MENU
Сайт находится в разработке

Лапцевич против Беларуси

Номер дела: CCPR/C/68/D/780/1997
Дата: 20.03.2000
Окончательное: 20.03.2000
Судебный орган: Комитет по правам человека
Страна: Беларусь
Организация:

Представлено: Владимиром Петровичем Лапцевичем[1]

Предполагаемая жертва: Автор сообщения

Дата сообщения: 18 августа 1997 года (первоначальное представление)

 

Процедура

Комитет по правам человека, учрежденный в соответствии со статьей 28 Международного пакта о гражданских и политических правах,

проведя заседание 20 марта 2000 года,

завершив рассмотрение сообщения № 780/1997, представленного Комитету по правам человека г-ном Владимиром Петровичем Лапцевичем в соответствии с Факультативным протоколом к  Международному пакту о гражданских и политических правах,

приняв к сведению все письменные материалы, представленные ему автором сообщения и государством-участником,

принимает следующее:

Соображения согласно пункту 4 статьи 5 Факультативного протокола

1. Автором сообщения является Владимир Петрович Лапцевич, гражданин Беларуси, проживающий в Могилеве, Беларусь. Он утверждает, что является жертвой нарушения Республикой Беларусь пункта 2 статьи 19 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Факты в изложении автора

2. 23 марта 1997 года в центре города Могилева, Беларусь, автор распространял листовки, посвященные годовщине провозглашения независимости Белорусской Народной Республики. Во время распространения листовок к автору подошли сотрудники центрального районного отдела внутренних дел города Могилева, конфисковавшие 37 оставшихся у автора экземпляров листовок, а затем предъявили автору обвинение по статье 172, часть 3, Кодекса об административных правонарушениях за распространение листовок, не имеющих выпускных данных. На основании этого обвинения административная комиссия оштрафовала автора на сумму 390 000 рублей. Автор обжаловал это решение в суде центрального района, который 13 июня 1997 года отклонил его жалобу. Последующие жалобы в областной и Верховный суд были отклонены соответственно 18 июня 1997 года и 22 июля 1997 года. На этом, как предполагается, все имеющиеся внутренние средства правовой защиты были исчерпаны.

Соответствующее внутригосударственное законодательство

3.1. Автор получил наказание за несоблюдение требований, изложенных в статье 26 Закона о печати и других средствах массовой информации ("Закон о печати"). В соответствии с этим положением требуется следующее:

«Каждый выпуск периодического печатного издания должен содержать следующие сведения:
1) название издания;
2) наименование учредителя (соучредителей);
3) имя и фамилию редактора (главного редактора) либо его заместителя;
4) порядковый номер выпуска и даты его выхода в свет, а для газет – также время подписания в печать;
5) указание цены номера (экземпляра) или пометку «Свободная цена» либо «Бесплатно»;
6) тираж;
7) индекс (для изданий, распространяемых через предприятия связи);
8) полные адреса редакции и типографии;
9) регистрационный номер".

3.2. В статье 1 этого же Закона определена область применения данного требования, поскольку в ней, в частности, предусматривается следующее:

«Под «периодическим печатным изданием» имеются в виду газета, журнал, брошюра, альманах, бюллетень, другое издание, имеющее постоянное название, порядковый номер и выходящее в свет не реже одного раза в год…

Правила, установленные настоящим Законом для периодических печатных изданий, применяются в отношении периодического распространения тиражом 300 и более экземпляров текстов, созданных с помощью компьютеров и собранных в их банках и базах сведений, а также в отношении других средств массовой информации, продукция которых распространяется в виде печатных сообщений, плакатов, листовок и других материалов».

3.3. В соответствии со статьей 172, часть 3, Кодекса об административных правонарушениях предусматривается административная ответственность за распространение печатных изданий, изготовленных с нарушением установленного порядка и не имеющих выходных данных, содержание которых направлено на причинение ущерба государственному и общественному порядку, правам и законным интересам граждан. В соответствии с этим Кодексом такие правонарушения наказываются штрафами и/или конфискацией.

