MENU
Сайт находится в разработке

Мануэль Франсиско Бесерра Барней против Колумбии

Номер дела:
Дата: 11.07.2006
Окончательное:
Судебный орган:
Страна:
Организация:

Решение Комитета по правам человека в соответствии с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах относительно

Сообщения № 1298/2004

Представлено: г-ном Мануэлем Франсиско Бесерра Барнеем (адвокатом не представлен)

Предполагаемая жертва:автор сообщения

Государство-участник:Колумбия

Дата принятия Cooбpaжeнuй:11 июля 2006 года

1.1 Автором сообщения от 11 апреля 2003 года является Мануэль Франсиско Бесерра Барней, гражданин Колумбии, родившийся в 1951 году. Он утверждает, что является жертвой нарушений Колумбией пунктов 1 и 3 а) и с) статьи 2 и статьи 14 Пакта. Адвокатом он не представлен.

1.2 Факультативный протокол вступил в силу для государства-участника 29 января 1970 года.

Факты в изложении автора

2.1. Автор был генеральным контролером и бывшим министром образования Колумбии на момент событий, о которых он рассказывает. После президентских выборов 1994 года Генеральный прокурор Колумбии начал расследование финансирования избирательной компании избранного, но еще не вступившего в должность президента Эрнесто Сампера Писано, который, как утверждалось, получал деньги от торговли наркотиками в виде пожертвований от членов картеля Кали. Расследования, которые в основном касались министров и членов парламента, привели к так называемому «Суду 8000». В рамках этих расследований была проведена проверка служебных помещений гражданина Чили Гильермо Алехандро Палломари Гонсалеса, главного финансового управляющего картеля Кали, в ходе которой были конфискованы бухгалтерские книги и выявлены финансовые махинации этой организации. На допросе Палломари обвинил автора в незаконном финансировании президентской компании Эрнесто Сампера.

2.2. 31 января 1996 года автор был задержан на основе распоряжения Генерального прокурора. Он заявляет, что был подвернут допросу лицами, находившимися за зеркальными стеклами, и так и не смог их увидеть. После завершения стадии расследования дело было препровождено в компетентный отдел государственной прокуратуры. Решением от 26 сентября 1996 года прокурор обвинил автора в получении денег за счет незаконного оборота наркотиков для финансирования избирательной кампании тогдашнего кандидата в президенты, обвинив его в «незаконном обогащении лиц в интересах третьих сторон» и изъяв некоторое имущество, которое ему принадлежало.

2.3. В коллегиальном решении от 22 августа 1997 года районный суд Кали, который состоял из анонимных судей, признал автора виновным в незаконном обогащении лиц в интересах третьих сторон и приговорил его к пяти годам и 10 месяцам тюремного заключения, штрафу в размере 300 млн. колумбийских песо (примерно 125 000 долл. США) – сумме, эквивалентной той, которую, как утверждалось, он получил незаконно, - и лишению права находиться на государственной службе или занимать государственные должности в течение периода, равного сроку его приговора. Автор заявляет, что суд проходил в Кали за закрытыми дверями и что он не присутствовал и не был представлен там, а содержался под стражей в Боготе, на расстоянии 550 км от Кали. Он также утверждает, что, хотя показания, данные на допросе свидетелем обвинения Гильермо Палломари, рассматривались в качестве ключевых в ходе досудебных разбирательств, эти свидетельства так и не были представлены его адвокату и тот не имел возможности допросить человека, выдвигавшего обвинения. Он заявляет, что личность судьи сохранялась в тайне.

2.4. Автор обжаловал свой приговор в Национальном суде, заявив о наличии процедурных нарушений, в частности о том факте, что решение было основано на показаниях свидетеля, который не был приведен к присяге, что был нарушен принцип состязательных возможностей, а также что судебное разбирательство проводилось без должных гарантий соблюдения надлежащей правовой процедуры. Он заявляет, что Национальный суд также состоял из анонимных судей, что дело рассматривалось на закрытом заседании и что на нем не присутствовал ни он, ни его адвокат. Решением от 24 июля 1998 года Национальный суд отклонил апелляцию и увеличил срок тюремного заключения по приговору, вынесенному судом более низкой инстанции, до семи лет. Это, утверждает автор, противоречит принципуnonreformationinpeius, признаваемому в статье 31 Конституции Колумбии, которая запрещает ужесточение приговора, вынесенного в первой инстанции, когда, как это имело место в его случае, осужденное лицо является единственной стороной, подавшей апелляцию.

