MENU
Сайт находится в разработке

PROMO LEX и другие против Республики Молдова: нападение на мирную демонстрацию и отсутвие эффективного расследования властями обстоятельств инцидента

Номер дела: 42757/09
Дата: 24.02.2015
Окончательное: 24.05.2015
Судебный орган: ЕСПЧ
Страна: Молдова
Организация:

© Перевод Украинского Хельсинского союза по правам человека

Официальное цитирование -  Promo Lex and Others v. the Republic of Moldova, no. 42757/09, § …, 24 February 2015  

Официальный текст (англ.)

 

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ

PROMO LEX И ДРУГИЕ ПРОТИВ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА

(Заявление № 42757/09)

РЕШЕНИЕ

СТРАСБУРГ

24 февраля 2015

Решение станет окончательным при условиях, изложенных в статье 44 § 2 Конвенции. Оно может быть отредактировано.

По делу Promo Lex и других против Республики Молдова,
Европейский суд по правам человека (Третья секция), на заседании Палаты в составе:
Josep Casadevall, Председателя,
Luis López Guerra,
Ján Šikuta,
Dragoljub Popović,
Kristina Pardalos,
Johannes Silvis,
Valeriu Griţco, судей,
и Marialena Tsirli, Секретаря секции,
Рассмотрев дело в закрытом заседании 3 февраля 2015,
Провозглашает следующее решение, принятое в этот день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело основано на заявлении (№ 42757/09) против Республики Молдова, поданном в Суд на основании статьи 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенции») Promo Lex и CREDO (двумя негосударственными организациями из Республики Молдова) и г-ном Игорем Гросу, гражданином Молдавии (далее – вместе «заявители»), 3 августа 2009 года. Третий заявитель родился в 1972 году и проживает в Кишиневе.
2. Заявителей представлял г-н А. Постица, адвокат, практикующий в Кишиневе. Правительство Молдавии (далее – «Правительство») представлял его уполномоченный, г-н Л. Апостол.
3. Заявители жаловались, в частности, на нарушение их права на свободное собрание.
4. 26 мая 2011года данная жалоба была передана Правительству.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. 29 января 2009 года полиция задержала человека, который мирно протестовал перед зданием Генеральной прокуратуры.
6. В качестве реакции на это событие, организации-заявители решили провести демонстрацию перед зданием Генеральной прокуратуры, с последующим шествием к Министерству внутренних дел и демонстрацией перед последним.
7. 2 февраля 2009 года первый и второй заявители подали в муниципальные органы власти уведомление, в котором они заявили о своем намерении провести вышеупомянутое мероприятие, которое они описали как спонтанную реакцию на события 29 января 2009 года. Они ссылались на Раздел 12 (1) Закона о собраниях (см. параграф 11 ниже).
8. 3 февраля 2009 года первый и второй заявители организовали демонстрацию протеста перед зданием Генеральной прокуратуры. Из видео, представленных сторонами, представляется, что в демонстрации принимали участие приблизительно двадцать человек. Третий заявитель находился среди участников. Через несколько минут после начала демонстрации на протестующих напали шестеро мужчин в масках, которые начали применять к ним физическое насилие, распыляли на них слезоточивый газ и краску. В результате нападения, третий заявитель получил многочисленные травмы головы и конечностей и нуждался в медицинской помощи. Протестующие защищались и сумели прогнать нападавших. Им также удалось обездвижить двоих нападавших. Один из нападавших признался, что за участие в нападении он получил 1 000 молдавских леев (примерно 60 евро) от неизвестного лица.
9. За собранием с самого начала наблюдали четверо полицейских в униформе, которые находились в патрульной машине, припаркованной недалеко от места проведения мероприятия. Кроме того, мероприятие записывали на видео примерно шесть человек в штатском, которые - по мнению заявителей – были офицерами полиции. Правительство отрицает, что люди, записывавшие мероприятие были сотрудниками полиции. Когда началось столкновение между демонстрантами и нападавшими, ни один из сотрудников полиции не вмешался. Протестующие позвонили в полицию и просили помощи, но безрезультатно. Полицейский патруль появился только спустя полтора часа и взял двоих обездвиженных нападавших под стражу.
10. Организаторы демонстрации подали жалобу в Генеральную прокуратуру и жаловались в частности на отказ полиции незамедлительно вмешаться. Было открыто уголовное производство, и все шестеро нападавших были идентифицированы. Только двое из них, в конечном счете, получили четыре года условно за нарушение права других людей на свободу собраний и хулиганство. Никаких действий не было предпринято в отношении жалобы заявителя о бездействии полиции.

II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

11. В соответствии с разделом 10 Закона о собраниях 2008 года, организаторы демонстрации должны уведомить местные власти за пять дней до запланированной демонстрации. Тем не менее, в соответствии со статьей 12 (1) и (5), такого обязательства не существует для спонтанных демонстраций или для демонстраций с количеством участников меньше пятидесяти.
12. В соответствии со статьей 67 Кодекса об административных правонарушениях, невыполнение организаторами демонстрации уведомления местных органов власти в соответствии с положениями Закона о собраниях, наказывается штрафом в размере до 800 молдавских леев (эквивалент примерно 50 евро на момент событий).

