MENU
Сайт находится в разработке

Щокин против Украины

Номер дела: 23759/03 и № 37943/06
Дата: 14.10.2010
Окончательное: 14.01.2011
Судебный орган: ЕСПЧ
Страна: Украина
Организация:

Справочная информация

Статус - решение станет окончательным при условиях, изложенных в статье 44 § 2 Конвенции

Официальное цитирование – Shchokin v. Ukraine, nos. 23759/03 и № 37943/06, § …, 14 October 2010

Официальный текст (анг)

Русский перевод в формате PDF

По делу Щокина против Украины,

Европейский Суд по правам человека (Пятая секция), заседая Палатой в составе:

Пеер Лоренсен, Председатель,
Карел Юнгвейрт,
Рейт Марусте,
Марк Виллинджер,
Изабель Берро-Лефевр,
Мирьяна Лазарова Трайковска,
Ганна Юдкивська, судьи,
и Клаудия Вестердийк, Секретарь секции,

после обсуждения за закрытыми дверями   21 сентября 2010 года,

провозглашает следующее решение, принятое в указанный выше день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было открыто по  двум заявлениям (№№ 23759/03 и 37943/06) против Украины, поданным в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенция») украинским гражданином г-ном Юрием Щокиным (далее – «заявитель») 17 июня 2003 года и 6 сентября 2006 года, соответственно.

2. Заявителя представлял г-н А. Шумилов, адвокат, практикующий в Киеве. Украинское правительство (далее – «Правительство») представлял его  уполномоченный г-н Ю. Зайцевым.

3. Заявитель утверждал, в частности, что его права собственности были нарушены в результате незаконного увеличения властями его подоходного налога.

4. 15 января 2009 года Председатель Пятой секции постановил уведомить Правительство о данном заявлении. Суд также постановил принять решение о приемлемости заявления одновременно с его рассмотрением по существу (статья 29 § 1).

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Заявитель родился в 1971 году и живет в Харькове.

A. Подоходный налог заявителя за 2001 год

6. В марте 2002 года заявитель подал в налоговую инспекцию Октябрьского района г. Харькова (далее – «налоговая инспекция») декларацию о своих доходах за 2001 год. В декларации указывался размер подоходного налога, уплаченного заявителем в 2001 году, и, в частности, два вида доходов: (а) доходы, полученные по основному месту работы заявителя и (б) доходы, полученные вне его основного места работы.

7. В отношении первого вида дохода, налог был рассчитан по прогрессивной ставке, в соответствии с требованиями статьи 7 § 1 Декрета Кабинета Министров № 13-92 «О подоходном налоге граждан» от 26 декабря 1992 года (далее – «Декрет о подоходном налоге»).

8. В отношении второго вида дохода налог был рассчитан по фиксированной 20% ставке, как того требует статья 7 § 3 Декрета о подоходном налоге.

9. 9 апреля 2002 года на основании декларации заявителя налоговая инспекция произвела перерасчет суммы подоходного налога заявителя и потребовала выплатить задолженность в размере 1774, 61 украинских гривен. Сумма, подлежащая выплате, была увеличена в результате применения прогрессивной ставки налога на доходы, полученные заявителем вне его основного места работы. Перерасчет был произведен в соответствии с Инструкцией № 12 «О подоходном налоге граждан», изданной Главной налоговой инспекцией 21 апреля 1993 года (далее – «Инструкция»).

10. 27 мая 2002 года заявитель подал иск в Октябрьский районный суд г. Харькова (далее – «районный суд») против налоговой инспекции, добиваясь признания недействительным решения от 9 апреля 2002 года. Он утверждал, в частности, что сумма налога, подлежащего уплате в связи с доходами, полученными вне его основного места работы, должна была рассчитываться на основании специальных налоговых ставок, определенных в статье 7 § 3 Декрета о подоходном налоге (имеющего юридическую силу парламентского закона), а налоговая инспекция произвела перерасчет и увеличила эту сумму, опираясь на Инструкцию. Однако Инструкция является подзаконным актом, который, в соответствии со статьей 67 Конституции, не может изменять действующие налоговые ставки.

