MENU
Сайт находится в разработке

Зульфия Идиева против Таджикистана

Номер дела:
Дата: 31.03.2009
Окончательное:
Судебный орган: Комитет по правам человека
Страна:
Организация:

Соображения Комитета по правам человека в соответствии с пунктом 4 статьи 6 Факультативного протокола к Международному пакту

о гражданских и политических правах
Девяносто пятая сессия

относительно

Сообщения № 1276/2004[1]

Представлено: г-жой Зульфией Идиевой (адвокатом не представлена)

Предполагаемая жертва: г-н Умед Идиев
(покойный сын автора сообщения)

Государство-участник: Таджикистан

Дата сообщения: 13 апреля 2004года
(дата первоначального представления)

Комитет по правам человека, учрежденный в соответствии со статьей28 Международного пакта о гражданских и политических правах,

на своем заседании 31 марта 2009 года,

завершив рассмотрение сообщения № 1276/2004, представленного в Комитет по правам человека от имени Умеда Идиева в соответствии с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах,

приняв к сведению всю письменную информацию, представленную ему автором сообщения и государством-участником,

принимает следующее:

Соображения в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола

1.1 Автором сообщения является г‑жаЗульфия Идиева, гражданка Таджикистана, 1957 года рождения. Она представляет свое сообщение от имени своего сына г‑на Умеда Идиева, также гражданина Таджикистана, 1979 года рождения. Вмомент представления сообщения жертва содержалась в блоке смертников в Душанбе, ожидая исполнения смертного приговора, вынесенного ему Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда 24 февраля 2003 года. Автор сообщения утверждает, что ее сын стал жертвой нарушения Таджикистаном его прав, закрепленных в пунктах 1 и 2 статьи 6 и статье 7, пунктах 1 и 2 статьи 9, пунктах1, 2, 3d), 3е) и 3g) статьи14 Международного пакта о гражданских и политических правах. Она не представлена адвокатом. Факультативный протокол вступил в силу для государства-участника 4апреля 1999года.

1.2 Комитет по правам человека в соответствии с правилом 92 своих правил процедуры, действуя через своего Специального докладчика по временным мерам и новым сообщениям, в своей просьбе от 13 апреля 2004 года[2] просил государство-участник неприводить в исполнение смертный приговор сыну автора сообщения, пока Комитет незавершит рассмотрение дела. В ноте от 11 мая 2004года государство-участник информировало Комитет о том, что Комиссия при правительстве Республики Таджикистан по обеспечению выполнения международных обязательств в области прав человека обратилась в Верховный суд, Генеральную прокуратуру и Министерство юстиции с просьбой рассмотреть уголовное дело г‑наИдиева и представить замечания государства-участника Комитету в указанные сроки. 20мая 2004года государство-участник информировало Комитет о том, что, поскольку просьба Комитета была получена с опозданием, смертный приговор, вынесенный г-ну Идиеву, уже приведен в исполнение, не сообщив при этом точной даты казни.

1.3 28 мая 2004года автор сообщения представила свидетельство о смерти своего сына, в котором говорилось, что г-н Идиев был казнен 24 апреля 2004года, т.е. через 11дней после того, как просьба Комитета о неприведении в исполнение смертного приговора была должным образом направлена государству-участнику. 3 июня 2004 года Комитет, действуя через своего Специального докладчика по временным мерам и новым сообщениям, обратился к государству-участнику с просьбой представить ему подробную информацию о времени и обстоятельствах казни г-на Идиева. Ответа на эту просьбу от государства-участника получено не было.

Факты в изложении автора сообщения

2.1 Во второй половине 1997 года некто Рахмун Сангинов создал преступную группу, которая начала совершать разбои, убийства и захваты заложников. При помощи силы и угроз убийством он втягивал местную молодежь в преступную деятельность своей группы. Вчисле многих других в феврале 1998 года г-на Идиева принудили вступить вбанду г‑наСангинова. В апреле 1998 года он покинул банду.

