MENU
Сайт находится в разработке

Беатрис Марэн против Франции

Номер дела: CCPR/C/99/D/1793/2008
Дата: 27.07.2010
Окончательное: 27.07.2010
Судебный орган: Комитет по правам человека
Страна: Франция
Организация:

 

  Решение Комитета по правам человека в соответствии с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах (девяносто девятая сессия)

относительно

  Сообщения № 1793/2008[1]

Представлено:

Беатрис Марэн (не представлена адвокатом)

Предполагаемая жертва:

Автор сообщения

Государство-участник:

Франция

Дата сообщения:

5 мая 2008 года (первоначальное представление)

 

 Комитет по правам человека, учрежденный в соответствии со статьей 28 Международного пакта о гражданских и политических правах,

 на своем заседании 27 июля 2010 года

 принимает следующее:

  Решение о приемлемости

1.1 Автором сообщения от 5 мая 2008 года является гражданка Франции Беатрис Марэн. Согласно ее утверждениям, она является жертвой нарушения Францией пункта 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах. Автор не представлена адвокатом. Пакт и Факультативный протокол к нему вступили в силу для Франции соответственно 4 февраля 1981 года и 17 мая 1984 года.

1.2 13 августа 2008 года Специальный докладчик по новым сообщениям, действуя от имени Комитета, принял решение о том, что вопрос о приемлемости сообщения должен рассматриваться отдельно от вопроса существа.

  Факты в изложении автора

2.1 14 и 15 апреля 2005 года автор выполнила две письменные экзаменационные работы в рамках конкурсного экзамена, организованного Государственным советом на замещение должностей советников в административном суде и Апелляционном административном суде. 3 июня 2005 года результаты письменных квалификационных экзаменов были размещены на вебсайте Государственного совета. Автор указала, что, поскольку она не получила требуемой минимальной суммы баллов, ей было отказано в допуске к устному экзамену. Впоследствии информация о результатах экзаменационных работ ей была направлена по почте.

2.2 Поскольку автору были неясны причины получения низких результатов, 8 июня 2005 года она потребовала направить ей в кратчайшие сроки копии ее двух письменных экзаменационных работ. По получении этих копий автор отметила очевидное несоблюдение правил проверки: с одной стороны, ее работы не прошли двойной проверки в соответствии с процедурой проведения данного экзаменационного конкурса, с другой стороны, лицо, проводившее проверку ее обеих работ, не было назначено для выполнения этой функции в соответствии с распоряжениями министра юстиции (распоряжения от 26 января и 23 марта 2005 года).

2.3 16 июня 2005 года автор обратилась в Государственный совет с ходатайствами о выдаче предписания о временном приостановлении процедуры и рассмотрении вопроса по существу, а также ходатайством о защите своих основных свобод. В этих ходатайствах она ссылалась на грубое и явно незаконное нарушение права на равное обращение с кандидатами, настаивала на том, чтобы Государственный совет отменил результаты проверки ее двух письменных работ в рамках квалификационного экзамена и предписал администрации провести повторную проверку этих двух работ. Кроме того, автор настаивала, чтобы с учетом результатов новой проверки Государственный совет предписал администрации допустить ее к устным экзаменам.

2.4 В двух решениях от 17 июня 2005 года Государственный совет отклонил ходатайство автора на том основании, что ни одно из утверждений не затрагивало грубых и явных нарушений каких-либо основных свобод. Эти решения были доведено до сведения автора 23 июня 2005 года.

2.5 29 июля 2005 года Государственный совет, выступая в качестве "судьи и стороны", представил докладную записку с обоснованием решения по поданному автором ходатайству по существу. Основной тезис докладной записки заключался в обращении к Государственному совету (т.е. к самому себе) отклонить ходатайство на основании его неприемлемости, а в качестве дополнительного аргумента указывалось, что письменные работы были проверены уполномоченными на то лицами, но при этом в записке не приводились факты в обоснование данного аргумента. Кроме того, Государственный совет, согласно утверждениям, заявил, что письменные работы никогда не подписываются лицами, проводящими их проверку, а свою подпись на них проставляет "контролер". 30 августа 2005 года автор направила письмо с подробным разъяснением первоначальных ходатайств с целью продемонстрировать незаконность процедуры оценки.

