MENU
Сайт находится в разработке

Праведной сестрой Джозефой и и другими против Шри-Ланки

Номер дела:
Дата: 21.10.2005
Окончательное:
Судебный орган:
Страна:
Организация:

Решение Комитета по правам человека в соответствии с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах относительно

Сообщения № 1249/2004

Представлено: праведной сестрой Джозефой и 80 сестрами-наставницами миссии "Святого Креста Третьего ордена св. Франциска в Менцингене" в Шри-Ланке (адвокатом не представлены)

Предполагаемые жертвы: авторы сообщения

Государство-участник: Шри-Ланка

Дата принятия возражений: 21 октября 2005 года

1. Автором сообщения, первоначально датированного 14 февраля 2004 года, является праведная сестра Джозефа, гражданка Шри-Ланки, католическая монахиня, служащая в настоящее время настоятельницей миссии "Святого Креста Третьего ордена св. Франциска в Менцингене" в Шри-Ланке ("Орден"). Она представляет сообщение от своего имени и от имени других 80 сестер Ордена, которые прямо поручили ей действовать от их имени. Они утверждают, что стали жертвами нарушений Шри-Ланкой пункта 1 статьи 2; пункта 1 статьи 18; пункта 2 статьи 19 и статей 26 и 27 Пакта. Факультативный протокол вступил в силу для Шри-Ланки 3 января 1998 года. Авторы адвокатом не представлены.

Обстоятельства дела

2.1 Авторы утверждают, что Орден, основанный в 1900 году, занимается, помимо прочего, просветительской и другой благотворительной и общинной деятельностью в интересах представителей всего общества в целом, независимо от их расы или религии. В июле 2003 года Орден подал ходатайство о регистрации, которое в Шри-Ланке осуществляется посредством принятия соответствующего нормативного акта. Генеральный прокурор, который, по утверждению авторов, должен в соответствии со статьей 77 Конституции изучать каждый законопроект на предмет его соответствия Конституции, не представил Президенту доклада о наличии нарушений. После опубликования соответствующего акта в правительственном вестнике в первую инстанцию Верховного суда 14 июля 2003 года поступило от, по всей видимости, частного лица ("возражающая сторона") возражение в отношении двух его статей в совокупности с преамбулой[1].

2.2. Не известив Орден о возражении и не ознакомившись с его мнением, Верховный суд заслушал возражающую сторону и Генерального прокурора по этому вопросу. Авторы заявляют, что Генеральный прокурор, который в техническом плане отвечает за применяемые процедуры, поддержал доводы возражающей стороны. 1 августа 2003 года Верховный суд издал свое специальное определение, в котором он удовлетворил ходатайство возражающей стороны на основе несовместимости законопроекта со статьями 9 и 10 Конституции. Суд счел, что оспариваемые положения законопроекта "создают ситуацию, при которой соблюдение и отправление религии или убеждений сочетаются с деятельностью, связанной с предоставлением неопытным [sic], беззащитным и уязвимым людям материальных и иных благ в целях распространения религии. Предусмотренные в законопроекте виды [социально-экономической] деятельности неизбежно привели бы к оказанию ненужного и ненадлежащего давления на бедствующих и нуждающихся людей, имеющих право на свободу мысли, совести и религии и свободу исповедовать или принимать религию или убеждения по собственному выбору, как это предусмотрено в статье 10 Конституции". В этой связи Суд пришел к выводу, что "в Конституции не признается основное право на распространение религии". При формулировании этого вывода Суд сослался на статью 18 Всеобщей декларации прав человека и Пакта, а также на решения по двум делам, вынесенные Европейским судом по правам человека[2].