2.2 12 августа 2001года сотрудники Управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) Министерства внутренних дел пришли в дом г-на Идиева, чтобы его арестовать. В тот момент его не было дома, но сотрудники УБОПа увезли самого автора сообщения к себе в Управление и держали там в течение следующих двух суток. 14августа 2001года г-н Идиев был арестован сотрудниками УБОПа, а его мать была выпущена в тот же день. В течение пяти дней г-н Идиев содержался в Управлении и, по утверждениям, его избивали резиновыми дубинками и пытали электротоком, подсоединяя электроды к различным частям тела. Ему не был предоставлен доступ к адвокату, а его права не были ему объявлены. 19 августа 2001года сотрудник УБОП впервые официально сообщил своему руководству об аресте г-на Идиева.

2.3 23 августа 2001года был составлен протокол временного задержания г-на Идиева. Внем говорилось об убийстве при отягчающих обстоятельствах (статья 104, часть 2 Уголовного кодекса Таджикистана). В тот же день он был помещен в изолятор временного содержания (ИВС). Его принудили сказать врачу, который проверял состояние его здоровья до перевода в ИВС, что во время его содержания под стражей с ним обращались хорошо. Это медицинское заключение стало основанием для его перевода.

2.4 26 августа 2001 года прокурор вынес постановление об аресте г-на Идиева. Наследующий день он был допрошен в качестве подозреваемого и принял участие в следственном эксперименте на месте преступления, причем в обоих следственных действиях адвокат не участвовал. Слушание по уголовному делу сына автора сообщения 31августа 2001года открыл представитель Генеральной прокуратуры.

2.5 3 сентября 2001 года до того, как ему официально предъявили обвинения, г‑нуИдиеву впервые был назначен адвокат после ходатайства, поданного его следователем. Когда допрос был завершен, следователь пригласил адвоката, некого г‑наКурбонова, который подписал протокол допроса, хотя г-н Идиев никогда прежде не видел этого адвоката и не знал, что он ему назначен. Впоследствии этот адвокат участвовал не более чем в двух следственных действиях, а именно в допросе г-на Идиева в качестве обвиняемого и предъявлении дополнительного обвинения в убийстве 12ноября 2001года. Однако в следственном эксперименте на месте преступления, состоявшегося 17октября 2001года, адвокат также не участвовал.

2.6 Слушание дела в отношении г-на Идиева Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда проходило с 3 мая 2002 года по 24 февраля 2003 года. Несмотря на то, что ее сын был представлен адвокатом, назначенным ему судом, автор сообщения утверждает, что судебный процесс по делу ее сына был несправедливым, а суд необъективным. Так:

а) г-н Идиев отказался в суде от своих признательных показаний, данных под принуждением в ходе предварительного следствия. Он подтвердил, что сотрудники правоохранительных органов использовали незаконные методы ведения допросов, включая пытки, и принуждали его свидетельствовать против самого себя. Как сообщается, его показания были проигнорированы председательствующим судьей, поскольку он не смог представить подтверждающие доказательства, в частности такие, как медицинская справка и/или заключение судебно-медицинского эксперта. В суде он признался, что, когда он был членом банды г-на Сангинова, он убил сына соседей, случайно нажав на курок винтовки. Он настаивал, что у него не было намерения убивать, и извинился перед родителями мальчика.

b) Г-н Идиев был приговорен к смертной казни исключительно на основании его собственных признательных показаний, полученных незаконными методами во время предварительного следствия.

с) Суд отклонил ходатайство его адвоката вызвать и допросить в суде сотрудников УБОПа, которые арестовали его 14 августа 2001года и незаконно содержали его под стражей до 19 августа 2001 года, и следователя.

2.7 24 февраля 2003 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда признала г‑наИдиева виновным в бандитизме (статья 186, часть 2 Уголовного кодекса) и убийстве при отягчающих обстоятельствах (часть 2, статья 104) и по статье156 части2 Уголовного кодекса 1961года. Он был приговорен к 15 годам тюремного заключения с конфискацией имущества (постатье18, ) и к смертной казни с конфискацией имущества (по статье156). Всоответствии с частью 3 статьи 67 Уголовного кодекса по совокупности приговоров его приговорили к смертной казни. 17 ноября 2003года судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда подтвердила смертный приговор.

2.8 Автор сообщения утверждает, что смертная казнь не является единственным наказанием, которое могло бы быть назначено ее сыну на основании статьи 104 части 2 Уголовного кодекса, поскольку в этой статье также предусматривается тюремное заключение сроком от 15 до 20 лет. В соответствии с пунктом 5 статьи 18 Уголовного кодекса убийство при отягчающих обстоятельствах квалифицируется в качестве особо тяжкого преступления.

