MENU
Сайт находится в разработке

Олег Пустовалов против Российской Федерации

Номер дела:
Дата: 23.03.2010
Окончательное:
Судебный орган:
Страна:
Организация:

 

Соображения Комитета по правам человека в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах (девяносто восьмая сессия)

относительно

Сообщения № 1232/2003[1]

Представлено:

Олегом Пустоваловым (не представлен адвокатом)

Предполагаемая жертва:

автор сообщения

Государство-участник:

Российская Федерация

Дата сообщения:

5 ноября 2003 года (первоначальное представление)

Комитет по правам человека, учрежденный в соответствии со статьей 28 Международного пакта о гражданских и политических правах,

на своем заседании 23 марта 2010 года,

завершив рассмотрение сообщения № 1232/2003, представленного в Комитет по правам человека г-ном Олегом Пустоваловым в соответствии с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах,

приняв во внимание всю письменную информацию, представленную ему автором сообщения и государством-участником,

принимает следующее:

Соображения в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола

1. Автором сообщения является Олег Пустовалов, 1963 года рождения, в настоящее время находящийся в тюремном заключении в Российской Федерации. Автор сообщения утверждает, что является жертвой нарушений Российской Федерацией пункта 3 статьи 2; статьи 7; пунктов 1 и 3 статьи 9; статьи 10; пунктов 1, 2, 3 b), d), e) и g) статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах. Факультативный протокол вступил в силу для государства-участника 1 января 1992 года. Автор сообщения не представлен адвокатом.

Обстоятельства дела

2.1 23 декабря 2000 года автор сообщения был приговорен Московским городским судом к 24 годам и 3 месяцам тюремного заключения за покушение на убийство, изнасилование, ограбление и другие преступления, совершенные в период с ноября 1999 года по февраль 2000 года. 27 марта 2001 года Судебная коллегия Верховного суда в качестве кассационной инстанции подтвердила приговор Московского городского суда.

2.2 Автор сообщения заявляет, что при его аресте (5 февраля 2000 года) и в ходе досудебного содержания под стражей было допущено несколько процедурных нарушений. Он заявляет, что его арест носил незаконный характер и основывался исключительно на "тяжести обвинений и представляемой им опасности". Ему не был разъяснен порядок обжалования решений об его аресте и содержании под стражей. По утверждениям автора сообщения, сотрудники подразделения ГУВД на Петровке, 38, жестоко избили и пытали его, добиваясь признания вины. По его словам, сотрудники милиции надевали ему на голову полиэтиленовые пакеты и заставляли его принимать психотропные средства. Он заявляет, что потерял сознание и чуть не умер. Его голова и все тело были окровавлены. Таким образом, он был вынужден дать показания против самого себя. Характер избиений был предположительно подтвержден в медицинском заключении, выданном врачом учреждения досудебного содержания
СИЗО № 1. Автор сообщения заявляет, что пытки были сняты на видео, но запись была позднее уничтожена. Вследствие его плохого физического состояния в результате пыток он не был доставлен к прокурору, выдавшему разрешение на его задержание. Как утверждается, в течение трех дней после ареста ему отказывали в доступе к адвокату. Во всех апелляциях, направляемых в вышестоящие суды, автор сообщения предположительно настаивал на том, что не принимал участия в преступлениях, за которые он был осужден, и что он признал свою вину под пыткой.

2.3 Автор сообщения заявляет, что результаты опознания были подделаны и что в его ходе ему было отказано в доступе к адвокату. Как утверждается, описание физических черт преступника, данное потерпевшими и свидетелями, не совпадало с его внешностью. Автор сообщения заявляет, что он не имел возможности встретиться с адвокатом, а следовательно не располагал правовой помощью на момент опознания.