2.3. Суд рассмотрел далее ходатайство в свете статьи 9 Конституции, которая гласит, что: "В Республике Шри-Ланка буддизму отводится центральное место, и государство соответственно защищает и поддерживает учение "Будда Сасана", обеспечивая при этом всем религиям права, предусмотренные в статьях 10 и 14 (1) е)". Суд счел, что "распространение и расширение христианства, как это указано в статье 3 [законопроекта], недопустимы, поскольку это угрожает самому существованию буддизма или учения "Будда Сасана". Кроме того, подпункты 1 а) и b) статьи 3 касаются распространения религиозных знаний, и поэтому они несовместимы со статьей 9 Конституции.

2.4 Авторы отмечают, что при формулировании этих выводов Суд сослался на решения по двум предшествующим делам, в которых аналогичные законопроекты о регистрации христианских ассоциаций были признаны неконституционными. После принятия этого решения, которое не могло быть обжаловано или пересмотрено, законопроект может быть введен в действие только в том случае, если за него проголосуют две трети депутатов парламента или если он будет одобрен на народном референдуме.

Жалоба

3.1. Авторы утверждают, что вышеуказанные факты свидетельствуют о нарушениях пункта 1 статьи 2, а также статьи 26, статьи 27, пункта 1 статьи 18 и пункта 2 статьи 19. В отношении пункта 1 статьи 2 в совокупности со статьей 26 авторы утверждают, что представления Генерального прокурора против законопроекта и определение Верховного суда являются нарушениями этих прав. Генеральный прокурор, не признав каких-либо конституционных упущений в соответствии со статьей 77, был обязан в порядке обеспечения равенства перед законом занять в суде такую же позицию, учитывая тот факт, что Орден, будучи затронутой стороной, не был ни уведомлен, ни выслушан. Определение того, что статья 3 законопроекта несовместима со статьей 9 Конституции, было тем более нелогичным и произвольным, что нарушало основные нормы равенства, закрепленные в статье 26. Ссылаясь на решение Комитета по делуВалъдман против Канады[3], авторы утверждают, что отказ в регистрации Ордена в условиях, когда многие нехристианские религиозные объединения, преследующие аналогичные цели, проходят регистрацию, является нарушением статьи 26. В подтверждение своих утверждений автор приводит (неполный) перечень из 28 зарегистрированных религиозных объединений с указанием их уставных целей, причем большинство из этих объединений является буддийскими при наличии нескольких мусульманских и полном отсутствии христианских.

3.2. Касаясь статьи 27, авторы ссылаются на принятое Комитетом Замечание общего порядка № 22 в том смысле, что официальное признание какой-либо религии в качестве государственной не должно ущемлять осуществление других прав, закрепленных в Пакте. В этой связи ссылка Суда на примат буддизма, закрепленный в статье 9, в качестве обоснования неконституционности законопроекта, является нарушением статьи 27. Авторы подчеркивают, что подобно множеству других религиозных органов, получивших регистрацию, Орден сочетает благотворительную и гуманитарную деятельность (названную судом социально-экономической деятельностью) с религиозной деятельностью, что является общей практикой для всех религий. Требование об ограничении благих дел приверженцев той или иной религии является дискриминацией и в то же время противоречит целям деятельности других религиозных органов, получивших регистрацию. Кроме того, распространение убеждений является неотъемлемой частью проповедования и исповедования религии; фактически все основные религии в Шри-Ланке (буддизм, индуизм, ислам и христианство) появились в результате их распространения. В любом случае, авторы утверждают, что за 70 лет существования Ордена в Шри-Ланке не было представлено данных или сообщено ни об одном случае склонения или побуждения к переходу из одной религии в другую. В этой связи этот аспект религиозной практики защищается правами, которыми члены Ордена пользуются в соответствии со статьей 27 Пакта.