2.9 Президенту Таджикистана было направлено прошение о помиловании г‑наИдиева (дата не сообщается). Ко времени представления сообщения никакого ответа на это обращение получено не было.

Жалоба

3.1 Автор сообщения утверждает, что в нарушение статьи7 и пункта 3 g) статьи14 его сына избивали и принуждали дать показания против самого себя.

3.2 Она утверждает, что ее сын подвергся произвольному аресту. Во‑первых, в соответствии со статьей 412 Уголовного-процессуального кодекса кратковременное задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, может производиться только на основании постановления о задержании. Лица, задержанные по подозрению в совершении преступления, должны содержаться в изоляторе временного содержания. Однако г‑н Идиев содержался в камере УБОПа с 14 августа 2001 года по 23 августа 2001 года. Протокол о его кратковременном задержании был составлен и он был помещен и ИВС только через девять дней после своего задержания. В течение всего этого времени его принуждали оговорить себя. Постановление о задержании было предъявлено ему только 26августа 2001года. Автор сообщения указывает, что ее сын содержался под стражей с 14августа по 26августа 2001года в нарушение пункта 1 статьи 9 Пакта.

3.3 В соответствии со статьей 83 Уголовно-процессуального кодекса прокурор в исключительных случаях может санкционировать такую меру пресечения, как арест, до предъявления обвинения. Однако в Уголовно-процессуальном кодексе не разъясняется смысл и охват "исключительных случаев". Постановление об аресте г‑на Идиева свидетельствует о том, что он был арестован за "совершение преступления", хотя официально обвинения были предъявлены ему только 3сентября 2001 года. Автор сообщения считает, что вынесение постановления об аресте без официального предъявления обвинений является произвольным. Она ссылается на соображения Комитета в деле Мугконг против Камеруна[3], в которых Комитет подтвердил, что понятие "произвольность" не равнозначно понятию "противозаконность", а должно толковаться более широко и включать элементы нецелесообразности, несправедливости, непредсказуемости и противозаконности. В данном случае г‑нИдиев содержался под стражей в течение 22 дней без официального предъявления ему в нарушение пункта 2 статьи 9 Пакта обвинений.

3.4 Автор утверждает, что вынесение постановления об аресте без официального предъявления обвинений также вызывает вопросы в соответствии с пунктом 2 статьи14 Пакта.

3.5 Автор сообщения утверждает, что были нарушены права ее сына, вытекающие из пункта 1 статьи 14, потому что судебное разбирательство было поверхностным и предвзятым. Суд игнорировал отказ г‑на Идиева от своих признательных показаний, полученных под принуждением в ходе предварительного следствия, и отклонил прошение его адвоката допросить сотрудников УБОП и следователя в суде. Последний факт может также вызвать вопросы в связи с пунктом3 е) статьи 14, хотя автор сообщения не ссылается на это положение.

3.6 Автор сообщения настаивает, что были нарушены права ее сына, вытекающие из пункта 3d) статьи 14, поскольку доступ к адвокату был предоставлен ему только 3сентября 2001года. Согласно статье 51 Уголовно-процессуального кодекса участие защитника обязательно по делам лиц, подозреваемых в совершении преступлений, за которые в качестве меры наказания может быть назначена смертная казнь. Всоответствии с принципом №7 Основных принципов, касающихся роли юристов "правительства обеспечивают, чтобы все арестованные или задержанные лица, независимо от того, предъявлено ли им обвинение в совершении уголовного преступления или нет, получали немедленный доступ к юристу"[4].

3.7 Наконец, автор утверждает, что право ее сына на жизнь, защищаемое пунктами 1 и 2 статьи 6, было нарушено из-за различных нарушений положений статьи14, в результате которых был вынесен незаконный и несправедливый смертный приговор.

Замечания государства-участника по вопросу о приемлемости и по существу

4. 20 мая 2004года государство-участник информировало Комитет о том, что смертный приговор г‑нуИдиеву был приведен в исполнение, не указав при этом конкретной даты, поскольку просьба Комитета поступила с опозданием, и что 30апреля 2004года президент Таджикистана объявил о моратории на применение смертной казни. Государство-участник не представило какой-либо подробной информации ни по существу своего сообщения, ни об обстоятельствах казни г‑наИдиева.

