предыдущих дел против Украины в том, что уголовное разбирательство в отношении заявителя проводилось в рамках нового Уголовного процессуального кодекса, который вступил в силу 19 ноября 2012 года. Суд отмечает, что новый Кодекс был предназначен, среди прочего, устранить законодательные недостатки, лежащие в основе текущих нарушений статьи 5 Конвенции (см. пункт 19 выше). Таким образом, Суд призван рассмотреть данную жалобу более подробно, несмотря на ясность его прецедентного права в отношении незаконности длительного содержания под стражей, не охватываемого каким-либо судебным решением.
28. Суд отмечает, что в соответствии с новым Кодексом, полномочия по выбору мер пресечения, предусмотренных в уголовном судопроизводстве, возложены на два разные судебные органы: следственного судью в ходе предварительного расследования, и судью суда первой инстанции в ходе судебного разбирательства (см. статьи 176 и 197 УПК, параграф 18 выше). Разделение полномочий между вышеупомянутыми органами ясно обозначается моментом завершения следствия, утверждения обвинительного акта и передачи уголовного дела в суд для рассмотрения. Правительство подтвердило эту позицию в своих замечаниях (см. параграф 23 выше). После передачи дела на судебное рассмотрение, следственный судья может, тем не менее, проверить основания для лишения свободы обвиняемого (см. статью 206 УПК, параграф 18 выше).
29. В данном случае содержание заявителя под стражей в ходе предварительного расследование было определено следственным судьей до 27 февраля 2013 года. В этот день уголовное дело против него было передано в суд, юрисдикция которого распространялась на компетенцию выбирать меру пресечения в отношении заявителя. Тем не менее, суд первой инстанции не выносил никакого решения в отношении продолжения содержания заявителя под стражей в течение примерно полутора месяцев (с 27 февраля по 15 апреля 2013 года), и заявитель оставался под стражей, хотя в статье 203 УПК четко прописано, что любое решение о применении меры пресечения должно прекратить свое действие сразу же после истечения срока его действия (см. параграф 18 выше). Все его жалобы на незаконность его досудебного содержания под стражей без судебного решения и его просьбы об освобождении были отклонены на том основании, что содержание под стражей соответствовало закону. В частности, следственный судья отклонил его жалобу, заявив, что у суда первой инстанции было два месяца, чтобы принять решение о его дальнейшем содержании под стражей, в соответствии со УПК статьей 331 § 3 (см. параграфы 13, 18 и 23 выше). Таким образом, местные власти считали, что не было никакого нарушения права заявителя на свободу, несмотря на очевидный факт, что он содержался под стражей без судебного решения в течение одного с половиной месяцев. Более того, они ссылались на положения УПК, которые разрешают такую ситуацию.
30. В этом последнем отношении Суд с обеспокоенностью отмечает, что новый Уголовный процессуальный кодекс Украины, в отличие от заявлений Правительства в Комитете Министров (см. параграф 19 выше), не регулирует ясным и четким образом содержание обвиняемого под стражей между завершением досудебного следствия и началом судебного процесса. Таким образом, как предусматривает в данном случае статья 331 § 3 Кодекса, у суда первой инстанции есть два месяца, чтобы решить, необходимо ли дальнейшее содержание под стражей обвиняемого, даже если предыдущий срок содержания под стражей, постановленный следственным судьей, уже истек.
31. Изложенные соображения являются достаточными для того, чтобы Суд пришел к выводу, что существующая законодательная база позволяет продолжительное содержание под стражей обвиняемого без судебного решения на срок до двух месяцев, и, что эти положения были применены в случае заявителя, который содержался под стражей без решения суда, регламентирующего его содержание под стражей, в период с 28 февраля по 15 апреля 2013 года.
Таким образом, была нарушена статья 5 § 1 Конвенции.

II. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 46 КОНВЕНЦИИ

32. Прежде чем рассматривать требования о справедливой сатисфакции, представленные заявителем в соответствии со статьей 41 Конвенции, и с учетом обстоятельств дела, Суд считает необходимым определить, какие последствия могут возникнуть из статьи 46 Конвенции для государства-ответчика. Статья 46 Конвенции предусматривает:
«1. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются выполнять окончательные решения Суда по любому делу, в котором они выступают сторонами.
2 Окончательное решение Суда направляется Комитету Министров, который осуществляет надзор за его исполнением.»
33. Суд повторяет, что статья 46, если ее толковать в свете статьи 1, возлагает на государство-ответчика обязанность предпринять, под контролем Комитета Министров, необходимые общие и (или) индивидуальные меры для обеспечения прав заявителя, которые Суд признал нарушенными. Такие меры также должны быть предприняты в отношении других лиц, которые находятся в такой же ситуации, как и заявитель, особенно путем решения проблем, которые привели к выводам Суда (см., среди прочих, Vyerentsov v. Ukraine, № 20372/11, § 94, 11 апреля 2013 года). Это обязательство неоднократно подчеркивал Комитет Министров во время надзора за исполнением решений Суда. Несмотря на то, что в компетенцию Суда не входит определение того, какие меры возмещения ущерба могут подходить для государства-ответчика, заботой Суда является содействие быстрому и эффективному устранению недостатков, обнаруженных в национальной системе защиты прав человека (см. Driza v. Albania, № 33771/02, § 125, ECHR 2007 XII (извлечения)).
34. В данном случае Суд установил нарушение статьи 5 Конвенции, которое, можно сказать, было повторяющимся в прецедентном праве применительно к Украине. В деле Харченко Суд отметил, что он регулярно обнаруживает "нарушения статьи 5 § 1 (с) Конвенции, относящиеся к периодам содержания под стражей, не охватываемых каким-либо судебным решением, а именно, в период между окончанием расследования и началом судебного разбирательства" (см. Харченко, упомянутое выше, § 98). Проблема была рассмотрена как такова, которая возникла из-за пробелов в законодательстве (см. там же), и государству-ответчику было предложено принять срочные меры по приведению своего законодательства и административной практики в соответствие с выводами Суда в отношении статьи 5 Конвенции (см. там же, § 101). Новое законодательство, как демонстрирует настоящее дело, содержит похожий недостаток, и такое же нарушение было обнаружено в отношении нового Уголовного процессуального кодекса.
35. Принимая во внимание вышесказанное, Суд считает, что наиболее приемлемым способом для устранения указанного нарушения является принятие, без существенных задержек, законодательных изменений с целью привести национальную процедуру уголовного разбирательства в соответствие с требованиями статьи 5.

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

36. Статья 41 Конвенции предусматривает:
«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

A. Компенсация вреда

37. Заявитель требовал 50 000 (EUR) евро в качестве компенсации нематериального вреда
38. Правительство утверждало, что эти требования являются необоснованными, поскольку не было никакого нарушения прав заявителя, и, в любом случае, они были чрезмерными.
39. Принимая внимание специфические обстоятельства дела, и вынося решение на справедливой основе, Суд присудил заявителю 4 500 евро (EUR) в качестве компенсации нематериального вреда.

B. Расходы и издержки

40. Заявитель также требовал 10 евро в качестве компенсации расходов и издержек.
41. Правительство утверждало, что эти требования не обоснованы и не подтверждены никакими документами.
42. Согласно прецедентному праву Суда заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек только в той мере, в которой было доказано, что они были разумны и действительно понесены по необходимости. В настоящем деле, принимая во внимание документы, имеющиеся в его распоряжении, и вышеупомянутый критерий, Суд удовлетворяет это требование в полном объеме.

C. Пеня

43. Суд считает разумным, чтобы пеня основывалась на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка с добавлением трех процентных пунктов.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ, СУД ЕДИНОГЛАСНО

1. Объявляет жалобу приемлемой;

2. Постановляет, что в данном деле была нарушена статья 5 § 1 Конвенции;

3. Постановляет
(a) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев с даты, когда решение станет окончательным в соответствии со статьей 44 § 2 Конвенции, следующие суммы, переведенные на украинскую валюту по курсу, действующему на дату выплаты:
(i) 4 500 евро (четыре тысячи пятьсот евро), плюс любой налог, который может быть наложен на заявителя, в качестве компенсации морального вреда;
(ii) 10 евро (десять евро) плюс любой налог, который может быть наложен на заявителя, в качестве компенсации расходов и издержек;
(b) что по истечении вышеупомянутых трех месяцев до выплаты простые проценты должны начисляться на эти суммы в размере, равном предельной годовой процентной ставке по займам Европейского Центрального Банка в течение периода по умолчанию, плюс три процентных пункта;

4. Отклоняет остальные требования заявителя о справедливой сатисфакции.

Составлено на английском языке и объявлено в письменном виде 9 октября 2014 года в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

Claudia Westerdiek                                                                                                 Mark Villiger
Секретарь Секции                                                                                                Председатель

коментарі: 0     
Для того чтоб оставлять комментарии, вам нужно зарегистрироваться и/или войти под своим паролем
поширити інформацію