2.6 В соответствии с решением от 29 сентября 2005 года Государственный совет объявил ходатайство неприемлемым на том основании, что оспариваемое действие[2]представляет собой меру подготовительного характера, неотъемлемую от обсуждения в рамках комиссии, определяющей результаты конкурсного экзамена, и в этой связи это действие не подлежит обжалованию. Автор подчеркивает, что два ходатайства были сочтены приемлемыми, но были отклонены Государственным советом, в то время как ходатайство по существу было сочтено неприемлемым, хотя согласно действующему законодательству все этапы экзаменационного конкурса, в частности "квалификационный" этап, представляют собой действия, связанные с принятием решений, а не с их подготовкой. Таким образом, эти действия могут быть оспорены на любом этапе экзаменационного конкурса без необходимости ожидать публикации окончательных результатов в отношении зачисления на государственную службу.

2.7 Автор добавляет, что на основании статьи R311-1-4 Кодекса административной юстиции только Государственный совет уполномочен принимать решения по спорным вопросам, касающимся национальных конкурсных экзаменов. По мнению автора, эти полномочия по вынесению решений противоречат пункту 1 статьи 14 Пакта, поскольку в компетенцию Государственного совета должно входить рассмотрение всех случаев, предусмотренных статьей R311-1-4 Кодекса административной юстиции, за исключением случаев, когда он сам является организатором национального конкурсного экзамена. Автор добавляет, что решения Государственного совета не подлежат обжалованию.

2.8 Автор обратилась с ходатайством в Европейский суд по правам человека, которое было отклонено 29 сентября 2006 года в качестве несовместимого rationemateriaeс положениями Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ЕСПЧ)[3].

  Жалоба

3. Автор считает, что, вынеся решения в отношении трех ходатайств, поданных ею в соответствии с положениями статьи R311-1-4 Кодекса административной юстиции и будучи в то же время организатором оспариваемого конкурсного экзамена, в котором она приняла участие, Государственный совет оказался в положении "судьи и стороны". В этой связи, по ее мнению, государство-участник нарушило пункт 1 статьи 14 Пакта. Единственным возможным средством правовой защиты с целью оспаривания этого закона должно являться обращение в Государственный совет, но это средство правовой защиты, по мнению автора, обречено на неудачу, поскольку Государственный совет вновь мог бы оказаться в положении "судьи и стороны".

  Замечания государства-участника по вопросу о приемлемости

4.1 7 августа 2008 года государство-участник оспорило приемлемость сообщения. Оно сослалось на свою оговорку по поводу пункта 2 а) статьи 5 Факультативного протокола, которая, по его мнению, применима в данном случае, поскольку аналогичный вопрос уже рассматривался Европейским судом по правам человека, который 29 сентября 2006 года отклонил ходатайство автора в качестве неприемлемого.

4.2 Кроме того, государство-участник подчеркивает, что утверждения автора не имеют под собой достаточных оснований и даже являются полностью необоснованными по смыслу статьи 3 Факультативного протокола к Пакту. Оно отмечает, что автор не представила каких-либо доказательств в поддержку своих сомнений в отношении беспристрастности членов Государственного совета[4]. Кроме того, оно отмечает, что служба административных судов и административных апелляционных судов (STACAA), которая занимается организацией конкурсных экзаменов с целью дополнительного набора советников административных судов и апелляционных административных судов, в одном из которых автор принимала участие, относится к сфере административной деятельности Государственного совета. Секция по рассмотрению спорных вопросов, которая занимается проверкой результатов таких конкурсных экзаменов в качестве судебного контрольного органа, является полностью независимой службой и со всей беспристрастностью выполняет свои обязанности по контролю за соблюдением законности[5]. Существует жесткое разграничение между административной деятельностью и судебными функциями Государственного совета. С учетом этих двух мотивов государство-участник считает сообщение неприемлемым.

  Комментарии автора относительно замечаний государства-участника

5.1 1 сентября 2008 года автор заявила, что оговорка государства-участника в отношении пункта 2 а) статьи 5 Факультативного протокола не является препятствием для установления приемлемости ее сообщения, поскольку Европейский суд по правам человека не проводил рассмотрения ее ходатайства по существу, ограничившись заявлением о его неприемлемости. Ссылаясь на юридическую практику Комитета, автор добавляет, что права, закрепленные в ЕКПЧ, отличаются от прав, закрепленных в Пакте, и, поскольку ее ходатайство было объявлено Европейским судом по правам человека неприемлемым ratio nemateriae, оно не было "рассмотрено" в свете оговорки государства-участника в отношении пункта 2 а) статьи 5 Факультативного протокола[6].