Комментарии автора к замечаниям государства-участника

5. 28 мая 2004года автор сообщения представила копию свидетельства о смерти ее сына, указав, что ее сын был казнен 24 апреля 2004 года, т.е. через 11 дней после того, как Комитет направил должным образом государству-участнику просьбу не приводить в исполнение смертный приговор. Она ссылается на другое сообщение, касающееся того же государства-участника, которое было зарегистрировано Комитетом с просьбой не приводить в исполнение смертный приговор предполагаемой жертве 23 февраля 2004 года и в котором сообщалось о том, что сын автора сообщения был казнен в тот же день, что и ее сын, т.е. 24 апреля 2004года. Хотя просьба Комитета была должным образом направлена властям государства-участника за два месяца до фактической даты исполнения приговора, государство-участник объяснило невыполнение своих обязательств, вытекающих из Факультативного протокола, тем фактом, что просьба Комитат была получена с опозданием.

Дополнительная информация, представленная государством-участником

6.1 14апреля 2006года государство-участник препроводило Комитету доклад Генерального прокурора Таджикистана от 28марта 2006года и письмо первого заместителя Председателя Верховного суда. Всвоем докладе Генеральный прокурор напоминает, что, будучи членом банды г‑наСангинова, г‑нИдиев в период между январем 1997 года и июлем 2001 года совершил ряд тяжких преступлений, а именно убийство некого Саломова 25 марта 1998 года, вооруженный грабеж 23мая 1998года и убийство шестилетнего мальчика 12 апреля 1998 года. Вина г‑на Идиева была доказана на основании его собственных признательных показаний, данных в ходе предварительного следствия и в суде, показаний свидетелей, протоколов следственных экспериментов на месте преступления и заключений судебно-медицинской экспертизы. Генеральный прокурор подчеркнул, что утверждения сестры г‑наИдиева о том, что ее брат был силой вовлечен в банду г‑наСангинова, что его арест сотрудниками УБОП был произвольным, что его показания были получены под пыткой и что ему не был вовремя предоставлен адвокат, не нашли своего подтверждения. Материалы предварительного следствия и судебного заседания свидетельствуют о том, что на стадии предварительного следствия и в суде г‑н Идиев давал показания добровольно, без какого-либо принуждения и в присутствии адвоката. Генеральный прокурор делает вывод о том, что суд при установлении вины г‑на Идиева и назначения наказания учел как отягчающие, так и смягчающие обстоятельства, что приговор в отношении него соразмерен совершенным им преступлениям и что нет никаких оснований для возбуждения процедуры пересмотра вынесенного решения в порядке надзора.

6.2 Первый заместитель Председателя Верховного суда указывает, что г‑нИдиев вступил в банду г‑на Сангинова в январе 1997 года и оставался ее активным членом до конца 1998года. Он признал себя виновным в первый день своего ареста и показал, что в 1995 году он дезертировал из российских пограничных войск, расквартированных в Таджикистане, после первых трех месяцев военной службы и стал муджахедином по своей собственной инициативе. Поскольку г‑нИдиев признал себя виновным по всем пунктам обвинения с первого дня своего ареста, применять методы принуждения не было необходимости. Сообщается, что 3 сентября 2001 года г‑ну Идиеву было официально предъявлено обвинение и он дал признательные показания в присутствии адвоката. 12 ноября 2001 года ему было официально предъявлено новое обвинение в убийстве, и он опять признал себя виновным опять-таки в присутствии адвоката. Президент Таджикистана 21 апреля 2004 года отклонил прошение г‑наИдиева о помиловании. Таким образом, делается вывод о том, что нет оснований для смягчения приговора г‑ну Идиеву.

