MENU
Сайт находится в разработке

Росьяну против Румынии

Номер дела: 27329/06
Дата: 24.06.2014
Окончательное: 24.09.2014
Судебный орган: ЕСПЧ
Страна: Румыния
Организация:

© Перевод ВАОО "Украинский Хельсинский союз по правам человека"

Официальное цитирование – Roşiianu v. Romania, no. 27329/06, § …, 24 June 2014

Официальный текст (фр.)

 

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО РОСЬЯНУ ПРОТИВ РУМЫНИИ

(заявление № 27329/06)

РЕШЕНИЕ

СТРАСБУРГ

24 июня 2014

Это решение станет окончательным при условиях, изложенных в Статье 44 § 2 Конвенции. Оно может быть отредактировано.

По делу Росьяну против Румынии,

Европейский суд по правам человека (третья секция), заседая Палатой в составе:

Josep Casadevall, председатель,

Alvina Gyulumyan,

Ján Šikuta,

Luis López Guerra,

Johannes Silvis,

Valeriu Griţco,

Iulia Antoanella Motoc, судьи,

и Santiago Quesada, секретарь секции,

Рассмотрев дело в закрытом заседании 3 июня 2014 года,

Провозглашает следующее решение, принятое в этот день:

ПРОЦЕДУРА

1.  Данное дело основано на заявлении (№ 27329/06) против Румынии, поданном в суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - «Конвенция») гражданином Румынии, г-ном Иоаном Ромео Росьяну (далее - «заявитель») 4 июля 2006 года.

2. Заявителя представлял г-н Д. Атноню, адвокат, практикующий в Бухаресте. Румынское правительство (далее - «Правительство») представляла уполномоченная Министерства иностранных дел г-жа С. Брюмар.

3. Заявитель утверждал, что отказ мэра Бая-Маре от выполнения окончательных судебных решений, обязывающих его выдать заявителю информацию, представляющую общественный интерес, является вмешательством в его свободу выражения мнения, которое не преследует никакой законной цели, с одной стороны, и не является необходимым в демократическом обществе, с другой стороны, а также является нарушением его права на справедливое судебное разбирательство. Он ссылается на статьи 6 и 10 Конвенции.

4.  26 июня 2012 года заявление было направлено Правительству.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5.  Заявитель родился в 1969 году и проживает в Бая-Маре.

6. На момент событий заявитель на протяжении шести лет работал на местном канале Бая-Маре ведущим телепрограммы, в которой, в частности, обсуждалось расходование мэрией государственных средств. В 2005 году телепрограмма заявителя была закрыта, а сам заявитель был уволен. Его телепрограмма сразу же была заменена другой программой, финансируемой мэрией города и освещающей деятельность этой ветви публичной власти.

7. С целью осуществления своей профессиональной деятельности, заявитель неоднократно обращался к мэру Бая-Маре с просьбами о предоставлении информации, вызывающей общественный интерес. Его заявления были основаны на положениях закона № 544/2001 «О свободном доступе к информации, представляющей общественный интерес» (далее - «Закон № 544/2001).

8. Таким образом, 8 февраля 2005 года, заявитель обратился к мэру города Бая-Маре с просьбой предоставить ему информацию, вызывающую общественный интерес, относительно поездок сотрудников мэрии в пределах страны и за рубежом, рекламных контрактов, подписанных мэром, расходов, связанных с организацией различных праздников и способов их организации, относительно расходов на текущее обслуживание автомобилей мэрии и на телефонную связь, а также относительно участия мэра в советах директоров или в общих собраниях акционеров различных коммерческих компаний. Информация относительно рекламных контрактов и телефонных переговоров запрашивалась за предвыборный и поствыборный периоды.

9. 28 февраля 2005 года заявитель обратился к мэру Бая-Маре с новым запросом об информации, вызывающей общественный интерес, связанной, главным образом, с обменом земель  и коммерческих площадей, осуществленных мэрией, с освобождением коммерческих предприятий с частным капиталом от долговых обязательств, с инвестициями, внесенными мэрией, с управляемым ею имуществом, а также с информацией о принадлежности сотрудников мэрии к политическим партиям. В этом запросе речь идет об информации за период деятельности мэра в первый срок его избрания.

10. 9 мая 2005 года заявитель обратился к мэру Бая-Маре с третьим запросом об информации, вызывающей общественный интерес. Главным образом, в нем шла речь о вознаграждениях, выплаченных мэру, в качестве члена совета директоров коммерческих предприятий и автономных органов управления, находящихся в подчинении мэрии, о различных премиях, выплачиваемых сотрудникам мэрии, о коммерческих организациях с частным капиталом, работающих по государственным контрактам, об организации государственных закупок, о долгах мэрии, о безвозмездных средствах, которые она получила, и о суммах, выделенных мэрией, на содержание дорог, канализации, на уборку снега и на другие подобные мероприятия.

11. Мэр ответил заявителю письмами от 17 марта, 11 апреля и 16 июня. В этих письмах мэр ответил кратко, ссылаясь на множественные приложения.