11. 4 июля 2002 года районный суд рассмотрел иск заявителя. Было установлено, что Декрет о подоходном налоге предусматривает специальные налоговые ставки на доходы, полученные вне основного места работы. Несмотряна Инструкцию, Декрет о подоходном налоге не предусматривает какого-либо перерасчета по этому виду дохода на основании прогрессивной налоговой ставки. Он отметил, что, в соответствии со статьей 67 Конституции, граждане обязаны платить налоги только в соответствии с порядком, установленным законодательством, а не подзаконными актами. В заключение районный суд удовлетворил иск заявителя и отменил решение от 9 апреля 2002 года. Налоговая инспекция оспорила это решение.

12. 18 декабря 2002 года Харьковский областной апелляционный суд (далее – «Апелляционный суд») отменил решение от 4 июля 2002 года, заявив, что Инструкция была издана в законном порядке и распространяется на соответствующие положения Декрета о подоходном налоге. Соответственно, налоговая инспекция, применив Инструкцию, действовала правомерно.

13. 16 апреля 2003 года Верховный суд оставил в силе решение апелляционного суда, заявив, что в данном случае нарушений при применении закона не было.

B. Подоходный налог заявителя за 2002 год

14. В марте 2003 года заявитель подал в налоговую инспекцию декларацию о своих доходах за 2002 год. Сумма налога на доходы заявителя, полученные вне его основного места работы, была рассчитана на основе фиксированной налоговой ставки, в соответствии со статьей 7 § 3 Декрета о подоходном налоге.

15. 22 апреля 2003 года, на основании декларации заявителя, налоговая инспекция произвела перерасчет суммы подоходного налога заявителя и потребовала выплатить задолженность в размере 3378, 05 гривен. Сумма, подлежащая выплате, была увеличена в результате применения прогрессивной ставки налога на доходы, полученные заявителем вне его основного места работы. Перерасчет был произведен в соответствии с Инструкцией.

16. 23 июля 2003 года заявитель подал иск в районный суд против налоговой инспекции, добиваясь признания недействительным решения от 22 апреля 2003 года. Он утверждал, в частности, что увеличение суммы налога было незаконным, поскольку Декрет о подоходном налоге (имеющий юридическую силу парламентского закона) не предусматривает прогрессивной ставки налога на доход, полученный вне основного места работы. Кроме того, Инструкция, на которую опиралась налоговая инспекция, является подзаконным актом, который, в соответствии со статьей 67 Конституции, не может изменять действующие налоговые ставки.

17. 20 апреля 2005 года районный суд отклонил иск заявителя, указав, что перерасчет суммы налога налоговой инспекцией был произведен на основании Инструкции, а также на основании Указа Президента № 519/94 от 13 сентября 1994 года «Об увеличении суммы необлагаемого налогом дохода и прогрессивной ставке налогообложения доходов граждан» (далее – «Указ Президента»).

18. 18 мая 2005 года заявитель обжаловал это решение в апелляционный суд, утверждая, что для расчета налога на доходы, полученные вне основного места работы, должна была применяться статья 7.3 Декрета о подоходном налоге.

19. 30 июня 2005 года Апелляционный суд оставил в силе решение от 20 апреля 2005 года, постановив, что перерасчет подоходного налога заявителя основывался на Указе Президента.

20. 25 июля 2005 года заявитель подал кассационную жалобу, повторив аргументы, представленные им апелляционному суду.

21. 19 апреля 2006 года, рассмотрев  кассационную инстанцию жалобу заявителя, Высший административный суд оставил в силе решение от 20 апреля 2005 года, отметив, в частности, что Декрет о подоходном налоге предусматривает только один вид прогрессивного налогообложения, который поэтому должен был применяться ко всем доходам заявителя, и пришел к выводу, что налоговый перерасчет был произведен в соответствии с законом. Специальные налоговые ставки, предусмотренные статьей 7 § 3 Указа о подоходном налоге, не были упомянуты.

C. Подоходный налог заявителя за 2003 год

22. В марте 2004 года заявитель подал в налоговую инспекцию декларацию о своих доходах за 2003 год. Сумма налога на доходы заявителя, полученные вне его основного места работы, была рассчитана на основе фиксированной налоговой ставки, в соответствии со статьей 7 § 3 Декрета о подоходном налоге.