5.2 В ответ на аргумент государства-участника в отношении жесткого разграничения административных и судебных функций Государственного совета, благодаря которому обеспечивается беспристрастность сотрудников секции по рассмотрению спорных вопросов, автор подчеркивает, что заместитель Председателя Государственного совета руководит работой генерального секретариата; в ведении данного подразделения находится не только служба STACAA, занимающаяся организацией конкурсных экзаменов, в одном из которых автор приняла участие, но и секция по рассмотрению спорных вопросов[7]. По утверждениям автора в этих условиях государство-участник не может обоснованно утверждать, что эти подразделения являются независимыми. Кроме того, автор утверждает, что два члена оценочной комиссии конкурсного экзамена, в котором она приняла участие в 2005 году, в тот же период исполняли обязанности государственных советников: один из них − в суде по разрешению споров о подсудности Государственного совета, а второй − в секции по рассмотрению

спорных вопросов[8]. Исходя из этого, автор приходит к выводу о том, что секция по рассмотрению спорных вопросов, некоторые сотрудники которой входили в состав оценочной комиссии конкурсного экзамена и в то же время участвовали в принятии судебного решения по его итогам, не может рассматриваться в качестве независимого органа.

  Вопросы и процедура их рассмотрения в Комитете

6.1 Прежде чем рассматривать какое-либо утверждение, содержащееся в сообщении, Комитет по правам человека должен в соответствии с правилом 93 своих правил процедуры принять решение о том, является ли это сообщение приемлемым согласно Факультативному протоколу к Пакту.

6.2 Комитет, как того требует пункт 2 а) статьи 5 Факультативного протокола, удостоверился в том, что жалоба аналогичного содержания, поданная автором, была объявлена неприемлемой Европейским судом по правам человека 29 сентября 2006 года (ходатайство № 29415/05) на том основании, что это ходатайство несовместимо rationemateriaeс положениями ЕКПЧ, поскольку оспариваемая автором процедура не затрагивала ее права и обязанности гражданского характера и не была связана с обвинением по уголовному делу по смыслу статьи 6 ЕКПЧ. Кроме того, Комитет напоминает о том, что в момент своего присоединения к Факультативному протоколу государство-участник сделало оговорку в отношении пункта 2 а) статьи 5 Факультативного протокола с указанием того, что Комитет "не будет иметь полномочий для рассмотрения сообщения, направляемого частным лицом, в случае, если тот же вопрос находится на рассмотрении или уже рассматривался другим органом международного разбирательства или урегулирования".

6.3 Комитет ссылается на свою правовую практику, в соответствии с которой под "этим же вопросом" следует понимать вопрос, касающийся того же автора, тех же фактов и тех же основных прав[9]. Он отмечает, что ходатайство № 29415/05 было подано в Европейский суд по правам человека тем же автором, что в его основе были те же факты и что это ходатайство касалось права на справедливое судебное разбирательство на основании тех же мотивов.

6.4 Комитет указывает, что решение о неприемлемости, принятое Европейским судом, обосновано несовместимостью ratio nemateriae ходатайства с положениями Европейской конвенции на том основании, что оспариваемая автором процедура не затрагивала нарушения ее прав и обязанностей гражданского характера, и не была связана с обвинением уголовного характера в ее отношении по смыслу статьи 6 Конвенции. Комитет считает, что такой анализ характера права, на который ссылается автор, находится в рамках рассмотрения данного дела, и с учетом оговорки, приведенной государством-участником, приходит к выводу о том, что такой же вопрос уже рассматривался Европейским судом. Таким образом, Комитет не может рассматривать настоящее сообщение с учетом оговорки государства-участника в отношении пункта 2 а) статьи 5 Факультативного протокола.

7. В силу вышеизложенного Комитет постановляет:

 а) считать сообщение неприемлемым в соответствии с пунктом 2 а) статьи 5 Факультативного протокола;

 b) препроводить настоящее решение государству-участнику и автору.