3.3. В отношении пункта 2 статьи 18 и пункта 2 статьи 19 авторы утверждают, что наложенное судом ограничение на социально-экономическую деятельность Ордена является нарушением прав его членов согласно этим положениям. Право на распространение и популяризацию знаний о религии также охватывается этими статьями и не ограничивается наличием «основной» государственной религии. Ни одно из направлений деятельности Ордена не носит принудительный характер и поэтому пункт 2 статьи 18 неприменим к законной деятельности Ордена. Ссылаясь на статью 6 Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии и убеждений как на руководство по толкованию Пакта, автор утверждает далее, что невозможность владеть имуществом от имени Ордена резко ограничивает его действительные возможности по созданию мест отправления культа, а также благотворительных и гуманитарных учреждений. Представления Генерального прокурора и квалификация Верховным судом деятельности Ордена как потенциально принудительной в случае регистрации полностью лишены оснований и не подтверждаются фактами.

Представления государства-участника относительно приемлемости и существа сообщения

4.1. В своих представлениях от 15 апреля 2004 года и 21 марта 2005 года государство-участник подвергло сомнению приемлемость и существо сообщения. Вначале государство-участник, излагая свое понимание утверждений автора, отметило три аспекта: а) что автору не была предоставлена возможность быть заслушанным в Верховном суде до вынесения Судом своего определения, b) что Генеральный прокурор поддержал представления подателя жалобы в Верховном суде и с) что само определение Верховного суда является нарушением прав автора по Пакту.

4.2. Что касается утверждения о том, что авторам не была предоставлена возможность быть заслушанными в Верховном суде до вынесения Судом своего определения, то государство-участник разъясняет, что, согласно статье 78 Конституции, любой законопроект подлежит публикации в правительственном бюллетене по крайней мере за семь дней до его включения в повестку дня парламента. Далее Конституцией определяется процедура, которая должна соблюдаться после включения законопроекта в повестку дня парламента. Согласно статье 121 Конституции Верховный суд наделен исключительным правом определять, противоречит ли законопроект или какое-либо его положение Конституции. Это право может быть истребовано Президентом в письменном обращении к Председателю Верховного суда или любым гражданином по письменному заявлению в Суд. Любое заявление должно направляться в течение недели после включения законопроекта в повестку дня парламента.

4.3. После такого истребования права Суда парламентские слушания законопроекта не могут проводиться до истечения трехнедельного срока или до вынесения Судом определения по делу, в зависимости от того, что происходит раньше. Заседания Суда носят открытый характер и любое лицо, заявляющее о своей заинтересованности в вынесении определения по рассматриваемому вопросу, может ходатайствовать перед Судом о предоставлении ему статуса участника. Суд представляет свое определение президенту или председателю парламента в течение трех недель после получения заявления. В случае, если Суд обнаружит несоответствие с Конституцией, законопроект должен приниматься квалифицированным большинством в две трети голосов всех членов парламента, а если законопроект касается статей 1-3 или 6-11 Конституции он также должен быть одобрен на всенародном референдуме. Членам парламента известно, когда любой законопроект включается в повестку дня парламента.

4.4. Государство-участник разъясняет, что рассматриваемый законопроект был представлен в качестве личного законопроекта. Как таковой он не рассматривался Генеральным прокурором в соответствии со статьей 77 Конституции, и по поводу него Генеральный прокурор не высказывал никаких соображений. Если авторы хотели участвовать в разбирательстве, им следовало проявить бдительность и проверить по регистрационному журналу Суда, было ли в нем зарегистрировано какое-либо заявление в течение недели после включения законопроекта в повестку дня парламента. Если бы такое должное старание было проявлено и подано заявление об участии, то не существует каких-либо видимых причин для того, чтобы Суд отклонил это заявление, что оказалось бы беспрецедентным фактом. В этой связи речь идет скорее не об отказе в возможности быть выслушанными, а явно о том, что автор не предпринял надлежащих шагов для того, чтобы воспользоваться этой возможностью, и теперь авторы лишены права на возражение иным образом.