23. 26 апреля 2004 года, на основании декларации заявителя, налоговая инспекция произвела перерасчет суммы подоходного налога заявителя и потребовала выплатить задолженность в размере 642, 20 гривен. Сумма, подлежащая выплате, была увеличена в результате применения прогрессивной ставки налога на доходы, полученные заявителем вне его основного места работы. Перерасчет был произведен в соответствии с Инструкцией.

24. 10 августа 2004 года заявитель подал иск в районный суд против налоговой инспекции, добиваясь признания недействительным решения от 26 апреля 2004 года. Он утверждал, в частности, что увеличение суммы налога было незаконным, поскольку Декрет о подоходном налоге (имеющий юридическую силу парламентского закона) не предусматривает прогрессивной ставки налога на доход, полученный вне основного места работы. В то же время, Инструкция, на которую опиралась налоговая инспекция, является подзаконным актом, который, в соответствии со статьей 67 Конституции, не может изменять действующие налоговые ставки.

25. 21 июля 2005 года районный суд отклонил иск заявителя, указав, что перерасчет суммы налога налоговой инспекцией был произведен на основании Инструкции, а также Указа Президента.

26. 17 августа 2005 года заявитель обжаловал это решение в апелляционный суд, утверждая, что для расчета налога на доходы, полученные вне основного места работы, должна была применяться статья 7.3 Декрета о подоходном налоге.

27. 25 октября 2005 г. апелляционный суд оставил в силе решение от 21 июля 2005 года, постановив, что перерасчет подоходного налога заявителя основывался на Указе Президентаи на Декрете о подоходном налоге. Суд не упомянул никаких причин, почему не использовались специальные налоговые ставки, предусмотренные статьей 7 § 3 Декрета о подоходном налоге.

28. 9 марта 2006 года, рассмотрев апелляцию заявителя в кассационную инстанцию, Высший административный суд оставил в силе решение от 21 июля 2005 года, отметив, что налоговый перерасчет был произведен в соответствии с законом.

II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА

A. Конституция от 20 апреля 1978 года (в силе до 28 июня 1996 г.)

29. В соответствии со статьей 114-5 Конституции, Президент Украины имел право издавать указы в области экономических реформ, если соответствующие вопросы не были охвачены парламентскими законами.

B. Конституция от 28 июня 1996 года

30. Статья 67 Конституции предусматривает, что каждый гражданин обязан платить налоги и сборы в соответствии с процедурой и ставками, установленными парламентскими законами.

C. Законы №№ 2796-XII и 2813-XII от 18 и 21 ноября 1992 года, уполномочивающие Кабинет Министров издавать Декреты

31. Согласно этим законам, в период с 24 ноября 1992 года по 21 мая 1993 года Кабинет Министров обладал законодательными полномочиями в некоторых областях, включая налогообложение. В этой связи, Кабинет Министров имел право издавать Декреты, имевшие юридическую силу парламентских законов.

D. Закон «О порядке погашения обязательств плательщиков налогов перед бюджетами и государственными целевыми фондами» от 21 декабря 2000 года

32. Раздел 4.4.1 Закона предусматривает, что если норма закона или другого нормативно-правового акта, принятого на основании закона, либо нормы разных законов или нормативно-правовых актов предлагают неоднозначное толкование прав и обязанностей налогоплательщиков и контролирующих органов или несколько толкований этих прав и обязанностей, решение принимается в пользу налогоплательщика.

E. Декрет Кабинета Министров № 13-92 «О подоходном налоге граждан» от 26 декабря 1992 года (в редакции, действовавшей на тот момент)

33. Статья 7 § 1 Декрета содержит таблицу прогрессивных ставок расчета налога на доходы, полученные по основному месту работы налогоплательщика. Расчет основывается на официальном размере минимальной заработной платы при определении прогрессивной налоговой ставки, которую следует применять в конкретном случае.

34. Статья 7 § 2 Декрета гласит, что авторские гонорары, регулярно выплачиваемые наследникам, облагаются налогом по двойной ставке, определенной в статье 7 § 1 Декрета, который, однако, не может превышать 70%.