12. Исходя из того, что вышеуказанные письма не содержали удовлетворительных ответов на поставленные вопросы, заявитель обратился в административный суд по трем отдельным пунктам, с целью обязать мэра предоставить вышеупомянутую информацию, а также возместить убытки.

13. В ходе судебного разбирательства мэр утверждал, что он ответил заявителю на все полученные запросы об информации и настаивал на сложности запрашиваемой информации и на объёме работы, которую необходимо было провести мэрии, чтобы предоставить ответ в соответствующий срок.

14. Тремя отдельными окончательными решениями от 14 сентября 2005 года, 2 марта 2006 года и 20 марта 2006 года, апелляционный суд города Клуж поддержал действия заявителя и обязал мэра предоставить ему подавляющее большинство запрашиваемой информации. В связи с этим апелляционный суд отметил, что в соответствии со статьей 10 Конвенции и законом № 544/2001 «О свободном доступе к информации, представляющий общественный интерес», заявитель имеет право получить упомянутую информацию, с целью осуществления своей журналистской деятельности.

15. Решениями от 14 сентября 2005 года и 2 марта 2006 года, апелляционный суд города Клуж также обязал мэра выплатить заявителю компенсацию морального вреда в размере 1 000 лей (RON) (около 276 евро) и 1 500 лей (RON) (около 426 евро) соответственно. Вынеся данное решение, суд отметил, что заявителю препятствовали в изучении работы государственного органа и информировании об этом общественности. В связи с нарушением права на свободный доступ к информации, представляющий общественный интерес, заявитель не мог заниматься журналистской деятельностью основываясь на собственных представлениях.  Кроме того, такие факты как, вынужденное обращение в суд для защиты своих прав, незаконное ущемление прав и осознание своей беспомощности в данной ситуации, свидетельствует о причинении ему вреда. В своем решении от 14 сентября 2005 года апелляционный суд города Клуж указывает на то, что отказ мэра предоставить заявителю запрашиваемую информацию делает ничтожным право на получение и распространение информации, гарантированное статьей 10 Конвенции.

16. Решением от 20 марта 2006 года апелляционный суд города Клуж отказал во взыскании морального вреда. Суд  принял во внимание большой объем запрашиваемой заявителем информации, который требовал подробного ответа со стороны мэра.

17. Заявитель инициировал принудительное исполнение решений суда о взыскании морального вреда, но мэр отказал в их исполнении. Только несколько месяцев спустя городской совет отправил судебному приставу суммы, покрывающие моральный ущерб.

18. Что касается первого окончательного решения от 14 сентября 2005 года, заявитель обратился в национальные суды с иском, связанным с понуждением мэра к предоставлению информации и выплате штрафа. Окончательным решением от 26 апреля 2006 года окружной суд уезда Марамуреш поддержал требования заявителя и обязал мэра выполнить решение от 14 сентября 2005 года, а также выплатить штраф в размере 2 816 лей (RON) (около 800 евро). Суд установил, что 12 декабря 2005 года, после оплаты денежного сбора, в соответствии с правовым положением (см. пункт 25 ниже), мэр пригласил заявителя для снятия фотокопий с документов, общей сложностью в 402 страницы, но на самом деле речь шла о разрозненных документах, допускающих их различное толкование, что никаким образом не могло считаться выполнением вышеупомянутого решения.

19. 28 ноября 2005 года заявитель также подал заявление о возбуждении уголовного дела против мэра, обвиняя его в злоупотреблении властью в отношении частных лиц на том основании, что он отказался выдать ему запрашиваемую информацию. Он подкрепил своё заявление   информацией о растрате средств фонда, и о злоупотреблении властью во вред общественным интересам, подтверждая это тем, что сумма в 1000 лей (RON) (около 276 евро) за моральный ущерб была выплачена городским советом, а не мэром лично.

20. 8 и 16 декабря 2005 года, 17 и 21 марта и 9 июня 2006 года, мэр отправлял заявителю приглашения для снятия фотокопий, после уплаты денежного сбора, с различных документов, общей сложностью в тысячи страниц. Эти письма поданы правительством в свете настоящего дела, но без документов, на которые оны ссылаются. Содержание этих документов не приведено.

21. 28 марта 2006 года прокурор возбудил уголовное дело в отношении мэра за злоупотребление властью в отношении частных лиц. Однако, решением от 18 августа 2006 года прокуратура закрыла уголовное дело и обязала мэра выплатить административный штраф в размере 800 лей (RON) (около 227 евро). Прокуратура считает, что мэр проигнорировал свои обязанности, ответив заявителю лишь 9 июня 2006 письмом с несколькими приложениями. Однако задержка объяснялась сложностью запрашиваемой заявителем информации, которая требовала значительной работы от сотрудников мэрии. В ответ на жалобу заявителя, 25 сентября 2006 года генеральный прокурор оставил это решение в силе.