Вопросы и процедуры их рассмотрения Комитетом

Невыполнение просьбы Комитета о принятии временных мер

7.1 Автор сообщения подтверждает, что государство-участник казнило ее сына через 10дней после того, как ее сообщение было зарегистрировано в соответствии с Факультативным протоколом, и что просьба о принятии временных мер защиты была направлена государству-участнику в должные сроки[5]. Комитет отмечает, что государство-участник не оспаривает тот факт, что казнь сына автора сообщения была совершена 24апреля 2004года, т.е. на дату, указанную в свидетельстве о смерти г‑наИдиева, представленном автором сообщения, причем оно обосновывает невыполнение своих обязательств по Факультативному протоколу якобы "поздним получением" просьбы Комитета. Всвязи с этим Комитет напоминает, что 3июня 2004года Комитет, действуя через своего Специального докладчика по временным мерам и новым сообщениям, просил государство-участник представить более подробную информацию о времени и обстоятельствах казни г‑наИдиева и отмечает, что не было получено никакого ответа на эту просьбу от государства-участника. Вданных обстоятельствах Комитет заключает, что государство-участник не представило достаточной информации, которая подтвердила бы, что просьба Комитета о невыполнении смертного приговора г‑ну Идиеву пришла слишком поздно и что в ее позднем получении нельзя винить государство-участник.

7.2 Комитет напоминает[6], что, ратифицировав Факультативный протокол, государство-участник Пакта признает компетенцию Комитета получать и рассматривать сообщения отдельных лиц, утверждающих, что они являются жертвами нарушений любого из прав, изложенных в Пакте (преамбула и статья1). Присоединение к Факультативному протоколу подразумевает готовность государства-участника добросовестно сотрудничать с Комитетом, с тем чтобы он мог рассматривать такие сообщения и после их изучения сообщать свои соображения соответствующему государству-участнику и авторам сообщений (пункты 1 и 4 статьи 5). Любые действия государства-участника, которые могут препятствовать или мешать Комитету в его рассмотрении и изучении сообщения, атакже формулировании и принятии его соображений, несовместимы с указанными обязательствами.

7.3 Помимо любого нарушения Пакта, обнаруженного в сообщении, государство-участник серьезно нарушает свои обязательства по Факультативному протоколу в том случае, если своими действиями оно затрудняет и срывает рассмотрение Комитетом любого сообщения, в котором говорится о нарушении Пакта, или делает рассмотрение сообщения Комитета спорным, а выражение его соображений‑ безрезультатным и бесполезным. Вотношении данного сообщения автор утверждает, что ее сын был лишен прав, предусмотренных в различных статьях Пакта. Будучи уведомленным о сообщении, государство-участник нарушило свои обязательства по Протоколу, казнив предполагаемую жертву прежде, чем Комитет завершил рассмотрение и изучение вопроса, а также подготовку и сообщение своих соображений.

7.4 Комитет напоминает[7], что временные меры, согласно правилу 92 правил процедуры Комитета, принимаемые в соответствии со статьей39 Пакта, имеют по Протоколу важнейшее значение для роли Комитета. Пренебрежение этим правилом, особенно в форме непоправимых мер, таких, как приведение в исполнение смертного приговора, подрывает возможность предусмотренной в Пакте защиты прав на основе Факультативного протокола.

Рассмотрение вопроса о приемлемости

8.1 Прежде чем рассматривать любое утверждение, содержащееся в сообщении, Комитет по правам человека должен в соответствии с правилом 93 своих правил процедуры принять решение о приемлемости или неприемлемости сообщения согласно Факультативному протоколу к Пакту.

8.2 Комитет отмечает, что данный вопрос не рассматривается в соответствии с какой-либо другой процедурой международного разбирательства или урегулирования, как это предусмотрено требованиями пункта 2а) статьи 5 Факультативного протокола. Поскольку государство-участник не представило никаких возражений, Комитет считает, что требования пункта 2b) статьи 5 Факультативного протокола были соблюдены.

8.3 Автор сообщения утверждает, что суд над ее сыном был поверхностным и предвзятым в нарушение пункта1 статьи 14 (см. пункт3.5 выше). Комитет отмечает, что эти утверждения касаются в основном оценки фактов и доказательств судом. Он напоминает, что оценкой фактов и доказательств по конкретному делу, как правило, должны заниматься суды государства - участника Пакта, за исключением тех случаев, когда можно утверждать, что такая оценка была явно произвольной или представляла собой отказ в правосудии[8]. Вотсутствие какой-либо иной информации по этому вопросу, которая подтверждала бы тот факт, что суд над сыном автора сообщения проводился с такими нарушениями, Комитет считает, что эта часть сообщения не подкрепляется достаточными доказательствами, а поэтому является неприемлемой, как того требует статья2 Факультативного протокола.