[Принято на английском, испанском и французском (язык оригинала) языках. Впоследствии будет издано также на арабском, китайском и русском языках в качестве части ежегодного доклада Комитета Генеральной Ассамблее.]

Добавление

  Особое (несогласное) мнение членов Комитета г‑на Майкла О’Фла’эрти, г-на Прафуллачандры Натварлала Бхагвати и г‑жи Зонке Занеле Майодина

 Мы не считаем, что оговорка, сделанная государством участником в отношении пункта 2 статьи 5, применима в данном случае. Оговорка в том виде, в котором она сформулирована на языке оригинала (французском языке), исключает вопросы, находящиеся на рассмотрении или уже рассмотренные другим международным органом по рассмотрению или урегулированию:

 "La France fait une réserve à l’alinéa a du paragraphe 2 de l’article 5 en précisant que le Comité des droits de l’homme ne sera pas compétent pour examiner une communication émanant d’un particulier si la même question est en cours d’examen ou a déjà été examinée par une autre instance internationale d’enquête ou de règlement.".

 Заявление Европейского суда по правам человека, в соответствии с которым ходатайство, направленное автором в этот Суд, несовместимо rationemateriaeс Европейской конвенцией о правах человека, не означает "рассмотрение" данного вопроса.

 Исходя из этого, мы считаем, что ссылка на эту оговорку в качестве препятствия для рассмотрения Комитета данного сообщения, является неоправданной.

     (Подпись) Майкл О’Флаэрти

     (Подпись) Прафуллачандра Натварлал Бхагвати

     (Подпись)Зонке Занеле Майодина

[Принято на английском (язык оригинала), испанском и французском языках. Впоследствии будет издано на арабском, китайском и русском языках в качестве части ежегодного доклада Комитета Генеральной Ассамблее.]

  Особое (несогласное) мнение членов Комитета г‑на Рафаэля Риваса Посады и г-на Фабиана Омара Сальвиоли

 Рассмотрев сообщение Марэн против Франции, Комитет признал его неприемлемым в соответствии с пунктом 2 а) статьи 5 Факультативного протокола. Он обосновал это решение, исходя, на наш взгляд, из неверного толкования этого положения, поскольку он сослался на свою уже сложившуюся правовую практику, в соответствии с которой основание для объявления сообщения неприемлемым возникает в случае, когда другой международный орган уже провел рассмотрение того же вопроса и пришел к выводу о неприемлемости жалобы. В данном случае это же дело рассматривалось Европейским судом по правам человека, который признал его неприемлемым. По этой причине Комитет принял решение применить оговорку, сделанную Францией, которая не признает компетенцию Комитета по правам человека в случае, если тот же вопрос уже рассматривался другим международным органом.

 Весьма сомнительно, что Суд действительно "рассмотрел" этот вопрос, поскольку он признал его неприемлемым ratio nemateriae, в связи с чем напрашивается вывод о том, что он не проводил рассмотрения дела по существу. Однако даже при наличии противоположного мнения, вопрос заключается не в определении того, рассмотрел ли какой-либо другой международный орган данный вопрос, поскольку такое обоснование неприемлемости не предусмотрено Факультативным протоколом. Мы считаем, что в соответствии с буквой и духом упомянутого выше пункта Факультативного протокола такие основания для признания сообщения неприемлемым существуют исключительно при условии рассмотрения данного вопроса другим международным органом в тот момент, когда к его рассмотрению приступает Комитет, а не в случае, если оно представлялось и рассматривалось в прошлом.