ПРАВО

I. ЗАЯВЛЕННОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 11 КОНВЕНЦИИ

13. Заявители жаловались, что государство не выполнило свое позитивное обязательство защищать их право на свободу собраний. Они ссылались на статью 11 Конвенции, которая гласит:
«1. Каждый имеет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими, включая право создавать профессиональные союзы и вступать в таковые для защиты своих интересов.
2. Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Настоящая статья не препятствует введению законных ограничений на осуществление этих прав лицами, входящими в состав вооруженных сил, полиции или административных органов Государства»

A. Приемлемость

14. Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу статьи 35 § 3 (а) Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по любым другим основаниям. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.

B. Существо дела

1. Аргументы сторон

15. Заявители утверждали, что они не были обязаны направлять уведомление в местные органы власти за пять дней до мероприятия, как это предусмотрено статьей 10 Закона о собраниях, потому что их целью было провести импровизированную демонстрацию - в знак протеста против событий 29 января 2009 года - в которой участвовало менее пятидесяти человек. Однако они информировали местные органы власти за день до мероприятия. Поэтому властям было известно о демонстрации и, кроме того, здания Генеральной прокуратуры и Министерства внутренних дел были под постоянным наблюдением полиции.
16. Ни полицейские в форме, которые наблюдали за демонстрацией из автомобиля, припаркованного у здания Генеральной прокуратуры, ни офицеры в штатском, которые записывал событие, не вмешались, чтобы защитить мирных демонстрантов и прекратить столкновение.
17. Штаб-квартира полка полиции по борьбе с беспорядками располагалась приблизительно в шестистах метрах от места происшествия. Никаких других демонстраций не было запланировано на этот день, и задержка в полтора часа после сообщения о насильственном столкновении, до прибытия полиции, поэтому может быть только преднамеренной.
18. В этом контексте заявители обратили внимание Суда на тот факт, что в других случаях, например, во время демонстрации протеста 29 января 2009 года, тому же полку требовалось от двух до пятнадцати минут, чтобы прекратить совершенно мирные и законные демонстрации.
19. Правительство утверждало, что бездействие полиции в течение полутора часов объясняется тем, что заявители не уведомили местные органы власти за пять дней до начала запланированной демонстрации, как того требует статья 10 Закона о собраниях. Если бы они уведомили власти о своем намерении провести демонстрацию в надлежащее время, власти были бы в состоянии принять соответствующие меры защиты. Правительство отрицает, что лица, в штатском, записывавшие демонстрацию, были полицейскими и утверждали, что заявители не выдвинули никаких доказательств, чтобы доказать, что они были сотрудниками полиции.
20. Правительство также утверждало, что органы власти привлекли к ответственности и осудили двоих нападавших и пришли к выводу, что тем самым они полностью выполнили свои позитивные обязательства в соответствии со статьей 11 Конвенции.