8.4 Всвязи с жалобами автора сообщения о том, что вынесение постановления об аресте ее сына без официального предъявления обвинений, могут возникнуть вопросы по пункту2 статьи14. Вотсутствие какой-либо иной информации, имеющей отношение к данному вопросу, Комитет считает эту часть неприемлемой, поскольку она не подкрепляется достаточными доказательствами, как того требует статья2 Факультативного протокола.

8.5 Комитет считает, что остальные утверждения, касающиеся пунктов1 и 2 статьи6, статьи7, пунктов1 и 2 статьи9 и пунктов3d), 3е)[9] и 3g) статьи14 были достаточно обоснованы для целей приемлемости, и приступает к их изучению по существу.

Рассмотрение сообщения по существу

9.1 Комитет по правам человека рассмотрел настоящее сообщение с учетом всей информации, представленной ему сторонами, в соответствии с пунктом1 статьи5 Факультативного протокола.

9.2 Автор сообщения утверждает, что работники УБОП избивали и пытали ее сына, чтобы заставить признать себя виновным в нарушение статьи7 и пункта3g) статьи14Пакта. Она заявляет, что ее сын отказался в суде от своих первоначальных признательных показаний на том основании, что они были даны под пыткой, причем суд не принял во внимание отрицания им добровольного характера своих признательных показаний. Вотсутствие какой-либо иной информации, имеющей отношение к этому вопросу, от государства-участника, за исключением его замечания о том, что утверждения сестры г‑наИдиева, согласно которым показания ее брата были получены под пыткой, не нашли подтверждения (пункт6.1 выше), сообщения автора следует признать весомыми. Комитет напоминает, что жалобы на жестокое обращение в нарушение статьи7 должны расследоваться государствами-участниками безотлагательно и беспристрастно[10]. Всвязи с этим Комитет напоминает о подробном описании автором обращения, которому подвергся ее сын. Вданных обстоятельствах он считает, что государство-участник не смогло подтвердить, что его органы не приняли должных мер в связи с утверждениями автора о применении пыток. Государство-участник также не представило копий каких-либо документов о внутренних расследованиях или соответствующих медицинских заключений.

9.3 Более того, что касается утверждения о нарушении прав предполагаемой жертвы, предусмотренных пунктом3g) статьи14 о принуждении к подписанию признательных показаний, Комитет должен учесть принципы, лежащие в основе этой гарантии. Он напоминает, что в соответствии со сложившейся практикой, формулировку пункта 3g) статьи 14, которая предусматривает право каждого "не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным", следует толковать как отсутствие любого прямого или непрямого физического или неоправданного психологического давления со стороны следственных органов на обвиняемых, с тем чтобы добиться признания вины[11]. Комитет напоминает, что в случае, когда признательные показания, полученные с использованием мер принуждения, обязанность доказывания того, что обвиняемый давал эти показания по собственной доброй воле, ложится на государство[12]. Впункте2 статьи4 Факультативного протокола подразумевается обязанность государства-участника добросовестно расследовать все утверждения о нарушениях Пакта им или его органами и представлять Комитету имеющуюся в его распоряжении информацию[13]. Комитет принимает во внимание тот факт, что государство-участник не представило никаких аргументов, подтвержденных соответствующими документами, которые опровергают достаточно обоснованные утверждения автора о том, что ее сына принуждали к признанию вины, хотя у него и была такая возможность, и что автор сообщения достаточно обосновал свою жалобу. Вэтих обстоятельствах Комитет заключает, что имеющиеся в его распоряжении факты свидетельствуют о нарушении статьи 7 и пункта 3g) статьи 14 Пакта.

9.4 Комитет отметил тот факт, что, по утверждению автора, сообщения 14 августа 2001 года ее сын подвергся произвольному аресту, что он незаконно содержался в здании Министерства внутренних дел в течение девяти дней без официального предъявления ему обвинений (см. пункты3.2 и 3.3 выше) и что в этот период его принудили признать себя виновным, что официально обвинения были предъявлены ему только 3сентября 2001года. Комитет отмечает, что эти утверждения не были конкретно опровергнуты государством-участником. Вэтих обстоятельствах и в отсутствие какой-либо иной информации, имеющей отношение к этому делу, утверждения автора следует считать достаточно весомыми. Соответственно, Комитет считает, что представленные факты свидетельствуют о нарушении прав сына автора сообщения, закрепленные в пунктах1 и 2 статьи9 Пакта.