22. 7 февраля 2007 года, по просьбе заявителя, судебный пристав обязал мэра Бая-Маре выполнить решение апелляционного суда от 2 марта 2006 года в части, касающейся передачи информации, представляющей общественный интерес, но это оказалось безрезультатным.

23. Исходя из информации, предоставленной заявителем, несмотря на его многочисленные обращения, окончательные решения апелляционного суда города Клуж до сих пор остаются невыполненными.

II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА

A. Конституция

24.    Статья Конституции Румынии, применимая в данном случае:

Статья 31

Право на информацию

«(1) Право лица на доступ к любой информации, представляющей общественный интерес, не может ограничиваться.

(2) Публичные власти, в соответствии со своей компетенцией, обязаны обеспечивать граждан правильной информацией о публичных делах и о делах, представляющих личный интерес.

(3) Право на информацию не должно наносить ущерб мерам по охране молодежи или национальной безопасности.

(4) Публичные и частные средства массовой информации обязаны обеспечивать правильное информирование общественного мнения.

(5) Публичные радио- и телевизионные службы автономны. Они должны гарантировать важным социальным и политическим группам право на доступ к эфиру. Организация этих служб и парламентский контроль за их деятельностью регулируются специальным законом.»

В. Закон № 544/2001 «О свободном доступе к информации, представляющей общественный интерес»

25. Информация, представляющая общественный интерес, определяется законом, также как и вся информация о деятельности или о результатах деятельности государственных органов (статья 2). Закон предусматривает, что любое лицо имеет право запрашивать и получать от государственных органов, свободный доступ к информации, представляющей общественный интерес (статья 6). Государственные органы должны дать ответ на запрос в течение десяти дней, за исключением сложных запросов, срок для ответа на которые составляет тридцать дней (статья 7). В случае если предоставление запрашиваемой информации включает в себя передачу фотокопий, то расходы на их изготовление несет заявитель (статья 9). Лица, осуществляющие исследовательскую деятельность в личных или профессиональных целях, имеют свободный доступ к документации государственных органов по простому запросу (статья 11).

С. Практика национальных судов

26. Национальные суды постановили, что тридцатидневный срок, предусмотренный законом для дачи ответа на запрос, является обязательным и что, как предполагается, государственные органы могут организовать свою работу таким образом, чтобы не нарушать этот срок, независимо от объема запрашиваемой информации (апелляционный суд города Бухарест, решение № 76 от 3 февраля 2003 года). Так же суд постановил, что государственные органы не могут отказать в доступе к информации, представляющей общественный интерес, во время подготовки годовых отчетов, обобщающих все различные статистические данные (апелляционный суд города Бухарест, решение № 203 от 9 февраля 2006 года). В своих базах данных государственные органы должны трактовать и хранить надлежащую интерпретацию информации, в пределах разумных сроков таким образом, чтобы она была доступна заинтересованным лицам (апелляционный суд города Бухарест, решение № 2389 от 15 ноября 2010 года). Публикация некоторой информации на интернет сайтах властей (апелляционный суд города Бухарест, решение № 203 от 9 февраля 2006 года; апелляционный суд города Тимишоар, решение № 319 от 4 марта 2009 года) или выдача документа, содержащего определенную информацию в рамках параллельного судебного разбирательства (апелляционный суд города Плоешти, решение № 232 от 11 февраля 2009 года) не освобождает государственные органы от обязательства выдать эту же информацию заинтересованному лицу.

ПРАВО

I. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

27. В настоящем деле заявитель жалуется на невыполнение трех окончательных судебных решений, обязывающих мэра Бая-Маре выдать ему информацию, представляющую общественный интерес. Он считает, что в данном случае нарушено его право на суд и право на свободу выражения мнения. В обоснование своих требований он ссылается на статьи 6 и 10 Конвенции.

28. Правительство считает, что суть настоящего дела заключается в предполагаемом несоблюдении права заявителя на получение информации, права, которое он защищал в национальных судах, и которое последние четко зафиксировали в своих решениях. Следовательно, правительство считает, что утверждения заявителя следует рассматривать только с точки зрения статьи 10 Конвенции, гарантирующей право на свободу выражения мнения.

29. Ссылаясь на дело Kenedi c. Hongrie (№ 31475/05, 26 mai 2009) относительно невыполнения судебного решения, обязывающего государственный орган предоставить заявителю-историку доступ к информации, необходимой для его исследований, заявитель считает, что его жалобы, основанные на статьях 6 и 10 Конвенции, должны быть рассмотрены отдельно каждая .

30. Суд считает, что в обстоятельствах данного дела, жалобы заявителя должны быть рассмотрены с точки зрения статей 6 и 10 Конвенции. В действительности, если исполнение окончательных решений имеет существенное значение для защиты свободы выражения мнения, гарантированной статьей 10 Конвенции, то изначально должен быть разрешен вопрос о праве на справедливое судебное разбирательство, закрепленное в статье 6 Конвенции. Таким образом, по своей природе эта жалоба отличается от представленной жалобы, основывающейся на статье 10 и должна рассматриваться отдельно (см. аналогичное дело Kenedi §§ 35-45).

II. ЗАЯВЛЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ СТАТЬИ 6 § 1 КОНВЕНЦИИ

31. Заявитель жалуется на невыполнение трех окончательных судебных решений, обязывающих мэра Бая-Маре выдать ему информацию, представляющую общественный интерес, что противоречит статье 6 § 1 Конвенции, которая гласит в части, применимой в данном случае:

«Каждый в случае спора о его гражданских обязанностях (…) имеет право на (…) разбирательство дела (…) судом, созданным на основании закона»

A.  Приемлемость

32. Правительство, в первую очередь, руководствовалось неприемлемостью ratione materiae жалобы. Ссылаясь, в частности, на дело Geraguyn Khorhurd Patgamavorakan Akumb c. Armenie (№ 11721/04, 14 avril 2009), Правительство утверждает, что заявитель запрашивал информацию относительно местных выборов 2004 года, информацию, доступ к которой, гарантирован законом о выборах. В данном случае, по мнению Правительства, заявитель собирался выполнить публичную функцию, связанную с освещением выборов и информированием граждан о деятельности избранных должностных лиц во время срока действия их мандатов. В результате, исход судебных разбирательств был решающим не для какого-либо личного интереса, а для выполнения общественной функции «сторожевого пса» гражданского общества.

33. Заявитель утверждал, что судебные решения, выполнения которых он добивался, связанны с доступом к информации, которая в соответствии с практикой Суда (Kenedi, §§ 33-34 ; Shapovalov c. Ukraine, № 45835/05,§§ 48-49, 31 juillet 2012, и, mutatis mutandis, Youth Initiative for Human Rights c. Serbie, № 48135/06, § 20, 25 juin 2013) является гражданским правом, предусмотренным статьей 6 § 1 Конвенции. Он подчеркивает, что запрашивал данную информацию с целью осуществления своей журналистской деятельности и информирования общественности о деятельности мэрии Бая-Маре. Его право на доступ к такой информации гарантировано национальным законодательством и признано румынскими судами.

34. Суд отмечает, что в настоящем деле, заявитель является журналистом, который запросил информацию с целью осуществления своей профессиональной деятельности и информирования общественности о деятельности мэрии Бая-Маре. В данном случае, разбирательства в национальных судах имели решающее значение для его личных и профессиональных интересов, вытекающих из его права на свободу выражения мнения. Право на доступ к такой информации гарантировано заявителю не только Законом № 544/2001 «О свободном доступе к информации», представляющей общественный интерес, но оно было также признано и национальными судами. Тот факт, что два из поставленных вопросов (см. пункт 8 выше) касались предвыборного и поствыборного периодов, не исключают частный и профессиональный интересы заявителя относительно запрашиваемой информации (Shapovalov § 49).

35. В данных обстоятельствах Суд полагает, что право заявителя на доступ к определенной информации является частью его права на свободу выражения мнения, гарантированного статьей 10 Конвенции, частью «гражданского права» в понимании статьи 6 § 1 Конвенции. Суд считает, что необходимо опровергнуть выдвинутое Правительством заявление о неприемлемости ratione materiae.

36. Более того, Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной в контексте статьи 35 § 3 (а) Конвенции, и что она не противоречит   какому-либо иному основанию неприемлемости. Таким образом, она должна быть признана приемлемой.

B. Существо дела

1. Аргументы сторон

37. Заявитель утверждает, что, несмотря на многочисленные просьбы, мэр Бая-Маре не исполнил решения судов, обязывающие его предоставить информацию, представляющую общественный интерес. Прежде всего, он отмечает, что документы, предоставленные ему мэром, не могут считаться исполнением вышеупомянутых решений. Он подчеркивает, в данном случае, разницу между доступом к документации и доступом к информации. Он подчеркивает также разницу между запрашиваемой информацией, источником которой мог быть только мэр, с одной стороны, и тысячей страниц документов, за которые он должен был заплатить сбор, и доступ к которым гарантирован ему Законом № 544/2001, с другой стороны.

Помимо этого он утверждает, что не уместно просить лицо, в пользу которого судом постановлено решение против государства, инициировать впоследствии исполнительное производство для исполнения решения; в этом случае власть должна выполнять активную роль в обеспечении исполнения решения. Большой объем работы, требуемый для приведения в исполнение судебных решений, о котором говорил мэр после их вынесения, по мнению заявителя не может являться основанием для отказа в доступе к информации, представляющей общественный интерес. Кроме того, этот мотив не упоминается ни в Конституции, ни в Законе № 544/2001. Наконец, заявитель утверждает, что его жалоба аналогична жалобе Kenedi, рассмотренной Судом.

38. Правительство настаивает, что решения по возникшим спорам были исполнены.