2.4 Автор сообщения заявляет, что в ходе судебного разбирательства был допущен ряд нарушений. Все его просьбы пригласить дополнительных экспертов и свидетелей были отклонены. В момент совершения преступлений, имевших место в Москве, он находился в Ульяновске. Для подтверждения своего алиби он попросил вызвать свидетеля из Ульяновска, но в этой просьбе ему было отказано. Кроме того, в выводах экспертов, как утверждается, встречались противоречия. Так, например, один эксперт заключил, что орудием преступления послужило огнестрельное оружие, в то время как другой пришел к обратному заключению. Как утверждается, автор сообщения был выведен из зала суда по просьбе одного из свидетелей, несмотря на его возражения, а его выступление было отложено судьей. Как утверждается, в свете того, что одна из жертв изнасилования забеременела, он обратился с просьбой провести медицинскую экспертизу с целью доказать, что по медицинским причинам он не может иметь детей. Эта просьба также была отклонена. Кроме того, он пожаловался в суде о примененных в ходе допроса пытках, что, по утверждениям, отражено в протоколе заседания. Однако его утверждения судом рассмотрены не были.

2.5 В начале судебного разбирательства автор сообщения обратился к суду с просьбой заменить его адвоката, который должен был представлять его на безвозмездной основе, но потребовал от него 5 000 долл. США за ведение дела. Суд отклонил эту просьбу. Автор сообщения утверждает, что в соответствии с пунктом 7 статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса, суд не может отказать в просьбе сменить защитника, если обвиняемый не согласен с мнением защитника. Позднее он просил привлечь в качестве законного представителя свою сестру в соответствии с пунктом 6 a) статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса; эта просьба также была отклонена.

2.6 Автор сообщения утверждает, что еще до начала судебного разбирательства в некоторых газетах были опубликованы заметки о нем с указанием его личной информации, как то: фамилии, возраста и адреса, а также вынесенных против него обвинений. Он заявляет, что информация о нем была намеренно искажена: в ней говорилось, что он ранее уже признавался виновным в изнасиловании, был сексуальным маньяком и бывшим сотрудником милиции.

Жалоба

3. Автор сообщения заявляет, что изложенные факты свидетельствуют о нарушениях Российской Федерацией пункта 3 статьи 2; статьи 7; пунктов 1 и 3 статьи 9; статьи 10; пунктов 1, 2, 3 b), d), e) и g) статьи 14 Пакта.

Замечания государства-участника относительно приемлемости

4. 24 марта 2004 года государство-участник заявило, что сообщение следует признать неприемлемым, поскольку автор сообщения не исчерпал всех имеющихся внутренних средств правовой защиты. Оно утверждает, что в Верховный суд поступила жалоба, поданная автором сообщения в рамках процедуры пересмотра в порядке надзора и содержащая те же доводы, что и настоящее сообщение. Верховный суд рассматривает вопрос о проведении процедуры пересмотра в порядке надзора и о передаче жалобы в Президиум Верховного суда в соответствии с главой 48 Уголовно-процессуального кодекса.

Комментарии автора относительно замечаний государства-участника

5. 17 мая 2004 года автор сообщения заявил, что он направил жалобу в Верховный суд в соответствии с процедурой пересмотра в порядке надзора после получения от Комитета уведомления о регистрации его дела. Он попросил Верховный суд дать ему ответ, с тем чтобы он мог сообщить его Комитету. 21 апреля 2004 года Президиум Верховного суда вынес решение об отклонении его жалобы в порядке надзора и вместе с тем о сокращении срока его тюремного заключения до 22 лет и трех месяцев в результате вступления в силу нового Уголовного кодекса.

Дополнительные представления сторон

6.1 Дополнительные представления сторон дела приводятся в кратком виде и тематически разбиты на следующие категории:

Утверждения о жестоком обращении на стадии проведения допроса

6.2 Автор сообщения заявляет, что в решении Президиума Верховного суда от 21 апреля 2004 года предположительно признается факт нанесения ему телесных повреждений, но указывается, что они были получены в ходе задержания. Он настаивает на том, что эти телесные повреждения явились результатом пыток во время допроса. Как утверждается, его жалобы о применении пыток не были приняты во внимание судом и прокуратурой. Он не располагает копиями их ответов, поскольку, по его заявлению, таковые не были ему представлены. От него потребовали только подписать копии их ответов. Изначально ему не была выдана копия письма, направленного им в администрацию СИЗО № 1, где он провел десять дней после избиений сотрудниками подразделения на Петровке, 38. В этом письме он сообщал, что подвергся жестокому обращению со стороны сотрудников милиции. Однако в последующем представлении Комитета автор сообщения приложил копию письма. Автор сообщения также утверждает, что ему не была выдана копия медицинского заключения, подтверждающего его утверждения о применении пыток.