2.5. Автор ходатайствовал об отмене решения Национального суда, вновь заявив о других процедурных ошибках, помимо нарушения принципаnonreformationinpeius.2 октября 2001 года Кассационная палата по уголовным делам Верховного суда отклонила эту апелляцию.

2.6. 19 ноября 2001 года автор обратился в Конституционный суд с заявлением о защите(tutela)от приговоров, вынесенных апелляционным судом и в процессе кассации, заявив о нарушении права на надлежащее судебное разбирательство, равенство перед судами и доступ к отправлению правосудия. Решением от 3 декабря 2001 года Дисциплинарная юрисдикционная палата Судебного совета Гундинамарки предоставилазащиту и аннулировала приговор, вынесенный Верховным судом в рамках процедуры кассации на том основании, что принципreformationinpeiusв том случае, когда осужденное лицо является единственной стороной, подавшей апелляцию, был нарушен. Она предоставила суду Кали 48 часов, для того чтобы вернуть дело в Кассационную палату по уголовным делам Верховного суда для принятия нового решения, в котором полностью соблюдался бы принцип nonreformationinpeius.

2.7. В решении от 19 марта 2002 года Верховный суд отказался выполнять решение озащите, заявив, что, поскольку Верховный суд является высшим судом общеправовой юрисдикции, его решения имеют силуresjudicataи поэтому средство защиты, предполагающеезащиту, не является правомочным. Автор указывает, что Верховный суд впервые отказался выполнять защитное решение, подчеркнув, что до этого в аналогичных делах суд всегда принимал ходатайства о защите. По словам автора отказ выполнить данное решение привел к конфронтации между различными органами государственной власти, в особенности между Верховным и Конституционным судом, вследствие вступления в силу новой Конституции Колумбии в июле 1991 года.

2.8. 17 мая 2002 года Судебный совет заявил о том, что он не правомочен рассматривать жалобу на неуважение к суду, которую автор хотел подать против Кассационной палаты по уголовным делам Верховного суда, и препроводил данную жалобу в палату представителей в конгрессе для принятия дисциплинарных мер. До настоящего времени Особый комитет палаты представителей так и не высказался по вопросу о том, какие наказания, если они вообще уместны, следует наложить на судей Кассационной палаты по уголовным делам за отказ принять защитное решение.

Жалоба

3.1. Автор утверждает, что он является жертвой нарушения статьи 14, поскольку он был признан виновным анонимными судьями в суде первой инстанции и при рассмотрении апелляции; при этом оба суда проводились за закрытыми дверями и ему было отказано в праве на публичное заслушивание, праве на собственную защиту и допрос свидетеля обвинения.

3.2. Автор также заявляет о нарушении пункта 1 статьи 2 в форме дискриминации по отношению к нему со стороны Верховного суда, когда тот отказался принять защитное решение, вынесенное в его пользу, тем самым отступив от своей прежней практики в аналогичных делах.

3.3. Наконец, автор заявляет о нарушении подпунктов а) и с) пункта 3 статьи 2, поскольку Верховный суд отказался принять защитное решение, лишив автора эффективного средства правовой защиты от нарушения его прав, признаваемых в Пакте.

Замечания государства-участника по вопросу о приемлемости и комментарии автора

4.1 В замечаниях, представленных 1 ноября 2005 года, государство-участник отмечает, что палата представителей еще не вынесла решения в отношении жалобы на неуважение к суду, поданной автором на Кассационную палату по уголовным делам Верховного суда. Оно добавляет, что один из судей Верховного суда обжаловал защитное решение Судебного совета Гундинамарки, но эта апелляция еще не урегулирована, и в результате защитительное решение пока еще не полностью вступило в силу. Государство-участник утверждает, что предусмотренные внутренним законодательством средства правовой защиты не были исчерпаны, и поэтому сообщение следует объявить неприемлемым.