35. Статья 7 § 3 Декрета устанавливает 20% ставку налога на доходы, полученные налогоплательщиком вне основного места работы.

36. Статья 23 Декрета предусматривает, что Главная налоговая инспекция издает инструкцию по применению Декрета.

F. Указ Президента № 519/94 «Об увеличении суммы необлагаемого налогом дохода и прогрессивной ставке налогообложения доходов граждан» от 13 сентября 1994 года (действовавший в то время)

37. Указ вводит новую таблицу прогрессивных ставок расчета налога на доходы налогоплательщиков. Расчет основывается на официальном размере минимальной заработной платы при определении прогрессивной налоговой ставки, которую следует применять в конкретном случае. Указ подчеркивает, что ставки прогрессивного налогообложения, предусмотренные им, должны применяться с 1 октября 1994 года в отношении заработной платы и других доходов граждан.

G. Инструкция Главной налоговой инспекции № 12 «О подоходном налоге граждан» от 21 апреля 1993 года (в редакции, действовавшей в то время)

38. Пункт 7.1 Инструкции содержит таблицу прогрессивных ставок расчета налога на доходы, полученные по основному месту работы налогоплательщика.

39. Пункт 7.3 предусматривает, что местные налоговые инспекции проводят перерасчет налога на доходы, полученные вне основного места работы, в соответствии с таблицей прогрессивных ставок налогообложения, приведенной в пункте 7.1 настоящей Инструкции.

H. Информационное письмо Государственной налоговой администрации от 20 ноября 2002 года

40. Этим письмом Государственная налоговая администрация дает официальное толкование некоторых вопросов, касающихся налогового законодательства. В нем указано, в частности, что авторские гонорары, регулярно выплачиваемые наследникам, облагаются налогом в соответствии со статьей 7 § 2 Декрета о подоходном налоге.

ПРАВО

I. ОБЪЕДИНЕНИЕ ЗАЯВЛЕНИЙ

41. В соответствии с правилом 42 § 1 Регламента Суда Суд решил объединить заявления в связи с их общей фактической и правовой основой.

II. ЗАЯВЛЕННОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1

42. Заявитель жаловался на нарушение его права собственности, утверждая, что при перерасчете и увеличении суммы его подоходного налога налоговые органы не действовали в соответствии с законом. Он сослался на статью 1 Протокола № 1, которая гласит:

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов».

A. Приемлемость

43. Правительство не представило никаких комментариев по поводу приемлемости этой жалобы.

44. Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу статьи 35 § 3 Конвенции. Кроме того, Суд отмечает, что она не является неприемлемой и по другим основаниям. Поэтому она должна быть признана приемлемой.

B. Существо дела

1. Аргументы сторон

45. Заявитель настаивал на том, что налоговые органы незаконно увеличили его подоходный налог. Он утверждал, что власти не приняли во внимание статью 7 § 3 Декрета о подоходном налоге об использовании специальной 20% налоговой ставки при расчете налога на доходы, полученные вне основного места работы. Кроме того, власти опирались на Инструкцию, которая в силу статьи 67 Конституции от 28 июня 1996 года не может изменять действующие налоговые ставки и порядок их выплаты.

46. Заявитель также утверждал, что увеличение налоговой суммы возложило на него чрезмерное финансовое бремя и не может считаться пропорциональным для целей статьи 1 Протокола № 1.

47. Правительство признало, что эти меры представляли собой вмешательство в права собственности заявителя. Оно утверждало, однако, что вмешательство было законным. В частности, Инструкция была принята на основании закона, и ее применение было предсказуемым. По мнению Правительства, Инструкция может рассматриваться как «закон» для целей Конвенции. Кроме того, применение прогрессивного налогообложения ко всем видам доходов заявителя также опиралось на Указ Президента и Декрет о подоходном налоге.

48. Кроме того, Правительство заявило, что эти меры были совместимы с требованиями пропорциональности, предусмотренными статьей 1 Протокола № 1, и не возложили чрезмерное бремя на заявителя.

2. Оценка Суда

49. Стороны не оспаривают, что увеличение налоговых обязательств заявителя со стороны властей являлось вмешательством в его права собственности по смыслу статьи 1 Протокола № 1. Суд, соответственно, призван определить, было ли вмешательство оправданным в соответствии с требованиями этого положения.