4.5. Что касается утверждения о том, что Генеральный прокурор поддержал в Верховном суде подателя жалобы, то государство-участник отмечает, что когда дело касается статьи 121 Конституции, Конституция предусматривает необходимость уведомления и заслушивания Генерального прокурора. На этом этапе он должен рассмотреть возражения в отношении конституционности переданных ему положений и оказать содействие Суду в вынесении определения. Генеральный прокурор ранее не высказывал соображений по поводу конституционности законопроекта, поскольку он носил личный характер, но даже если бы он сделал это, то было бы абсолютно неправильным и необоснованным полагать, что это более раннее определение связывало бы его при рассмотрении вопроса в рамках процедур, предусмотренных статьей 121.

4.6. Что касается утверждения о том, что само определение Верховного суда являлось нарушением прав авторов по Пакту, то государство-участник отмечает, что Верховный суд уполномочен не изменять Конституцию, а только толковать ее в рамках ее положений. Суд рассмотрел внесенные представления, принял во внимание предыдущие определения и аргументировал свои заключения. В любом случае авторы, не проявив должного старания для обеспечения своего права быть выслушанными, лишаются права на опротестование определения суда в другой инстанции. В этой связи государство-участник, касаясь всех трех утверждений, отмечает, что авторы не исчерпали внутренние средства правовой защиты.

4.7. Государство-участник утверждает также, что определение Верховного суда не запрещает авторам заниматься своей предыдущей деятельностью в Шри-Ланке. Государство-участник отмечает, что определения Суда по статье 121 не являются обязательными для судов более низкой инстанции, и поэтому эти суды не должны ограничивать право авторов на занятие законной религиозной деятельностью. Этого, со своей стороны, не предполагает и определение Верховного суда.

4.8. Кроме того, определение Суда не запрещает парламенту принять законопроект, который, несмотря на несоответствие статьям 9 и 10 Конституции, может быть по-прежнему принят квалифицированным большинством членов парламента и на референдуме. В альтернативном порядке несоответствующие Конституции положения законопроекта могут быть изменены, а законопроект повторно представлен в парламент.

Комментарии автора по представлениям государства-участника

5.1. В письме от 30 мая 2005 года авторы отмечают, что государство-участник ограничилось ответом на три второстепенных утверждения, которые не составляют сути их дела. Авторы утверждают, что вопрос заключается не в том, препятствует ли определение Суда осуществлению ими своей деятельности, а скорее в том, нарушены ли права по Пакту по причинам, подробно изложенным в жалобе. Во внутреннем праве не предусмотрено никаких средств правовой защиты против определения Верховного суда, которое является окончательным и, следовательно, рассмотрение его существа в Комитете является оправданным.

5.2. Что касается ответа государства-участника в отношении возможности быть выслушанными, то авторы подчеркивают, что только председатель парламента и Генеральный прокурор получают предписывающее уведомление о применении статьи 121, причем в нем не содержится требования об уведомлении затронутых сторон, т.е. применительно к настоящему делу таких сторон, которые имели отношение к законопроекту о регистрации органа. По некоторым личным законопроектам Верховный суд откладывал слушания и уведомлял соответствующего члена парламента, если он желал быть выслушанным[4]. В данном деле ни соответствующий член парламента, ни авторы уведомлены не были, что является нарушением пункта 1 статьи 2 в связи со статьей 26 Пакта.

5.3 Авторы утверждают, что если Генеральный прокурор мог отклониться в рамках процедур по статье 121 от требований ранее полученного конституционного уведомления, то само это уведомление лишается всякого смысла. Возможность произвольно менять такие мнения создает предпосылки для серьезных злоупотреблений и, несомненно, затрагивает права частных лиц в нарушение статьи 21 в связи со статьей 26 Пакта. Авторы утверждают также, что ответ государства- участника по поводу претензии о несоответствии Пакту определения Верховного суда, из которого следует, что Суд вынес определение в рамках применимой правовой основы, является недостаточным ответом на их жалобу.

Вопросы и процедура их рассмотрения в Комитете Рассмотрение вопроса о приемлемости

6.1. До рассмотрения любой жалобы, содержащейся в каком-либо сообщении, Комитет по правам человека должен в соответствии с правилом 93 своих правил процедуры принять решение о том, является ли данное сообщение приемлемым согласно Факультативному протоколу к Пакту.