Жалоба

4. Автор утверждает, что он является жертвой нарушения его права на свободное выражение своего мнения, закрепленного в пункте 2 статьи 19. Автор заявляет, что принятые против него санкции незаконны, поскольку в его случае статья 172, .часть 3, Кодекса об административных правонарушениях не применима. В этой связи он отмечает, что в листовке содержалась информация о тираже и названии выпустившей ее организации. Он утверждает, что тираж в 200 экземпляров был указан на листовке именно для того, чтобы было ясно видно, что Закон о печати на данное издание не распространяется. Кроме того, отмечается, что листовки не являются ни периодическими изданиями, ни изданиями, предназначенными для продажи, и что им не может быть присвоен серийный номер, индекс или регистрационный номер. Ссылка также делается на статьи 33 и 34 Конституции Республики Беларусь, которые гарантируют право на свободу мнений, убеждений и их свободное выражение и право на распространение информации.

Представление государства-участника и замечания по нему автора сообщения

5.1. В своем сообщении от 16 июля 1998 года государство-участник представляет свои замечания по сути сообщения автора. Во вступительной части государство-участник отмечает, что автор не оспаривает того факта, что 23 марта 1997 года он распространял печатные листовки, содержащие не все выходные данные, требуемые согласно Закону о печати. При этом он совершил правонарушение в соответствии со статьей 172, часть 3, Кодекса об административных правонарушениях. Государство-участник обращает внимание на то, что исключения из требования указывать выходные данные для тиража менее 300 экземпляров на листовки не распространяются.

5.2. Государство-участник также отмечает, что «в содержании распространявшихся автором листовок искажается история становления белорусского государства, указывается на якобы имевшую место оккупацию большевиками, о вооруженной борьбе белорусов против «оккупантов», содержится призыв к подражанию «этой борьбе» за независимость Беларуси в настоящее время».

5.3. В заключение государство-участник утверждает, что белорусское законодательство и правоприменительная практика в данной области полностью соответствуют обязательствам государства-участника по статье 19 Пакта.

6.1. В своих замечаниях от 15 октября 1998 года автор оспаривает тот факт, что в листовках «искажается история становления белорусского государства». Он утверждает, что получил высшее образование на историческом факультете одного из лучших университетов в Беларуси и что все даты и факты, изложенные в листовке, исторически верны. Автор согласен с тем, что он назвал большевиков «оккупантами», но указывает, что Республика Беларусь является «неидеологизированным» государством, и утверждает, что любое наказание, обусловленное использованием этого выражения, противоречит статье 19 Пакта.

6.2. Автор настаивает на том, что в листовке не содержалось никаких сведений, которые можно интерпретировать как призыв к вооруженной борьбе против большевиков за независимость Беларуси в настоящее время. Автор утверждает, что принятые в отношении него санкции являются предвзятыми и равнозначны преследованию по политическим мотивам, поскольку он возглавляет могилевское отделение оппозиционной партии - Белорусской социально-демократической партии «Народная Грамада».

Вопросы и порядок их рассмотрения в Комитете

7.1. Прежде чем рассматривать любые утверждения, содержащиеся в сообщении, Комитет по правам человека в соответствии со статьей 87 своих правил процедуры должен принять решение о том, является ли оно приемлемым на основании Факультативного протокола к Пакту.

7.2. Комитет отмечает, что, как утверждает автор, он исчерпал все внутренние средства правовой защиты и что государство-участник этот факт не оспаривает. Следовательно, Комитету неизвестно ни о каких препятствиях для признания приемлемости сообщения, и поэтому он приступает к его рассмотрению по существу в свете информации, представленной ему сторонами, как это требуется пунктом 1 статьи 5 Факультативного протокола.

8.1. Первым вопросом, который должен рассмотреть Комитет, является вопрос о том, представляет ли собой применение статьи 26 Закона о печати в отношении дела автора, повлекшее за собой конфискацию листовок и последующий штраф, ограничение права автора на свободное выражение своего мнения по смыслу пункта 3 статьи 19. Комитет отмечает, что в соответствии с законом издатели периодических изданий, определенных в статье 1, обязаны указывать некоторые выходные данные, в том числе индекс и регистрационный номер, которые, по словам автора, могут быть получены только у административных органов. По мнению Комитета, введя такие требования в отношении листовок тиражом в 200 экземпляров, государство-участник установило препятствия, которые ограничивают право авторараспространятьинформацию, закрепленную в пункте 2 статьи 19.