50. Первое и самое важное требование статьи 1 Протокола № 1 состоит в том, что любое вмешательство со стороны государственной власти в мирное пользование лица своим имуществом должно быть законным: второе предложение первого пункта разрешает лишение права собственности только «на условиях, предусмотренных законом», а второй пункт гласит, что государство имеет право контролировать пользование собственностью путем применения «законов». Кроме того, принцип верховенства права, один из основополагающих принципов демократического общества, присущ всем статьям Конвенции. Следовательно, вопрос, был ли нарушен справедливый баланс между общественными интересами и требованиями защиты основных прав человека, имеет значение, только если было установлено, что рассматриваемое вмешательство удовлетворяет требованиям законности и не было произвольным (см. Iatridis v. Greece[GC], no. 31107/96, § 58, ECHR 1999‑II).

51. Понятие «закона» в статье 1 Протокола № 1 такая же, как и в Конвенции (см. Špaček s.r.o. v. the Czech Republic, no. 26449/95, § 54, 9 November 1999). Это понятие требует, во-первых, чтобы принятые меры основывались на национальном законодательстве. Она также касается качества соответствующего закона, требуя, чтобы он был доступным заинтересованным лицам, точным и предсказуемым в применении (см. Beyeler v. Italy[GC], no. 33202/96, § 109, ECHR 2000-I).

52. Суд признает, что вопросы толкования и применения национального законодательства находятся, в первую очередь, в компетенции национальных органов. Однако Суд обязан проверить, соответствуют ли последствия толкования и применения  национального права принципам Конвенции, как их толкует практики Суда (см. Scordino v. Italy (no. 1)[GC], no. 36813/97, §§ 190 и 191, ECHR 2006‑V).

53. Обращаясь к настоящему делу, Суд отмечает, что Декрет о подоходном налоге, имеющий юридическую силу парламентского закона, явно устанавливает 20% фиксированную налоговую ставку на доходы, полученные вне основного места работы. Тем не менее, налоговые органы и суды проигнорировали это правило, и применили прогрессивную налоговую ставку в отношении этого вида дохода, увеличив тем самым общую сумму подоходного налога заявителя. При этом они основывались на Инструкции Главной налоговой инспекции. Впоследствии они также ссылались на Декрет о подоходном налоге и Указ Президента.

54. Притом, что национальные суды опирались Декрет о подоходном налоге, чтобы оправдать увеличение налоговых обязательств заявителя, Суд не понимает причин, по которым не учитывалось существование статьи 7 § 3 этого нормативного акта. Национальные суды не касались этого вопроса, несмотря на то, что заявитель поднимал его в каждом национальном разбирательстве. Ссылки судов на Инструкцию не вносят ясности в этот вопрос, поскольку, в силу статьи 23 Декрета о подоходном налоге, Инструкция относится только к вопросам применения Декрета о подоходном налоге и не может устанавливать никаких правил, конфликтующих с этим нормативным актом.

55. Суд далее отмечает, что национальные суды также опирались на Указ Президента, который вводит новую таблицу прогрессивного налогообложения, и был введен, чтобы охватить все доходы граждан. Однако ни один из пунктов статьи 7 Декрета о подоходном налоге не был отменен. Поэтому остается вопрос, как эти нормативные акты коррелируют друг с другом. В этой связи Суд отмечает, что Декрет о подоходном налоге имеет юридическую силу парламентского закона и предусматривает специальные правила налогообложения отдельных видов доходов граждан. Примечательно, что, несмотря на ставки, предусмотренные Указом Президента, налоговые органы продолжали применять специальную норму статьи 7 § 2 Декрета о подоходном налоге (см. пункт 40 выше). В этих условиях непонятно, почему Указ Президента должен превалировать над статьей 7 § 3 Декрета о подоходном налоге.

56. Даже если предположить, что толкование национальными властями было правильным, Суд не удовлетворен общим состоянием в соответствующее время национального законодательства по данному вопросу. Он отмечает, что нормативно-правовые акты явно противоречили друг другу. В результате, местные власти применяли по своему усмотрению противоположные подходы при корреляции этих правовых актов. По мнению Суда, отсутствие необходимой ясности и точности национального законодательства, предлагающего различные толкования по таким важным финансовым вопросам, противоречило требованию «качества закона» в значении Конвенции и не обеспечивало адекватную защиту от произвольного вмешательства органов государственной власти в право собственности заявителя. 