6.2. В отношении исчерпания внутренних средств правовой защиты Комитет принимает к сведению довод государства-участника о том, что авторы не проявили должного старания с тем, чтобы удостовериться через повестку дня парламента и затем регистрационный журнал Верховного суда, было ли зарегистрировано какое-либо заявление по статье 121 Конституции, и соответственно подать ходатайство о желании быть выслушанными. Комитет считает, что, помимо наличия исключительных неотложных обстоятельств exparte, в тех случаях, когда Суд заслушивает заявления, прямо затрагивающие права того или иного лица, элементарные понятия справедливости и нормы правосудия, предусмотренные в пункте 1 статьи 14 Пакта, требуют, чтобы затронутая сторона была уведомлена о разбирательстве, особенно когда решение о правах является окончательным. В данном деле ни члены Ордена, ни представивший законопроект член парламента не были уведомлены о предстоящем разбирательстве. Учитывая не в последнюю очередь тот факт, что в ходе предыдущих разбирательств Суд по имеющейся у Комитета информации уведомлял членов парламента о таких разбирательствах, авторов нельзя винить в том, что они не подали в Суд ходатайство об участии в процессе. Комитет отмечает, что в любом случае могут возникать сомнения в отношении эффективности такого средства правовой защиты, учитывая требования о решении сложных конституционных вопросов, включая соответствующую устную аргументацию, в течение трех недель после регистрации претензии при условии получения такой претензии в течение недели с момента публикации законопроекта в повестке дня парламента. Из этого следует, что сообщение не является неприемлемым из-за неисчерпания внутренних средств правовой защиты.

6.3. Что касается утверждения о том, что права авторов по статьям 2 и 26 Пакта были нарушены Генеральным прокурором, опротестовавшим конституционность законопроекта в Суде, хотя ранее он не высказывался по поводу его несоответствия Конституции, то государство-участник без всяких опровергающих доказательств разъяснило, что обязанность Генерального прокурора проверять конституционность законопроектов на начальной стадии не распространяется на личные законопроекты, каковым является рассматриваемый законопроект. Соответственно соображения Генерального прокурора, высказанные в рамках процедур по статье 121, были его первыми официальными соображениями по делу, на которые ранее занятая позиция не влияет. В этой связи Комитет считает, что данное утверждение недостаточно обосновано для целей приемлемости и соответственно является неприемлемым согласно статье 2 Факультативного протокола.

6.4. В отсутствие любых других возражений в отношении приемлемости сообщения и отмечая, в частности, что статьи 18 и 22 Пакта гарантируют свободу религии, исповедуемую сообща с другими, Комитет считает остальные выдвинутые претензии достаточно обоснованными для целей приемлемости и приступает к рассмотрению их существа.

Рассмотрение сообщения по существу

7.1. Комитет по правам человека рассмотрел настоящее сообщение в свете всей информации, представленной ему сторонами, в соответствии с пунктом 1 статьи 5 Факультативного протокола.

7.2. В отношении претензии по статье 18 Комитет отмечает, что основным принципом многих религий, в том числе, по словам авторов, их собственной, является распространение знаний, проповедование своих убеждений среди других людей и оказание помощи другим людям. Эти аспекты являются частью исповедования религии и свободного выражения мнения отдельных лиц, и в этой связи они пользуются защитой в соответствии с пунктом 1 статьи 18 в той степени, в какой они не ограничиваются должным образом принятием мер, совместимых с пунктом 3[5]. Авторы заявили, а государство-участник не опровергло, что регистрация Ордена позволит им более эффективно решать религиозные и светские задачи их Ордена, включая, например, создание мест отправления культа. Действительно, законопроект преследовал эту цель, которая была отражена в статье о направлениях деятельности. Из этого следует, что определение Верховного суда о неконституционности законопроекта ограничило права авторов на свободное исповедование религии и убеждений, которые согласно пункту 3 соответствующей статьи подлежат лишь ограничениям, установленным законом и необходимым для охраны прав свобод других лиц и общественной безопасности порядка, здоровья и морали. Хотя определение Суда, несомненно, является ограничением, установленным законом, предстоит определить, является ли это ограничение необходимым для какой-либо из перечисленных целей. Комитет отмечает, что разрешенные ограничения предусмотренных Пактом прав, являясь изъятиями из осуществления конкретного права, должны подлежать узкому толкованию и тщательному рассмотрению причин, выдвигаемых в порядке их обоснования.