2. Оценка суда

39. Суд напоминает, что исполнение судебного решения или приговора, какого бы то ни было суда, должно рассматриваться как неотъемлемая часть «судебного разбирательства» в контексте статьи 6 Конвенции. Право на справедливое судебное разбирательство  было бы иллюзорным, если бы национальное законодательство Договаривающегося государства позволяло оставаться окончательным решениям неимполненными в ущерб одной из сторон (Immobiliare Saffi c. Italie [GC], no 22774/93, § 63, CEDH 1999-V).

40. В данном случае, у заявителя было три вступивших в законную силу решения национальных судов, обязывающих мэра Бая-Маре передать ему определенную информацию, представляющую общественный интерес.

41. Мнения сторон расходятся в том, были ли реализованы эти решения или нет. Правительство утверждало, что мэр проинформировал заявителя о том, что он может получить большинство документов после уплаты денежного сбора за копирование документов. По этому поводу ему были направлены письма 8 и 16 декабря 2005 года, 17 и 21 марта и 9 июня 2006 года (см. пункт 20 выше). Заявитель, в свою очередь, утверждает, что решения, о которых идет речь, остаются неисполненными по сегодняшний день. Он подчеркивает также, что информация, предоставленная ему мэром, не свидетельствует об исполнении вышеупомянутых решений. Он настаивает в данном случае на разнице между доступом к документации и доступом к информации. Он отмечает также разницу между запрашиваемой информацией, источником которой мог быть только мэр, с одной стороны, и тысячей страниц документов, за которые он должен был заплатить сбор, и доступ к которым гарантирован ему Законом № 544/2001, с другой стороны.

42. Суд отмечает, что национальные суды пришли к выводу, что адресованное заявителю предложение о снятии копий с различных документов, допускающих их различное толкование,  нельзя рассматривать как исполнение решения суда, обязывающего к выдаче информации, представляющей общественный интерес (см. пункт 18 выше). Кроме того, этот подход соответствует внутреннему праву (см. пункт 26 выше).

43. В данных обстоятельствах Суд считает, что вышеупомянутые письма не свидетельствуют о надлежащем исполнении судебных решений. Более того, Суд не может определить содержали ли документы, о которых идет речь в письмах, информацию, запрашиваемую заявителем, по ошибочному присоединению Правительством документов к данному заявлению или отправленному сообщению.

44. Суд признает, что право на справедливое судебное разбирательство  обязывает государство приводить в исполнение каждое судебное решение, каким бы оно ни было и какими бы ни были обстоятельства (Sanglier c. France, № 50342/99, § 39,27 mai 2003). Между тем, он отмечает, что в данном случае власть - это часть административного управления, которая является государственным элементом права, и ее интерес должен заключаться в надлежащем отправлении правосудия. Если органы управления отказываются исполнять или задерживают исполнение судебных решений, гарантии статьи 6 Конвенции, которыми пользуется лицо во время судебного разбирательства, утрачивают смысл (Hornsby c. Grèce, 19 mars 1997, § 41, Recueil des arrêts et décisions 1997-II).

45. Более того, не уместно просить лицо, получившее решение против государства в результате судебного разбирательства, инициировать впоследствии исполнительное производство, для исполнения решения суда (Metaxas c. Grèce, № 8415/02, § 19, 27 mai 2004). Тем не менее, в данном случае, заявитель неоднократно обращался с различными просьбами относительно исполнения судебных решений, такими как наложение штрафа на мэра, возбуждение уголовного дела, и даже обращение к судебным приставам о принудительном исполнении одного из решений.

Кроме того, Суд отмечает, что причины, которыми органы управления могли бы оправдать объективную невозможность исполнения решений, не были доведены до сведения заявителя в форме официального административного решения (Sabin Popescu c. Roumanie, № 48102/99, § 72, 2 mars 2004).

46. Этих составляющих Суду достаточно, чтобы сделать вывод, что в данном случае, отказываясь от исполнения окончательных судебных решений, обязывающих выдать заявителю информацию, представляющую общественный интерес, национальные власти лишили его права на справедливое судебное разбирательство  

47. Таким образом, Суд приходит к выводу, что была нарушена статья 6 § 1 Конвенции.

III. ЗАЯВЛЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ СТАТЬИ 10 КОНВЕНЦИИ

48. Заявитель утверждает, что неисполнение трех вступивших в законную силу судебных решений, обязывающих мэра Бая-Маре выдать ему информацию общественного характера, является нарушением статьи 10 Конвенции, которая предусматривает:

«1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Настоящая статья не препятствует Государствам осуществлять лицензирование радиовещательных, телевизионных или   кинематографических предприятий.

2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.»

A.  Приемлемость

1. Наличие статуса потерпевшего и применение статьи 37 §§ 1 (б) и (в) Конвенции.