6.3 Государство-участник в ответ на это заявило, что в соответствии с принятым Министерством юстиции внутренним приказом от 3 ноября 2005 года №205 осужденные не могут требовать от администрации исправительных учреждений предоставления копий документов из их личных дел. Таким правом обладают только подозреваемые и обвиняемые в соответствии с приказом Министерства юстиции от 14 октября 2005 года № 189. Однако в более позднем представлении государство-участник признало противозаконность отказа в предоставлении автору сообщения копии его письма и сообщило, что прокурору Ульяновска было поручено принять меры в этой связи. Государство-участник также представило копию медицинского заключения, в котором подтверждается факт наличия у автора сообщения телесных повреждений на 12 февраля 2000года, т.е. в день его поступления в следственный изолятор. Оно утверждает, что автор сообщения не запрашивал копии данного медицинского заключения.

Утверждения о процедурных нарушениях

6.4 Автор сообщения заявляет, что в решении Президиума Верховного суда признается его жалоба о том, что в начале судебного разбирательства он просил сменить адвоката, но что его просьба была отклонена как необоснованная. Автор утверждает, что эта просьба была продиктована тем, что адвокат попросил гонорар, который его семья не могла позволить себе выплатить. Автор сообщения утверждает, что в решении также признается, что ему не был предоставлен адвокат в ходе опознания, но указывается, что он не просил предоставить ему адвоката. Автор отмечает, что в действительности он обращался с просьбой о предоставлении адвоката на всех стадиях разбирательства с момента ареста. Адвокат отсутствовал и в ходе первоначального медицинского обследования на предмет его способности вступать в половые сношения. Жалобы, направляемые им в Администрацию Президента, передавались в Генеральную прокуратуру, из которой в ответ приходили стандартные письма. Он отмечает, что в ходе судебного разбирательства ему было предложено покинуть зал суда на время дачи показаний одной из жертв. Когда он вернулся, ему не было сообщено о содержании свидетельских показаний и не предоставлена возможность допросить жертву.

6.5 Автор сообщения добавляет, что ни в решении Президиума Верховного суда, ни в решениях других судов не затронут вопрос о его неспособности иметь детей. Также обойдено молчанием отклонение его многочисленных просьб о вызове свидетеля, который мог подтвердить, что на момент совершения преступлений он находился не в Москве. В решении также проигнорированы его заявления о том, что его принудили признать свою вину и что он обращался в суд с просьбой о предоставлении правовой помощи. Он добавляет, что он не признавал свою вину по обвинениям в изнасиловании, вещественные доказательства его вины отсутствуют, и при нем не было найдено орудия преступления. Одна из жертв изнасилования предположительно утверждала, что насильник был ниже ее ростом, при этом сам автор сообщения на восемь сантиметров выше жертвы. Он приводит описание внешности и обстоятельств каждого из нападений, данное жертвами и свидетелями. Он утверждает, что опознание носило несправедливый характер, поскольку свидетелям и жертвам была заранее показана его фотография.

6.6 Государство-участник заявляет лишь, что жалобы автора сообщения о процедурных нарушениях в ходе уголовного разбирательства и апелляции, в том числе о нарушении его права на адвоката, безосновательны.

Утверждения о бесчеловечном обращении в тюрьме

i) Право на получение питания

6.7 Автор сообщения утверждает, что посылки с едой и деньги, отправленные его семьей 24 августа 2004 года, не были доставлены ему в тюрьме, а посылка с едой, отправленная семьей 18 января 2005 года к его дню рождения, была передана ему лишь 27 января 2005 года. Он утверждает, что администрация тюрьмы сделала это намеренно, нанеся моральный ущерб ему самому и материальный ущерб его семье. Он приводит имена и должности сотрудников, которые предположительно имели отношение к задержке с доставкой его посылок.