57. В этой связи Суд не может игнорировать требования раздела 4.4.1 Закона «О порядке погашения обязательств плательщиков налогов перед бюджетами и государственными целевыми фондами» от 21 декабря 2000 года, который гласит, что, если внутреннее законодательство предлагает неоднозначное толкование прав и обязанностей налогоплательщиков и контролирующих органов или несколько толкований этих прав и обязанностей, должен применяться подход, наиболее благоприятный для налогоплательщика. Однако в данном случае власти предпочли менее благоприятную интерпретацию внутреннего права, что привело к увеличению суммы подоходного налога заявителя.

58. Изложенных соображений достаточно для того, чтобы Суд пришел к заключению, что вмешательство в право собственности заявителя не было законным для целей статьи 1 Протокола № 1. Таким образом, Суд постановил, что было нарушено это положение.

III. ДРУГИЕ ЗАЯВЛЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

59. Заявитель жаловался, в соответствии со статьей 6 Конвенции, что разбирательство по его делу было несправедливым.

60. Рассмотрев имеющиеся в его распоряжении материалы, представленные заявителем, Суд считает, что, в той мере, в какой вопросы, изложенные в жалобе, находятся в пределах его компетенции (см. Ferrazzini v. Italy[GC], no. 44759/98, §§ 29-31, ECHR 2001‑VII), он не находит каких-либо признаков нарушения прав и свобод, закрепленных в Конвенции.

61. Следовательно, что эта часть жалобы должна быть признана неприемлемой в соответствии со статьей 35 §§ 3 и 4 Конвенции.

IV. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

62. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

A. Вред

63. Заявитель потребовал выплатить ему 20000 евро в качестве компенсации нематериального вреда.

64. Правительство посчитало это требование необоснованным.

65. Суд считает, что заявителю был причинен нематериальный вред, который не может быть возмещен лишь установлением нарушения его прав, предусмотренных Конвенцией. Принимая решение на справедливой основе, Суд присуждает заявителю сумму 1200 евро в качестве компенсации нематериального вреда.

B. Расходы и издержки

66. Заявитель потребовал выплатить ему 80000 гривен или 8000 евро в качестве компенсации расходов и издержек, понесенных им в Суде.

67. Правительство оспорило это требование.

68. В соответствии с прецедентным правом Суда, заявитель имеет право на возмещение издержек и расходов только в той степени, в какой доказано, что они фактически были понесены, были обязательными и разумными. В данном случае, основываясь на имеющейся в его распоряжении информации, Суд постановил выплатить заявителю1500 евро в качестве компенсации расходов и издержек.

C. Пеня

69. Суд считает разумным, что пеня должна быть основана на предельной кредитной ставке Европейского Центрального Банка, к которой следует добавить три процентных пункта.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО

1. Постановляет объединить заявления;

2. Объявляет жалобы по статье 1 Протокола № 1 приемлемыми, а остальную часть жалоб неприемлемой;

3. Постановляет, что имело место нарушение статьи1 Протокола № 1;

4. Постановляет:

(a) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев с даты, когда судебное решение станет окончательным в соответствии со статьей 44 § 2 Конвенции, 1200 (одну тысячу двести) евро в качестве возмещения нематериального вреда и 1500 (одну тысячу пятьсот) евро в качестве возмещения расходов и издержек с добавлением любого возможного налога на эти суммы в переводе в национальную валюту Украины по курсу, действующему на день выплаты;

(b) что с момента истечения вышеупомянутых трех месяцев и до выплаты на вышеуказанную сумму должна начисляться пеня, равная предельной кредитной ставке Европейского Центрального Банка в этот период с добавлением трех процентных пунктов;

5. Отклоняет оставшуюся часть требований заявителя о возмещении.

Составлено на английском языке и и объявлено письменно 14 октября 2010 года, в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

Пеер Лоренсен
Председатель

Клаудия Вестердийк
Секретарь

поширити інформацію