49. В первую очередь Правительство говорит о том, что заявитель не может считаться жертвой нарушения статьи 10 Конвенции и что его заявление не должно рассматриваться судом, на том основании, что спор был урегулирован и нет смысла в дальнейшем рассмотрении жалобы. В поддержку своих утверждений оно ссылается на статьи 34 и 37 § 1 (б) и (в) Конвенции. Именно поэтому Правительство подчеркивает, что решениями от 14 сентября 2005 года и 2 и 6 марта 2006 года национальные суды признали нарушения прав, гарантированных статьей 10 Конвенции и, более того, присудили ему адекватное и надлежащее возмещение, обязав мэра передать ему запрашиваемую информацию, а также возместить моральный ущерб, и назначив штраф мэру. Плюс ко всему, после принятия этих решений, мэр проинформировал заявителя о возможности получить эти документы, после оплаты денежного сбора за снятие копий с документов.

50. Заявитель же до сих пор считает себя жертвой нарушения статьи 10 Конвенции, указывая на то, что решения, упомянутые Правительством, по сей день остаются неисполненными. Он также говорит о том, что возмещение морального вреда было всего лишь дополнительной мерой, наряду   с понуждением выдать запрашиваемую информацию, и что, в любом случае, обязанность возмещения морально вреда установлена только в двух разбирательствах из трех. Кроме того, с его точки зрения, штраф, наложенный на мэра, был заплачен государству и не может рассматриваться в качестве компенсации.

Наконец, заявитель утверждает, что, принимая во внимание его профессию и временные ограничения его журналистской деятельности, только незамедлительная передача информации, упомянутой в трех судебных решениях, будет означать их исполнение.

51. Говоря о наличии статуса потерпевшего, Суд напоминает, что, согласно его установившейся практике, в соответствии со статьей 34, «жертвой» является лицо, пострадавшее от действия или оспариваемого бездействия, нарушение требований Конвенции возможно даже при отсутствии ущерба, и что для того, чтобы заявитель мог считаться жертвой нарушения, нужно чтоб он ею являлся не только на момент подачи жалобы, но и во время судебного разбирательства.  (Stoicescu c. Roumanie (révision), № 31551/96, § 55, 21 septembre 2004).

52. Суд также напоминает, что в соответствии со статьей 37 §§ 1 (б) и (в) Конвенции, он может «на любой стадии разбирательства принять решение о прекращении производства по делу, если обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что (…) б) спор был урегулирован (…) и в) по любой другой причине, установленной Судом, если дальнейшее рассмотрение жалобы является неоправданным». Для того чтобы получить возможность сделать вывод о применимости этого положения в настоящем деле, Суд должен последовательно ответить на два вопроса: во-первых, существуют ли еще обстоятельства, на которые непосредственно жалуется заявитель, и, во-вторых, устранены ли также последствия возможного нарушения Конвенции в связи с этими обстоятельствами (Kaftaïlova c. Lettonie (radiation) [GC], № 59643/00, § 48, 7 décembre 2007).

53. Суд учитывает, что аргументы Правительства основываются на существовании решений, признающих несоблюдение права заявителя на доступ к информации и присуждающих ему компенсацию, также как и на приглашении мэрии Бая-Маре, адресованном заявителю, для снятия фотокопий с внутренних документов. Однако, следует отметить, что жалоба заявителя, ссылающаяся на статью 10 Конвенции, говорит именно о невыполнении упомянутых решений. В данных обстоятельствах, Суд считает, что аргументы Правительства тесно связаны с существом жалобы, основанной на статье 10 Конвенции. Поэтому необходимо приобщить возражения к рассмотрению дела по сути.

2. Применение статьи 35 § 3 (б) Конвенции

54. Во-вторых, Правительство выдвигает возражения относительно причинения вреда заявителю. В связи с этим оно заявляет, что спорные решения были исполнены и что, таким образом, заявителю не  причинен вред. Кроме того, оно подчеркивает, что настоящее дело касается, главным образом, гражданского судопроизводства, предметом которого является установившаяся практика Суда, относительно уважения прав человека, в свете которого нет смысла продолжать рассмотрение данной жалобы. Тем не менее, жалоба заявителя была должным образом рассмотрена национальными судами.

55. Заявитель считает, что ему был причинен существенный вред, так как намеренный отказ мэра Бая-Маре выдать ему запрашиваемую информацию помешал ему, как журналисту, изложить информацию, преставляющую общественный интерес. Он обращается к практике Суда, в соответствии с которой свобода выражения мнения является одной из существенных основ демократического общества и одним из основных условий для его прогресса и развития каждого. Нарушение этой свободы вредит становлению демократии и должно быть наказано соответствующим образом.

56. Суд устанавливает, что настоящая жалоба касается доступа заявителя, журналиста, на основании нескольких окончательных судебных решений, к информации публичного характера, которому препятствуют   государственные власти. В связи с этим, он напоминает о значимости  свободы выражения мнения, которая является одной из предпосылок для функционирования демократии (Appleby et autres c. Royaume-Uni,№ 44306/98, § 39, CEDH 2003-VI). В данном случае, Суд считает, что отсутствие такого доступа говорит не только о причинении значительного нематериального вреда заявителю, но и о необходимости дальнейшего рассмотрения жалобы, учитывая, что это затрагивает важные вопросы уважения прав человека. Поэтому следует отклонить возражения Правительства.