6.8 Государство-участник оспаривает жалобу автора сообщения и заявляет, что посылка с едой, отправленная в августе 2004 года, была доставлена, когда он находился в пенитенциарном учреждении в Иркутском районе. В этой связи посылка была возвращена отправителю. Что касается доставки его посылки с опозданием в январе 2005 года, то государство-участник утверждает, что это было вызвано большим количеством посылок, поступивших в период новогодних праздников. Государство-участник признает, что деньги, поступившие на счет автора сообщения, были незаконно переведены на счет тюремной администрации. Заместитель прокурора Владимирского района принял надлежащие меры в этой связи.

ii) Право на надлежащий отдых и одежду

6.9 Автор сообщения утверждает, что состояние его здоровья ухудшилось из-за невозможности совершать прогулки и постоянного пребывания в камере, поскольку тюремная администрация отказалась выдать ему зимние ботинки и запретила носить собственную обувь, после того как он сносил выданную ему пару. Как утверждается, администрация выдала ему ботинки лишь спустя пять месяцев, после того как он обратился с соответствующей просьбой. Он заболел воспалением легких и синуситом. Он утверждает, что его многочисленные обращения за медицинской помощью попросту игнорировались тюремной администрацией, делавшей вид, что никакие просьбы ей не поступали. Как утверждается, с 2004 по 2005 год медицинская помощь ему не оказывалась.

6.10 Государство-участник отмечает, что в марте 2005 года автору сообщения была выдана новая пара обуви. В соответствии с тюремными правилами обувь выдается раз в год. Оно также отмечает, что автор сообщения не обращался за медицинской помощью в период с 2004 по 2005 год. Оно утверждает, что во время содержания в тюрьме Т-2 во Владимире автору сообщения предоставлялось надлежащее медицинское обслуживание. Состояние его здоровья не ухудшалось, и жалоб на воспаление легких и синусит не поступало.

iii) Право на достаточное питание

6.11 Автор сообщения жалуется на низкое качество тюремной еды, которая, по его утверждению, не имеет ни вкуса, ни цвета. Как утверждается, мясо подают испорченное, хлеб не пропечен. Нормальную еду готовят только в дни посещений комиссии из Министерства юстиции.

6.12 Государство-участник отвергает утверждения автора сообщения и заявляет, что рацион питания соответствует нормам, установленным приказом Министерства юстиции № 136 от 4 мая 2001 года. Кроме того, рацион питания был улучшен на основании приказа Министерства юстиции № 125 от 2 августа 2005года. Он на регулярной основе проверяется медицинской частью тюрьмы. Она контролирует качество блюд, условия и сроки хранения продуктов[2]. Помимо этого, заключенные имеют право покупать продукты питания в магазине при тюрьме T-2 и получать их в посылках или других видах передач. Государство-участник добавляет, что автор сообщения покупал продукты питания в тюремном магазине, как это видно из выписок с его лицевого счета.

iv) Право на надлежащие условия размещения в тюрьме

6.13 Автор сообщения утверждает, что его перевели в камеру № 12 на первом этаже тюрьмы, предназначенную для осужденных, страдающих психиатрическими расстройствами. Как утверждается, камера была холодная, в плохом состоянии со множеством насекомых и крыс. Многочисленные просьбы перевести его в другую камеру были проигнорированы. В результате содержания в ней он заболел. Он лечился самостоятельно с помощью лекарств, переданных ему семьей. Он добавляет, что никогда не обращался за помощью к психиатру и что этот факт может быть подтвержден врачами на основании его больничной карты.