4.2. Государство-участник далее сообщает, что утверждения автора в отношении любого ущерба, который можно рассматривать в качестве нарушения прав человека, признаваемых в Пакте, недостаточно обоснованы, и что поэтому его жалоба является неприемлемой.

4.3. Что касается существа дела, то государство-участник отмечает, что Комитет не правомочен определять наличие нарушения пунктов 1 и 3 статьи 2, поскольку в этих пунктах говорится об общем обязательстве, взятом на себя государством-участником при подписании Пакта, из которого нельзя вывести какого-либо конкретного права, на которое конкретно могли бы ссылаться отдельные лица.

4.4. Что касается жалоб автора в связи со статьей 14, то государство-участник утверждает, что информации для установления факта нарушения права на равенство перед судами недостаточно, а сам автор не представил каких-либо свидетельств, указывающих на то, что Верховный суд действительно принимал иные решения при рассмотрении заявлений о защите, аналогичных тем, которые были поданы автором; это обвинение, таким образом, является безосновательным.

4.5. Что касается предполагаемого нарушения права быть заслушанным в открытом заседании при соблюдении всех необходимых гарантий, то государство-участник ссылается на решение Конституционного суда № C-040 от 1997 года о законности судопроизводства, проводившегося региональными судами, которые действовали во время указанных событий, в том числе и судопроизводства в отношении автора. Государство-участник отмечает, что в то время суд указал на то, что заслушание в открытом заседании не является конституционным требованием в отношении судопроизводства и не было необходимым или обязательным. Поэтому законодательная власть имела право не проводить этого этапа судебного разбирательства, что она впоследствии и сделала, приняв правила, регулирующие деятельность «Суда по охране общественного порядка» и разрешающие анонимность судов. Государство-участник отмечает, что слово «присутствовать», с точки зрения Конституционного суда, необязательно требует физического присутствия обвиняемого на разбирательствах, а скорее его участия с целью осуществления права на защиту. В заключение оно отмечает, что судебные формальности как в суде первой инстанции, так и при рассмотрении апелляции были завершены в присутствии адвоката автора, и право автора на защиту было тем самым гарантировано.

5.1. В своих комментариях от 4 января 2006 года автор утверждает, что он возбудил десять различных процедурных исков после своего осуждения в 1996 году (10 лет назад), включая все имеющиеся общеправовые и чрезвычайные средства правовой защиты, и государство-участник не может утверждать, что внутренние средства правовой защиты не были исчерпаны. Он указывает на то, что жалоба на неуважение к суду является не внутренним средством правовой защиты, а дисциплинарной мерой в отношении судей, не соблюдающих конституционные права на обеспечение защиты, единственным следствием которой было бы принятие санкций в отношении соответствующих судей.

5.2. Автор оспаривает утверждения государства-участника о том, что его представитель заслушивался во время разбирательств в суде первой инстанции и при рассмотрении апелляции. Он настаивает на том, что оба разбирательства проводились за закрытыми дверями, что устных или открытых слушаний никогда не проводилось и что ни ему, ни его представителю не было разрешено там присутствовать, в частности потому, что личность судей, выносивших различные приговоры, сохранялась в тайне. Он обращает внимание на противоречие в заявлениях государства-участника о признании и оправдании практики проведения судебных разбирательств в закрытом режиме и его утверждением о том, что адвокат автора был заслушан. Он вновь утверждает, как указывалось в его первоначальных исках, что его защита всегда велась письменно, что он не знал, кто был его судьями, и что его адвокату так и не было разрешено допросить свидетеля обвинения.

Вопросы и процедура их рассмотрения в Комитете

Существенные вопросы и особые аспекты

6.1. Прежде чем рассматривать какую-либо жалобу, содержащуюся в сообщении, Комитет по правам человека, в соответствии с правилом 93 своих правил процедуры, должен принять решение о том, является ли сообщение приемлемым согласно Факультативному протоколу к Пакту.