7.3. В данном деле государство-участник не сделало попытки обосновать посягательство на права, ограничившись ссылкой на причины, изложенные в решении самого Верховного суда. В этом решении Суд счел, что в своей деятельности Орден, предоставляя уязвимым людям материальные и иные блага, будет принудительно или иным ненадлежащим способом распространять религию. В этом решении Суд не привел никаких доказательных или фактических оснований для такой оценки и не увязал эту оценку с аналогичными благами и услугами, предоставляемыми другими зарегистрированными религиозными органами. В решении не содержится также никакого обоснования вывода о том, что законопроект будет «угрожать самому существованию буддизма или учения «Будда Сасана»», в том числе через распространение знаний о религии. Кроме того, Комитет отмечает, что международное прецедентное право, упомянутое в решении, не подтверждает выводов Суда. По одному делу уголовное преследование было возбуждено против частной стороны за прозелитизм в связи с нарушением свободы религии. По другому делу уголовное преследование было допустимым против военнослужащих как представителей государства за прозелитизм в отношении некоторых подчиненных, а не за прозелитизм частных лиц вне вооруженных сил. В этой связи, по мнению Комитета, выдвинутые по данному делу основания были недостаточными для доказательства с точки зрения Пакта того, что рассматриваемые ограничения были необходимы по одной или нескольким из перечисленных причин. Из этого следует, что имеет место нарушение пункта 1 статьи 18 Пакта.

7.4. Что касается претензии по статье 26, то Комитет ссылается на свою устоявшуюся правовую практику, согласно которой должна проводиться разумная и объективная дифференциация с целью недопущения признания факта дискриминации, в частности по перечисленным в статье 26 причинам, которые включают религиозные убеждения. В рассматриваемом деле авторы представили широкий перечень других религиозных объединений, которые были зарегистрированы и которые преследовали те же цели, что и Орден авторов сообщения. Государство-участник не разъяснило, почему Орден авторов находится в ином положении или почему для иного отношения к их претензиям существуют разумные и объективные основания. В этой связи, как это отметил Комитет в делеВалъдман против Канады[6], такой дифференцированный режим в предоставлении того или иного преимущества государством должен осуществляться без какой-либо дискриминации на основании религиозных убеждений. Таким образом, несоблюдение этого положения в рассматриваемом деле является нарушением провозглашенного в статье 26 права на свободу от дискриминации на основании религиозных убеждений.

7.5. Что касается последней жалобы на то, что Верховный суд принял отрицательное определение в отношении ходатайства авторов без уведомления о рассмотрении и без предоставления возможности быть заслушанными, то Комитет ссылается на свои соображения в контексте приемлемости, изложенные в пункте 6.2. Как отметил Комитет по делуКаванах против Ирландии1, понятие равенства перед законом предполагает, что находящимся в одинаковом положении лицам должны предоставляться одинаковые условия в судах, если не существуют объективные и разумные основания, оправдывающие дифференциацию. В данном деле государство-участник не обосновало, почему по другим делам затронутые стороны были уведомлены о рассмотрении, чего не было сделано в данном деле. В этой связи Комитет приходит к выводу о нарушении положений, изложенных в первом предложении статьи 26, которые гарантируют равенство перед законом.

7.6. По мнению Комитета, претензии по статьям 19 и 27 не вносят новых обстоятельств в рассмотренные выше вопросы и поэтому рассматривать их отдельно нет необходимости.