 Формулировка текста пункта 2 а) статьи 5 Факультативного протокола на английском и французском языках является достаточно четкой и не оставляет никаких сомнений. Ванглийскомтекстеговорится: "2. The Committee shall not consider any communication from an individual unless it has ascertained that (a) The same matter is not being examined under another procedure of international investigation or settlement" (выделенонами). Во французском тексте в этом отношении указано: "...LeComité n’examinera aucune communication d’unpartic uliersans
s’êtreassuré que... a) Lamêmequestionn’estpasdéjà encoursdexamendevantuneautreinstanceinternationaled’enquêteouderèglement" (выделено нами). В испанском тексте содержится грубая ошибка перевода, поскольку в нем говорится о неприемлемости случая, когда тот же вопрос уже был представлен (’hasidosometidoya") другой международной процедуре. Это позволило некоторым государствам-участникам истолковать данное основание для целей неприемлемости как относящееся исключительно к представлению того же вопроса в прошлом, а не, как это было бы правильно, к его одновременному рассмотрению другим международным органом. С учетом этой ошибки перевода Комитет неоднократно заявлял, что английский и французский тексты должны иметь преимущественную силу по сравнению с неверным текстом на испанском языке, и вынес решение о том, что простое представление вопроса является недостаточным и что вопрос также должен быть рассмотрен другим международным органом. Вместе с тем Комитет, как мы считаем, ошибочно согласился с тем, что такое рассмотрение могло проводиться ранее вопреки четкой формулировке пункта 2 а) статьи 5 Факультативного протокола.

 По упомянутым выше причинам без ущерба для решения относительно предполагаемого нарушения Пакта государством-участником мы считаем, что Комитет должен признать сообщение Марэн против Франции приемлемым.

      (Подпись) Рафаэль Ривас Посада

      (Подпись) Фабиан Омар Сальвиоли

[Принято на английском, испанском и французском языках, причем языком оригинала является испанский. Впоследствии будет также издано на арабском, китайском и русском языках в качестве части ежегодного доклада Комитета Генеральной Ассамблее.]

  [1]В рассмотрении настоящего сообщения участвовали следующие члены Комитета:

г-н Абдельфаттах Амор, г-н Прафуллачандра Натварлал Бхагвати, г-н Лазари Бузид, г‑н Махджуб эль Хаиба, г-н Юдзи Ивасава, г-жа Элен Келлер, г-жа Зонке Занеле Майодина, г-жа Юлия Антоанелла Моток, г-н Майкл О’Флаэрти, г-н Рафаэль Ривас Посада, г-н Фабиан Омар Сальвиоли и г-н Кристер Телин.

                         К настоящему документу прилагаются тексты особых мнений, подписанные следующими членами Комитета: г-ном Майклом О’Флаэрти, г-ном Прафуллачандрой Натварлалом Бхагвати, г-жой Зонке Занеле Майодиной, г-ном Рафаэлем Ривасом Посадой и г-ном Фабианом Омаром Сальвиоли.

[2]То есть действие по оценке письменных работ на квалификационном экзамене.

[3]На том основании, что "оспариваемая процедура не имеет отношения к спору о гражданских правах и обязанностях автора и не связана с уголовным обвинением по смыслу статьи 6 ЕКПЧ. Таким образом, ходатайство несовместимо rationemateriaeс положениями Конвенции по смыслу пункта 3 статьи 35".

[4]Государство-участник ссылается на сообщение № 367/1989, Ж.Ж.К. против Канады, решение от 5 ноября 1991 года, и сообщение № 448/1991, Х.Й.Х. против Нидерландов, решение от 7 ноября 1991 года.

[5]В этой связи государство-участник отмечает, что Государственный совет при рассмотрении спорных вопросов уже аннулировал ряд решений, принятых этими административными службами.

[6]Автор ссылается на сообщение № 441/1990, Казанова против Франции, соображения, принятые 19 июля 1994 года, пункт 5.1.

[7]В обоснование своих утверждений автор приложила официальную схему структуры аппарата Государственного совета.

[8]В обоснование своих утверждений автор приложила: i) копию текста из официального бюллетеня (от 18 февраля 2005 года) с объявлением назначений, в частности двух членов оценочной комиссии рассматриваемого конкурсного экзамена; оба этих лица представлены в качестве государственных советников; ii) копию списка сотрудников суда по разрешению споров о подсудности за 2005, 2006, 2007 годы, в который внесено имя одного из членов указанной комиссии; и iii) копию решения Государственного совета (по рассматриваемому спорному вопросу) от 7 октября 2005 года, в котором фигурирует имя второго члена указанной комиссии, который участвовал в принятии решения.

[9]См. сообщение № 1754/2998, Лот против Германии, решение о неприемлемости, принятое 23 марта 2010 года, пункт 6.3, и сообщение № 998/2001, Альтхаммер против Австрии, Соображения, принятые 8 августа 2003 года, пункт 8.4.

 

 

поширити інформацію