9.5 Комитет принял к сведению жалобу автора сообщения о том, что ее сыну не предоставляли доступа к адвокату до 3сентября 2001года, хотя он был задержан 14 августа 2001 года. Комитет отмечает тот факт, что, хотя сыну автора сообщения грозило несколько обвинений в совершении тяжких преступлений, наказуемых смертной казнью, адвокат не назначался ему до 3сентября 2001года. Он также отмечает, что государство-участник конкретно не опровергло этих утверждений, удовлетворившись только заявлением о том, что 3 сентября 2001 года, а также в суде г‑нИдиев добровольно признал себя виновным в присутствии адвоката. Комитет напоминает общеизвестное правило о том, что лицо, приговоренное к высшей мере наказания, должно быть представлено адвокатом на всех стадиях судебного процесса. Вотсутствие какой-либо иной информации, касающейся этого дела, Комитет считает, что имеющиеся в его распоряжении факты свидетельствуют о нарушении прав сына автора, закрепленных в пункте 3d) статьи14 Пакта. В свете вышеуказанного вывода Комитет не видит необходимости в отдельном рассмотрении жалобы автора сообщения отдельно от остальных утверждений автора сообщения, в связи с которыми могут возникнуть другие вопросы по этому положению.

9.6 Комитет принимает к сведению утверждения автора сообщения о том, что адвокат ее сына подавал в суде ходатайство о вызове в суд и допросе сотрудников УБОП и следователя и что судья без объяснения причин отказался удовлетворить это ходатайство. Комитет напоминает, что гарантия, содержащаяся в пункте3е) статьи14, как вариант применения принципа равенства состязательных возможностей имеет важное значение для обеспечения эффективной защиты обвиняемыми и их защитниками и тем самым обвиняемому гарантируются такие же, как и у стороны обвинения, юридические полномочия требовать присутствия свидетелей и допрашивать или подвергать перекрестному допросу любых свидетелей[14]. Вместе с тем эта гарантия не предоставляет неограниченного права на привлечение к участию в процессе любого свидетеля по требованию обвиняемых или их защитников, а также дает право на допуск свидетелей, имеющих значение для защиты, а также на предоставление надлежащей возможности опросить и оспорить заявления показывающих против них свидетелей на одной из стадий судопроизводства. Вэтих пределах и в зависимости от ограничений, касающихся использования заявлений, признательных показаний и других доказательств, полученных в нарушение статьи7, определять допустимость доказательств и то, каким образом суды оценивают их, надлежит в первую очередь внутренним законодательным органам государств-участников[15]. Внастоящем деле Комитет отмечает, что все лица, упомянутые в ходатайстве, представленном адвокатом г‑наИдиева и отклоненном судом, могли бы представить информацию, касающуюся его жалобы о принуждении к признанию своей вины под пытками во время предварительного следствия. Всвязи с этим Комитет делает вывод о том, что суды государства-участника не выполнили требования в отношении равенства сторон обвинения и защиты в процессе представления доказательств, а это равносильно отказу в правосудии. В этой связи Комитет заключает, что право г‑на Идиева, предусмотренное в пункте 3е) статьи 14, было нарушено.

9.7 Комитет напоминает о своей практике в отношении того, что вынесение приговора осмертной казни в результате процесса, который не соответствовал требованиям справедливого суда, также равносильно нарушению положений статьи6 Пакта[16].

10. Комитет по правам человека, действуя в соответствии с пунктом 4 статьи5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, считает, что предъявленные ему факты свидетельствуют о нарушении прав г‑наИдиева, вытекающих из статьи7, пунктов1 и 2 статьи9, пунктов3d), е) и g) статьи14, и о нарушении пункта2 статьи6 Пакта, который следует рассматривать совместно с пунктами 3d), е) и g) статьи14 Пакта. Государство-участник также нарушило свои обязательства, вытекающие из статьи1 Факультативного протокола.