3. Суть жалобы

57.    Суд отмечает, что эта жалоба не является необоснованной по смыслу статьи 35 § 3 (а) Конвенции или неприемлемой по любым другим основаниям . Поэтому она должна быть признана приемлемой.

B.  Существо дела

1. Аргументы сторон

58. Заявитель утверждает, что отказ мэра Бая-Маре выдать ему запрашиваемую информацию, помешал ему осуществлять его журналистскую деятельность. Он отрицает утверждение Правительства о том, что он получил часть запрашиваемой информации относительно деятельность мэрии, которую он бы мог предоставить общественности. Он подчеркивает, что, его профессиональные обязанности в качестве журналиста требуют предварительной проверки информации, представляемой общественности. Заявитель также указывает на тот факт, что Правительство не смогло подтвердить адекватными аргументами статьи, опубликованные в прессе, касающиеся деятельности мэрии.

59. Кроме того, заявитель ссылается на то, что отказ мэра выдать ему запрашиваемую информацию, представляющую общественный интерес, является вмешательством в его свободу на выражение мнения, которое не предусмотрено законом. Более того, ни одна из законных целей, перечисленных во втором параграфе статьи 10 Конвенции, не преследовалась государственными властями во время внутренних процедур или Правительством в Суде, в оправдание неисполнения вступивших в законную силу судебных решений. Наконец, произвол национальных властей относительно исполнения судебных решений не может рассматриваться как оправдание в демократическом обществе, построенном на верховенстве права. Как и в статье 6 § 1 Конвенции, заявитель считает, что его жалоба, на основании статьи 10 Конвенции, идентична жалобе рассмотренной Судом по упомянутому выше делу Kenedi, .

60. Правительство утверждает, что не препятствовало журналистской деятельности заявителя, ссылаясь на первоначальное обещание выдачи части информации, а впоследствии ее дополнения. Оно также упоминает то, что денежный сбор за снятие копий с документов предусмотрен законом.

2. Оценка суда

61. Суд всегда отмечает то, что общественность имеет право на получении информации, представляющей общественный интерес. Его практика по данной теме была разработана в отношении свободы прессы и СМИ, чья роль заключается в распространении информации и в вопросах, представляющих общественный интерес (Observer et Guardian c. Royaume-Uni, 26 novembre 1991, § 59, série A № 216; Thorgeir Thorgeirson c. Islande, 25 juin 1992, § 63, série A № 239). В связи с этим, Суд должен быть крайне осторожным к принимаемым, государственными органами мерам, которые могут препятствовать прессе, «сторожевому псу», в обсуждении вопросов, представляющих законный общественный интерес (Bladet Tromsø et Stensaas c. Norvège [GC], № 21980/93, § 64, CEDH 1999-III; Jersild c. Danemark, 23 septembre 1994, § 35, série A № 298), особенно если речь идет о мерах, усложняющих доступ к информации.

62. Принимая во внимание право, защищаемое статьей 10 Конвенции,  закон не может допускать произвольных ограничений, которые могут стать одной из форм косвенной цензуры, в случае если власти препятствуют сбору информации. Сбор информации, по сути, является важным предварительным шагом в осуществлении журналистской деятельности. Сбор информации  присущ свободе прессы, а потому является защищенным. Открытие пространства для общественных дискуссий является частью роли прессы (Dammann c. Suisse № 77551/01 ,§ 52, 25 avril 2006; Társaság a Szabadságjogokért c. Hongrie, № 37374/05, § 27, 14 avril 2009).

63. Так же как в процитированном выше деле Kenedi, Суд отмечает, что настоящая жалоба касается доступа заявителя к информации, представляющей общий интерес, которая необходима была ему для осуществления своей профессиональной деятельности, доступа, который является главным элементом выражения свободы мнения заявителя. Заявитель получил три вступивших в законную силу судебных решения, гарантирующих ему доступ к упомянутой информации. В Суде мнения сторон относительно исполнения или неисполнения этих решений расходятся. Суд напоминает, что он уже пришел к негативному выводу  по этому вопросу, в соответствии со статьей 6 § 1 Конвенции (см. пункт 43 выше).

64. Кроме того, Суд отмечает, что заявитель искал законные пути сбора общественно важной информации, а именно - о работе мэрии Бая-Маре. К тому же, учитывая, что заявитель намеревался довести информацию, о которой идет речь, до общего сведения и, таким образом, способствовать развитию дискуссии на тему надлежащего государственного управления, очевидно, что он был лишен права на распространение информации. Соответственно, имело место вмешательство в права заявителя, закрепленные в статье 10 § 1 Конвенции (Társaság a Szabadságjogokért, § 28, Kenedi, § 43 ; и Youth Initiative for Human Rights, § 24).

65.    Суд напоминает, что посягательство на права, гарантированные параграфом 1 статьи 10 противоречит Конвенции, если оно не отвечает требованиям, предусмотренным параграфом 2. Таким образом, необходимо определить было ли обжалуемое здесь вмешательство «предусмотрено законом», преследовало ли оно одну или более законные цели, перечисленных в этом положении, и было ли оно «необходимо в демократическом обществе» для достижения этой или этих целей.