6.14 Государство-участник заявляет, что, судя по записям психиатрического отделения, автор не числился на учете в отделении в период с 2001 по 2005 год. Автор сообщения обратился к психиатру, который установил, что автору тяжело с психологической точки зрения дается привыкание к новой обстановке, и заключил, что в психиатрическом наблюдении он не нуждается. Оно отмечает, что из официальных документов, а также из заявлений должностных лиц следует, что камера № 12 на первом этаже, где содержался автор сообщения, не относится к психиатрическому отделению. Более того, он был переведен в нее в целях улучшения условий его содержания. Камера удовлетворяет требованиям статьи 80 Уголовно-исполнительного кодекса[3]. Оно добавляет, что камера оборудована в соответствии с приказом Министерства юстиции № 161 от 28 мая 2001года[4] и отвечает санитарно-эпидемиологическим нормам[5]. Государство-участник заявляет, что в соответствии с положениями Федерального закона от 30 марта 1999 года № 52 "О санитарно − эпидемиологическом благополучии населения", а также санитарными правилами, принятыми на основании Постановления Главного врача Министерства здравоохранения и социального развития № 24 от 18 июля 2002 года, была проведена санитарная обработка камер для предупреждения появления насекомых и крыс. Насекомых и крыс в тюрьме T-2 во Владимире обнаружено не было[6].

v) Право отправлять и получать корреспонденцию

6.15 Кроме того, автор сообщения высказывает жалобы по поводу задержек при отправлении и получении почты вплоть до 40−45 дней, а также невозможности пользоваться телефоном. Он утверждает, что, вопреки заявлению государства-участника, 31 октября 2005 года он не смог отправить письмо, датированное 29 сентября 2005 года. На обращенные к прокурору Ульяновского района жалобы о том, что тюремная администрация препятствует его переписке с Комитетом, ответа не поступило. Автор сообщения отмечает, что под большинством документов, представленных государством-участником, не стоит его подписи.

6.16 Государство-участник в ответ утверждает, что корреспонденция автора сообщения доставлялась и отправлялась вовремя, и это подтверждается свидетельствами тюремного персонала. Оно приводит перечень входящей и исходящей корреспонденции автора сообщения, включая регистрационный номер и дату каждого письма. Оно отмечает, что с 2002 года по 25 августа 2005 года автор сообщения подал 19 жалоб в различные учреждения. Письмо автора сообщения от 29 сентября 2005года, адресованное Комитету, поступило 31 октября 2005 года и было перенаправлено адресату 1 ноября 2005 года. Никаких других жалоб или писем, адресованных Комитету, до этой даты не поступало. Государство-участник оспаривает жалобу автора сообщения о нарушении его права пользоваться телефоном. Оно утверждает, что автор сообщения не мог воспользоваться телефоном, поскольку потратил все деньги на своем счету на покупку продуктов питания в местном магазине и не располагал средствами на телефонные звонки. Тем не менее он осуществлял свое право на телефонные разговоры в соответствии со статьей 92 Уголовно-исполнительного кодекса. Государство-участник приводит выписку из книги регистрации телефонных разговоров заключенных[7].

vi) Право на труд

6.17 Автор сообщения заявляет о нарушении его права на труд. Он утверждает, что его запросы и заявления о предоставлении работы не регистрировались.

6.18 Государство-участник отвечает, что ему неоднократно предлагались различные работы в производственном цехе тюрьмы, но он отклонял эти предложения, ссылаясь на нежелание работать.

Вопросы и процедура их рассмотрения в Комитете

Рассмотрение вопроса о приемлемости

7.1 Прежде чем рассматривать любое утверждение, содержащееся в том или ином сообщении, Комитет по правам человека должен в соответствии с правилом93 своих правил процедуры принять решение о том, является ли сообщение приемлемым в соответствии с Факультативным протоколом к Пакту.

7.2 В соответствии с требованиями пункта 2 а) и b) статьи 5 Факультативного протокола Комитет отмечает, что этот вопрос не рассматривается в рамках какой-либо другой процедуры международного разбирательства или урегулирования.