8. Комитет по правам человека, действуя в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, считает, что установленные им факты свидетельствуют о нарушении Шри-Ланкой пункта 1 статьи 18 и статьи 26 Пакта.

9. В соответствии с пунктом 3 а) статьи 2 Пакта государство-участник обязано предоставить авторам эффективное средство правовой защиты при полном соблюдении их прав по Пакту. Государство-участник также обязано не допускать подобных нарушений в будущем.

10. С учетом того, что, присоединившись к Факультативному протоколу, государство-участник признало компетенцию Комитета выносить решения по факту наличия или отсутствия нарушений Пакта и что согласно статье 2 Пакта государство-участник обязано гарантировать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам признаваемые в Пакте права и обеспечивать их эффективными и имеющими исковую силу средствами правовой защиты в случае установления факта нарушения, Комитет хотел бы получить от государства-участника в течение 90 дней информацию о принятых мерах во исполнение сформулированных Комитетом Соображений. Государству-участнику предлагается также обеспечить публикацию текста Соображений Комитета.

[1] К оспариваемым статьям нормативного акта относились статьи 3 и 5 в совокупности с преамбулой. Они предусматривали следующее:

Преамбула

"ПРИНИМАЯ ВО ВНИМАНИЕ, что миссия "Сестры-наставницы [Орден]" образовалась как конгрегация для распространения религии путем создания и содержания католических школ, и других школ, получающих помощь от государства пли содержащихся им, и занимается общеобразовательной и профессиональной подготовкой в разных частях Шри-Ланки и созданием и содержанием сиротских приютов и домов для детей и престарелых;

ПРИНИМАЯ ТАКЖЕ ВО ВНИМАНИЕ, что регистрация [Ордена] стала необходимой для более эффективного осуществления, продвижения и достижения вышеуказанных целей;

ПРИНИМАЯ ТАКЖЕ ВО ВНИМАНИЕ, что должная регистрация [Ордена] является целесообразной мерой" Статья 3

  1. Общими заявляемыми целями, для которых создается юридическое лицо, являются:
  2. распространение знаний о католической религии;
  3. проведение религиозной, общеобразовательной и профессиональной подготовки молодежи;
  4. преподавание в дошкольных учреждениях, школах, колледжах и учебных заведениях;
  5. работа в лечебницах, клиниках, больницах, лагерях беженцев и подобных заведениях;
  6. создание и содержание яслей, детских садов, домов для престарелых, сиротских приютов, лечебниц и передвижных клиник для детей, престарелых, сирот, нуждающихся и больных;
  7. формирование общества, основанного на любви и уважении каждого и всех;
  8. организация и осуществление деятельности и услуг, направленных на содействие осуществлению вышеуказанных целей юридического лица.

Статья 5 наделяет юридическое лицо правом приобретать, владеть и распоряжаться движимым и недвижимым имуществом для целей, изложенных в нормативном Акте.

2 ДелоКоккинакис против Греции, ходатайство 14307/88, решение от 19 апреля 1993 года и делоЛариссис против Греции, ходатайства 23372/94, 26377/94 и 26378/94, решение от 24 февраля 1998 года.

[3]Дело № 694/1996, соображения, принятые 3 ноября 1999 года

4 Авторы приводят пример законопроекта под названием "Девятнадцатая поправка к Конституции", представленного членом парламента в личном качестве с целью, в частности, признания буддизма в качестве официальной государственной религии.

[5] См.Малаховский и др. против Беларуси, дело № 1207/2003, Соображения, принятые 26 июля 2005 года, и статью 6 Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений, резолюцию 36/55 Генеральной Ассамблеи от 25 ноября 1981 года, которая гласит: ".право на свободу мысли, совести, религии или убеждений включает, в частности, следующие свободы: ...

b) создавать и содержать соответствующие благотворительные и гуманитарные учреждения".

[6] Там же.

 

 

поширити інформацію