11. В соответствии с пунктом 3 а) статьи2 Пакта государство-участник обязано обеспечить эффективное средство правовой защиты, включая возбуждение уголовного дела для установления лиц, виновных в жестоком обращении с сыном автора сообщения, и выплату надлежащей компенсации. Государство-участник также обязано принять меры по недопущению аналогичных нарушений в будущем.

12. Учитывая, что, присоединившись к Факультативному протоколу, государство-участник признало компетенцию Комитета выносить решения по факту наличия или отсутствия нарушений Пакта и что согласно статье2 Пакта государство-участник обязано гарантировать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам признаваемые в Пакте права и обеспечить их действенными и имеющими исковую силу средствами правовой защиты в случае установления факта нарушения. Комитет хотел бы получить от государства-участника в течение 180 дней информацию о принятых мерах в ответ на сформулированные Комитетом Соображения. Государству-участнику предлагается также обеспечить публикацию текста Соображений Комитета.

[Принято на английском, испанском и французском языках, причем языком оригинала является английский. Впоследствии будет также издано на арабском, китайском и русском языках в качестве ежегодного доклада Комитета Генеральной Ассамблее.]

------

[1] В рассмотрении данного сообщения принимали участие следующие члены Комитета: г‑нАбдельфаттах Амор, г‑нПрафуллачандра Натварлал Бхагвати, г‑нАхмад Амин Фаталла, г‑нЮдзи Ивасава, г‑жа Хелен Келлер, г‑нЛазхари Бузид, г‑жаЗонке Занеле Майодина, г‑жа Юлия Антоанелла Моток, г‑нРафаэль Ривас Посада, сэрНайджел Родли, г‑нФабиан Омар Сальвиоли, г‑н Кристер Телин и г‑жа Рут Уэджвуд.

[2] Просьба Комитета была направлена в Постоянное представительство государства-участника при Организации Объединенных Наций обычной почтой 13 апреля 2004 года. 14апреля 2004 года в соответствии с правилами 92 и 97 своих правил процедуры Комитет факсом направил свою просьбу в Постоянное представительство и Министерство иностранных дел Таджикистана.

[3] Сообщение №458/1991, Альберт Вомах Муконг против Камеруна (Соображения приняты 21 июля 1994 года, пункт 9.8).

[4] См. Основные принципы, касающиеся роли юристов, восьмой конгресс Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Гавана, 27августа - 7 сентября 1990года, A/CONF.144/28/Rev.1 at118 (1990).

[5] Первоначальное сообщение было получено 13 апреля 2004 года. Просьба Комитета о принятии временных мер (включенная в вербальную ноту, извещающую государство-участник о регистрации этого сообщения) была препровождена органам государства-участника 14апреля 2004года, в том числе и по факсу.

[6] См. сообщение №869/1999, Пиандионг и др. против Филиппин, Соображения приняты 19октября 2000года.

[7] См. сообщение №964/2001, Саидова против Таджикистана, Соображения приняты 8июля 2004года.

[8] См., в частности, сообщение №541/1993, Эррол Симмс против Ямайки, пункт6.2 решения о неприемлемости, принятого 3 апреля 1995года.

[9] См. жалобу на нарушение пункта3е) статьи 14 в пункте3.5 выше.

[10] См., например, сообщение №781/1997, Алиев против Украины, Соображения приняты 7августа 2003года, пункт7.2.

[11] Сообщение №330/1988, Берри против Ямайки, Соображения приняты 4июля 1994года, пункт11.7; сообщение №1033/2001, Сингараса против Шри-Ланки, Соображения приняты 21 июля 2004 года, пункт7.4; и сообщение №912/2000, Деолалл против Гайаны, Соображения приняты 1 ноября 2004 года, пункт 5.1.

[12] Комитет по правам человека, Замечание общего порядка №32, CCPR/C/GC/32, 23августа 2007года, пункт49.

[13] Сообщение №30/1978, Блейер против Уругвая, Соображения приняты 24марта 1980года, пункт13.3.

[14] См. сноску 11 выше, пункт 39.

[15] Там же.

[16] См., в частности, сообщение № 907/2000, Сирагев против Узбекистана, Соображения приняты 1 ноября 2005 года, пункт 6.4.

 

 

поширити інформацію