8.2. Комитет отмечает, что статья 19 допускает только ограничения, установленные законом и необходимые а) для уважения прав и репутации других лиц; и b) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения. Право на свободное выражение мнения имеет первостепенное значение в любом демократическом обществе, и любые ограничения на осуществление этого права должны быть полностью обоснованы.[2]

8.3. Комитет отмечает, что, согласно доводам автора, часть 3 статьи 172 Кодекса об административных правонарушениях к нему не применяется и что принятые против него санкции, таким образом, являются незаконными и представляют собой нарушение статьи 19 Пакта. Однако Комитет не в состоянии повторно оценить выводы белорусских судов в отношении применимости указанного положения, которое, по всей видимости, может толковаться по-разному (см. пункт 3.2 выше). Тем не менее, даже если введенные против автора санкции на основании внутригосударственного законодательства допускаются, государство-участник должно доказать, что они необходимы для одной из законных целей, предусмотренных в пункте 3 статьи 19.

8.4. В очень кратком сообщении государства-участника, изложенном в пункте 5.2 выше, отмечается, что такие санкции были необходимы для защиты национальной безопасности, и при этом делается ссылка на содержание письменных утверждений автора. Однако ничто в представленных Комитету материалах не позволяет предположить, что действия полиции или заключения судов основаны на чем-либо ином, кроме довода об отсутствии необходимых выходных данных. Поэтому единственным вопросом, на который должен найти ответ Комитет, является вопрос о том, можно ли считать санкции против автора за невключение сведений, требуемых по Закону о печати, необходимыми для охраны общественного порядка или для уважения прав и репутации других лиц.

8.5. В этой связи Комитет отмечает, что, по утверждению государства-участника, требования, изложенные в статье 26 Закона о печати, в целом полностью соответствуют Пакту. Однако оно не предприняло никаких попыток для изучения обстоятельств конкретного дела автора и разъяснения причин в отношении требования о том, что до опубликования и распространения листовок тиражом в 200 экземпляров он должен был зарегистрировать свое издание в административных органах и получить соответствующие индекс и регистрационный номер. Кроме того, государство-участник не разъяснило, почему это требование необходимо для одной из законных целей, указанных в пункте 3 статьи 19, и почему нарушение этих требований должно влечь за собой не только санкции в виде штрафа, но также конфискацию листовок, которые оставались у автора. В отсутствие какого-либо разъяснения, оправдывающего применение требований в отношении регистрации и приняты мер, Комитет считает, что их нельзя рассматривать в качестве мер, необходимых для охраны общественного порядка или для уважения прав и репутации других лиц. Поэтому Комитет делает вывод о том, что в данном случае пункт 2 статьи 19 был нарушен.

9. Комитет по правам человека, действуя в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, заключает, что имеющиеся в его распоряжении факты свидетельствуют о нарушении пункта 2 статьи 19 Международного пакта о гражданских и политических правах.

10. В соответствии с пунктом 3 а) статьи 2 Пакта государство-участник обязано обеспечить г-ну Лапцевичу эффективное средство правовой защиты, включая компенсацию в размере суммы не менее нынешнего размера штрафа и любых понесенных автором судебных издержек. Государство-участник обязано также принять меры для предупреждения подобных нарушений в будущем.

11. Принимая во внимание тот факт, что, став государством - участником Факультативного протокола, государство-участник признало компетенцию Комитета определять, имело ли место нарушение Пакта, и что в соответствии со статьей 2 Пакта государство-участник обязалось обеспечить всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам права, признаваемые в Пакте, и предоставлять обеспеченное правовой санкцией эффективное средство правовой защиты в случае установления факта нарушения, Комитет хотел бы получить от государства-участника в течение 90 дней информацию о мерах, принятых для осуществления содержащейся в соображениях Комитета рекомендации. К государству-участнику также обращается просьба опубликовать соображения Комитета.

[Принято на английском, испанском и французском языках, причем языком оригинала является английский. Впоследствии также выпущено на арабском, китайском и русском языках в качестве части настоящего доклада.]

[1] В рассмотрении настоящего сообщения приняли участие следующие члены Комитета: г-н Абдельфаттах Амор, г-н Нисуке Андо, г-н Прафуллачандра Натварлал Бхагвати, г-жа Кристина Шане, лорд Колвилл, г-жа Элизабет Эват, г-н Экарт Кляйн, г‑н Дэвид Крецмер, г-н Раджсумер Лаллах, г-н Мартин Шейнин, г-н Иполито Солари Иригойен, г-н Роман Верушевский и г-н Максуэлл Ялден.

[2] См., в частности, сообщение № 574/1994, Ким против Республики Кореи, соображения от 3 ноября 1998 года, и сообщение № 628/1995, Пак против Республики Кореи, соображения от 20 октября 1998 года.

поширити інформацію