7.3 Комитет принимает к сведению доводы государства-участника о том, что автор сообщения не исчерпал внутренние средства правовой защиты на момент представления сообщения в Комитет и что он впоследствии прибегнул к внутренним средствам правовой защиты. Комитет ссылается на свою правовую практику, согласно которой вопрос об исчерпании внутренних средств правовой защиты решается в момент его рассмотрения Комитетом, за исключением чрезвычайных обстоятельств[8], о которых, по всей видимости, не идет речь в случае настоящего сообщения[9].

7.4 Комитет отмечает жалобу автора сообщения о том, что он не был доставлен к судье или прокурору, выдавшему разрешение на его задержание, из-за плохого физического состояния в результате пыток, что может повлечь за собой постановку тех или иных вопросов в контексте пунктов 1 и 3 статьи 9. Однако он считает, что автор сообщения не представил достаточную информацию для обоснования своей жалобы, включая информацию о том, передавалась ли его жалоба на рассмотрение судебным органам. В этой связи Комитет считает жалобу неприемлемой в соответствии со статьей 2 Факультативного протокола ввиду ее необоснованности.

7.5 Комитет считает, что остальные утверждения автора сообщения, в связи с которыми, как представляется, возникают вопросы в контексте статьи 7, статьи 10 и пункта 3 b), d), e) и g) статьи 14 Пакта, были в достаточной мере обоснованы для целей приемлемости и объявляет их приемлемыми.

Рассмотрение сообщения по существу

8.1 Комитет по правам человека рассмотрел настоящее сообщение в свете всей информации, предоставленной ему сторонами согласно пункту 1 статьи 5 Факультативного протокола.

8.2 Комитет отмечает жалобу автора сообщения о том, что он был избит и подвергнут жестокому обращению сотрудниками милиции во время допроса, вследствие чего был вынужден признать свою вину. Автор подробно описывает методы жестокого обращения и заявляет, что эти утверждения были озвучены им в суде, но суд их проигнорировал. Комитет также отмечает сделанное в СИЗО № 1 медицинское заключение и письмо автора сообщения, которое было адресовано администрации СИЗО № 1 и копию которого представило государство-участник. Оба документа подтверждают утверждения автора сообщения. Комитет напоминает свою правовую практику, в соответствии с которой все жалобы о жестоком обращении должны расследоваться безотлагательно и беспристрастно компетентными органами[10]. В отсутствии каких-либо иных существенных опровержений со стороны государства-участника Комитет приходит к выводу о том, что обращение, которому подвергся автор сообщения, согласно приведенному им описанию, подкрепляемому медицинским заключением и письмом, представляет собой нарушение статьи 7 и пункта 3 g) статьи 14 Пакта[11].

8.3 Что касается утверждений о низком качестве питания, плохих условиях в камере, его переводе в психиатрическое отделение тюрьмы, а также жалоб о невозможности получать посылки, отправлять и получать корреспонденцию, использовать телефон, выходить на прогулки, получить надлежащие предметы одежды и рассчитывать на медицинскую помощь, то Комитет отмечает, что государство-участник представило подробную информацию для опровержения каждого из утверждений. С учетом этих обстоятельств Комитет не может констатировать нарушение статьи 10 Пакта.

8.4 Комитет принимает к сведению жалобу автора сообщения о том, что ему не было позволено пригласить адвоката для присутствия на опознании и что суд первой инстанции отклонил его просьбу о смене адвоката, а также его просьбы вызвать дополнительных экспертов и свидетелей. Комитет также отмечает, что государство-участник заявило лишь, что жалобы автора сообщения о процедурных нарушениях и нарушении его права на справедливое судебное разбирательство безосновательны, не приведя при этом никаких доводов для опровержения этих утверждений. В этих обстоятельствах Комитет приходит к выводу о том, что утверждениям автора сообщения следует уделить должное внимание и что в соответствии с пунктом 3 b), d) и e) статьи 14 права автора были нарушены.