6.2. Комитет установил, что этот вопрос не рассматривается в соответствии с другой процедурой международного разбирательства или урегулирования для целей пункта 2 а) статьи 5 Факультативного протокола.

6.3. Что касается вопроса об исчерпании внутренних средств правовой защиты, то Комитет отмечает заверения государства-участника в том, что жалоба на неуважение к суду, поданная на судей Кассационной палаты по уголовным делам Верховного суда рассматривается в палате представителей. Однако Комитет также отмечает заявление автора о том, что эта жалоба является дисциплинарной мерой в отношении этих судей, а не апелляцией, которая позволила бы пересмотреть его дело. Поэтому государство-участник не может утверждать, что автору следует подождать, когда палата представителей в конгрессе примет решение по его жалобе, прежде чем Комитет сможет рассматривать данное дело в рамках Факультативного протокола, особенно с учетом того, что данная жалоба находится в палате в течение четырех лет и не дает реальной возможности пересмотреть дело автора.

6.4. Комитет также отмечает заявления государства-участника о том, что защитное решение (tutela) было оспорено одним из судей Верховного суда и что поэтому внутренние средства правовой защиты не были исчерпаны. Комитет отмечает, что оспариваемое решение предоставило автору защиту и что Верховный суд отказался выполнять именно это решение. В этой связи оспаривание данного решения не имеет значения для целей предоставления автору какого-либо эффективного средства правовой защиты по смыслу пункта 2 b) статьи 5 Факультативного протокола.

Рассмотрение сообщения по существу

7.1. Комитет рассмотрел данное сообщение с учетом всей информации, представленной ему сторонами, как того требует пункт 1 статьи 5 Факультативного протокола.

7.2. Комитет принимает к сведению утверждения автора о том, что он находился под судом и был признан виновным в суде первой инстанции и при рассмотрении апелляции судами, состоявшими из анонимных судей, без соблюдения надлежащих гарантий в отношении проведения открытых слушаний и состязательности процесса и, в частности, что ему не было разрешено присутствовать на судебных разбирательствах и защищать себя лично или с помощью своего представителя, а также что у него не было возможности допросить свидетеля обвинения. Комитет указывает, что для соблюдения требований в отношении права на защиту, гарантированного пунктом 3 статьи 14 Пакта, при любом уголовном судопроизводстве обвиняемому должно предоставляться право на устное разбирательство, на котором ему разрешается присутствовать лично или быть представленным защитником, представлять доказательства, которые он считает относящимися к делу, и допрашивать свидетелей[1]. Учитывая, что автору не было предоставлено возможности для такого заслушания в ходе разбирательств, которые завершились признанием его виновным и вынесением приговора, Комитет заключает, что его право на справедливое судебное разбирательство, закрепленное в статье 14 Пакта, было нарушено.

7.3. С учетом вышеизложенных заключений Комитет не видит необходимости в рассмотрении жалобы по пункту 3 статьи 2 Пакта.

8. Комитет по правам человека, действуя в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола, считает, что представленные ему факты свидетельствуют о нарушении статьи 14.

9. В соответствии с пунктом 3 а) статьи 2 Пакта государство-участник обязано предоставить автору эффективное и соответствующее средство правовой защиты.

10. С учетом того, что, став участником Факультативного протокола, государство-участник признало компетенцию Комитета определять, имело ли место нарушение Пакта, и что в соответствии со статьей 2 Пакта государство-участник обязалось обеспечивать всем находящимся на его территории и под его юрисдикцией лицам права, признаваемые в Пакте, Комитет хотел бы получить от государства-участника в течение 90 дней информацию о мерах, принятых в соответствии с его Соображениями. Государству-участнику также предлагается опубликовать Соображения Комитета.

[1]Сообщение 848/1999, Родригес Орехуэла против Колумбии, решение от 23 июля 2002 года, пункт 7.3.

 

 

поширити інформацію