66. Суд напоминает, что он, как и некоторые национальные судебные органы, исходя из статьи 6 § 1 Конвенции, уже сделал вывод, о том, что приглашения, направленные заявителю, для снятия копий с различных документов, допускающих их различное толкование, ни в коем случае не могут считаться исполнением судебных решений, обязывающих выдать информацию, представляющую общий интерес. Таким образом, в данной ситуации не было надлежащего исполнения судебных решений.

67. Кроме того, Суд отмечает, что мэр никогда не заявлял о недоступности запрашиваемой информации (Társaság a Szabadságjogokért, § 36). Сложность запрашиваемой информации и объем работы по ее сбору, требующийся от мэрии, объясняет только невозможность выдать эту информацию в кратчайшие сроки.

Принимая во внимание все вышеизложенное, Суд считает, что Правительство не представило никаких аргументов чтобы доказать, что вмешательство в право заявителя было предусмотрено законом или же преследовало законную цель или цели.

68. Таким образом, есть основания отклонить возражения Правительства (см. параграф 49 выше) и прийти к выводу, что имело место нарушение статьи 10 Конвенции.

IV. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

69. Статья 41 Конвенции предусматривает,

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

A.  Компенсация вреда

70. Заявитель требует сумму в 10 000 (десять тысяч) евро в качестве компенсации нематериального вреда, который был причинен ему в результате отказа мэрии Бая-Маре выдать ему запрашиваемую информацию, представляющую общественный интерес.

71. Правительство считает, в данном случае нематериальный вред может быть компенсирован признанием нарушения и что в любом случае, исходя из судебной практики в этом вопросе, запрашиваемая сумма является преувеличенной.

72. Суд признает, что заявителю был причинен нематериальный вред, и считает целесообразным присудить ему 4 000 (четыре тысячи) евро в качестве компенсации нематериального вреда.

B.  Компенсация расходов и издержек

73. Заявитель также потребовал выплатить ему 4 748 евро (4 448 евро за услуги адвоката, которые должны быть выплачены непосредственно г-ну Атноню и 300 евро за судебные расходы, которые должны быть выплачены непосредственно организации APADOR-CH) в качестве компенсации судебных издержек и расходов, понесенных им на представительство в Суде.

74. Правительство не оспаривает количество указанных часов на подготовку адвоката к настоящему делу, учитывая его сложность, но отмечает то, что его почасовая ставка высока.

75. В соответствии с практикой Суда, заявитель не может получить возмещение расходов, если не доказано, что они были действительно понесены, являлись необходимыми и разумными по количеству. В данном деле, учитывая имеющиеся материалы и указанные критерии, подробную ведомость рабочих часов, которая была представлена и вопросы, возникающие в связи с настоящим делом, Суд считает разумным присудить заявителю 4 448 евро за услуги адвоката, которые должны быть выплачены непосредственно г-ну Атноню, и 300 евро за судебные расходы, которые должны быть выплачены непосредственно APADOR-CH.

C. Пеня

76. Суд считает разумным, что пеня должна быть основана на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка с добавлением трех процентных пунктов.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО

1. Присоединяет к рассмотрению по существу возражения относительно статуса жертвы заявителя и применимости статьи 37 §§ б) и в), и отклоняет их;

2. Объявляет жалобу приемлемой для рассмотрения по существу;

3.  Постановляет, что была нарушена статья 6 § 1 Конвенции;

4. Постановил, что была нарушена статья 10 Конвенции;

5. Постановляет, что

a) государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев с даты, когда это решение станет окончательным в соответствии со статьей 44 § 2 Конвенции, следующие суммы, в переводе в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на день выплаты:

   i. 4 000 (четыре тысячи) евро с добавлением любых налогов, которые могут быть начислены на эту сумму, в качестве морального вреда;

    ii. 4 448 (четыре тысячи четыреста сорок восемь) евро с добавлением любых налогов, которые могут быть начислены на эту сумму в случае их взыскания с заявителя, в качестве гонорара адвокату, оплатить непосредственно г-ну Атноню;

   iii. 300 (триста) евро с добавлением любых налогов, которые могут быть начислены на эту сумму в случае их взыскания с заявителя, за судебные расходы, оплатить непосредственно организации APADOR-CH;

b) с момента истечения вышеупомянутых трех месяцев до выплаты, на вышеуказанную сумму начисляется пеня, равная предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в этот период с добавлением трех процентных пунктов;

6. Отклоняет остальные требования заявителя относительно справедливой компенсации.

 

Составлено на французском языке и объявлено в письменном виде 24 июня 2014 года в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

 

Сантьяго Кесада

Секретарь

                         Жозеф Касадеваль

                             Председатель

 

коментарі: 0     
Для того чтоб оставлять комментарии, вам нужно зарегистрироваться и/или войти под своим паролем
поширити інформацію