9. Комитет по правам человека, действуя в соответствии с пунктом 4 статьи5 Факультативного протокола, считает, что имеющиеся в его распоряжении факты свидетельствуют о нарушении статьи 7 и пунктов 3 b), d), e) и g) статьи14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

10. В соответствии с пунктом 3 а) статьи 2 Пакта государство-участник обязано предоставить автору эффективное средство правовой защиты, включая соответствующую компенсацию, возбуждение уголовного дела и проведение уголовного судопроизводства с целью установления ответственности за жестокое обращение с г-ном Пустоваловым и проведении повторного судебного разбирательства в соответствии со всеми гарантиями, закрепленными в Пакте. Государство-участник также обязано не допускать аналогичные нарушения в будущем.

11. С учетом того, что присоединившись к Факультативному протоколу, государство-участник признало компетенцию Комитета выносить решения по факту наличия или отсутствия нарушений Пакта и что согласно статье 2 Пакта государство-участник обязано гарантировать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам признаваемые в Пакте права и обеспечивать их действенными средствами правовой защиты в случае установления факта нарушения, Комитет хотел бы получить от государства-участника в течение 180 дней информацию о принятых мерах во исполнение сформулированных Комитетом соображений.

[Принято на английском, французском и испанском языках, причем языком оригинала является английский. Впоследствии будет издано также на арабском, китайском и русском языках в качестве части ежегодного доклада Комитета Генеральной Ассамблее.]

  [1] В рассмотрении настоящего сообщения принимали участие следующие члены Комитета: г-н Абдельфаттах Амор, г-н Лазари Бузид, г-жа Кристина Шане,
г-н Махджуб Эль-Хаиба, г-н Ахмед Амин Фатхалла, г-н Юдзи Ивасава, г-н Раджсумер Лаллах, г-н Майкл О’Флаэрти, г-н Хосе Луис Перес Санчес Серро, г-н Рафаэль Ривас Посада, сэр Найджел Родли, г-н Фабиан Омар Сальвиоли и г-н Кристер Телин.

  [2] Государство-участник прилагает письмо из Федеральной службы исполнения наказаний, в котором приводится список продуктов питания в граммах на человека в день. Например, в нем указывается, что свежее мясо выдается пять раз в неделю, в остальное время используется консервированное мясо. Ежедневная порция мяса составляет 80 грамм, что после тепловой обработки равняется 45 граммам. Также в рацион систематически включается рыба. Ежедневная порция составляет 100 граммов. После тепловой обработки порция составляет 70 граммов.

  [3] Государство-участник приложило письмо из Федеральной службы исполнения наказаний, подтверждающее, что камера № 12, в которую был переведен автор, не относится к психиатрическому отделению и что лиц с психиатрическими расстройствами на учете не было.

  [4] Государство-участник приложило письмо из Федеральной службы исполнения наказаний, в котором приводится перечень предметов в камере автора, среди прочего, радиоприемник, полки для хранения продуктов, вешалки для одежды, стол, стулья, раковина, мусорная корзина, туалетное помещение, зеркало, вентилятор.

  [5] Государство-участник приложило письмо от Старшего санитарного врача тюрьмы Т-2 во Владимире, в котором дается подробное описание микроклимата камер. Так, например, в нем говорится, что в теплое время года температура в камере составляет от 18,3 до 18,5 градусов. Влажность 46,3%. В зимнее время температура держится в пределах 19,5−19,7°, влажность составляет 38,7%.

  [6] В подтверждение этого заявления государство-участник приложило письмо из Федеральной службы исполнения наказаний.

  [7] Из регистрационной книги следует, что автор воспользовался тюремным телефоном 30 апреля 2003года, 6 ноября 2003года и 14 мая 2004года.

  [8] См. Сообщение № 925/2000, Куок Кой против Португалии, решение о неприемлемости, принятое 22 октября 2003года, пункт 6.4.

  [9] См. Сообщение № 1085/2002, Абдельхамид Таригт и др. против Алжира. Соображения, принятые 15 марта 2006года, пункт 7.3.

  [10] Замечание общего порядка № 20 (по статье 7), сорок четвертая сессия, 1992 год, пункт14.

  [11] См. сообщение № 1057/2002, Тарасова против Узбекистана. Соображения, принятые 20 октября 2006года, пункт 7.1.

 

 

 

поширити інформацію