2. Оценка Суда

21. Суд повторяет, что право на свободу собраний является фундаментальным правом демократического общества, и, как и право на свободу выражения мнения, является одной из основ такого общества (см., среди других источников, Kasparov and Others v.Russia, no. 21613/07, § 86, 3 октября 2013 года).
22. Демонстрация может раздражать или оскорблять людей, выступающих против идей или требований, которые она стремится продвигать. Однако, участники должны иметь возможность проводить демонстрацию, не опасаясь, что они подвергнутся физическому насилию со стороны своих оппонентов. Действительно, обеспечение эффективной свободы проведения мирных собраний не может сводиться лишь к обязанности государства воздерживаться от вмешательства: чисто негативная концепция роли государства противоречит предмету и цели статьи 11. Как и статья 8, статья 11 иногда требует принятия положительных мер даже в сфере отношений между физическими лицами, если необходимо (см., Plattform “Ärzte für das Leben” v. Austria, 21 июня 1988 года, § 32, Series A no. 139).
23. Когда люди действуют таким образом, что это подрывает права по статье 11, то для обеспечения их защиты может потребоваться вмешательство национальных власьей в отношения между этими людьми. Это может включать необходимость активных полицейских мер для обеспечения этих прав по статьи 11 и, кроме того влечет за собой обязательство расследовать инциденты с применением насилия, влияющие на осуществление этих прав (см. Ouranio Toxo and Others v. Greece, no. 74989/01, § 43, ECHR 2005 X (выдержки)).
24. Обращаясь к фактам настоящего дела, Суд отмечает, что участники демонстрации 3 февраля 2009 года подверглись нападению группы из шести человек в масках. В отличие от Plattform “Ärzte für das Leben” (платформа «Врачи за жизнь») (упомянутое выше), где в заявителей бросали яйца и комья травы, заявителей по настоящему делу избивали и пинали, и распыляли на них слезоточивый газ. Некоторые участники демонстрации, в том числе третий заявитель, получили телесные повреждения в результате столкновения с нападающими и нуждались в лечении. Инцидент произошел перед зданием Генпрокуратуры, здание охраняется полицией. Полицейский патруль в автомобиле, припаркованном недалеко от места проведения события, наблюдал за инцидентом, но не вмешивался. Некоторые участники демонстрации вызвали полицию сразу после начала нападения, но полиции потребовалось полтора часа, чтобы приехать.
25. Правительство объяснило медленную реакцию полиции, ссылаясь на тот факт, что заявители не уведомили местные власти за пять дней, таким образом, не дав им возможности подготовиться и быть готовыми вмешаться. По данным Правительства, заявители действовали в нарушение статьи 10 Закона о собраниях, уведомив о демонстрации только за один день. Суд не убежден этим аргументом и отмечает, что - в соответствии с разделом 12 Закона о собраниях - заявители в соответствии с законом не были обязаны направлять уведомление о демонстрации, потому что участников было меньше пятидесяти. В самом деле, в противном случае, заявители понесли бы ответственность в соответствии со статьей 67 Кодекса об административных правонарушениях, что, в данном случае, не так.
26. Суд отмечает, что он рассмотрел многочисленные дела, касающиеся статьи 11, связанные с событиями, имевшими место приблизительно в то же время, как и в данном случае. Он ссылается, в частности, на группу исков, поданных неправительственной организацией Hyde Park и его членами, где полиции потребовалось очень короткий промежуток времени, чтобы прибыть после начала мирных демонстраций - без вызова - и задержать участников (см. Hyde Park and Others v. Moldova (no. 4), no. 18491/07, 7 апреля 2009 года; Hyde Park and Others v. Moldova (№№ 5 и 6), №№ 6991/08 и 15084/08, 14 сентября 2010 года; и Brega and Others v. Moldova, no. 61485/08, 24 января 2012 года). По неизвестным Суду причинам, их реакция была намного медленнее в данном случае, несмотря на применявшееся насилие и, несмотря на вызов.
27. Правительство утверждало, что ни один офицер полиции не проводил видеосъёмку демонстрации. Они не сказали, кем были лица, записывавшие демонстрацию и не представляется, что власти предприняли какие-либо попытки, чтобы выяснить это в ходе расследования, последовавшего после инцидента. Кроме того, Суд отмечает, что, хотя все шестеро нападавших были установлены, только двое из них были осуждены. Правительство не проинформировало Суд о причинах, по которым четверо других нападавших не привлекались к уголовной ответственности. Наконец, Суд с беспокойством отмечает, что, несмотря на признание одного из нападавших о том, что ему платили за нападение, нет никаких доказательств того, что власти пытались выяснить, кто его спонсировал.
28. В заключение, Суд считает, что молдавские власти не смогли принять необходимые полицейские меры, чтобы защитить заявителей от нападения и эффективно расследовать обстоятельства инцидента. Таким образом, Суд считает, что государство не выполнило своих позитивных обязательств по смыслу статьи 11 Конвенции, и что эта статья была нарушена.

II. ЗАЯВЛЕННОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ

29. Кроме того, заявители жаловались по смыслу статьи 13, что они не имели эффективных средств правовой защиты, чтобы подать жалобу о неспособности властей защитить их право на свободу собраний. Статья 13 Конвенции гласит:
“Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.”

A. Приемлемость

30. Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу статьи 35 § 3 (а) Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по любым другим основаниям. Поэтому она должна быть признана приемлемой.

B. Существо дела

31. Заявители утверждали, что у них не было средств защиты в рамках внутреннего законодательства, чтобы подать жалобу о неспособности полиции защитить их право на свободу мирных собраний.
32. Правительство оспорило этот аргумент, но не представило каких-либо средств, имеющихся в рамках внутреннего законодательства, чтобы подать жалобу о неспособности полиции защитить право на свободу мирных собраний.
33. Суд отмечает, что Правительство не указало какие-либо правовые положения, согласно законодательству Республики Молдова, которые дали бы заявителям возможность эффективно жаловаться и получить компенсацию за неспособность полиции защитить их во время демонстрации 3 февраля 2009 года. При таких обстоятельствах, Суд считает, что не было показано, что существуют эффективные средства правовой защиты в отношении жалоб заявителей по смыслу статьи 11. Таким образом, была нарушена статья 13 Конвенции.

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

34. Статья 41 Конвенции предусматривает:
“Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.”

A. Компенсация вреда

35. Первый и второй заявители не предъявили никаких требований. Третий заявитель потребовал выплатить ему 1000 евро в качестве компенсации нематериального вреда.
36. Правительство утверждало, что третий заявитель не имеет права на какую-либо компенсацию. Кроме того, Правительство утверждало, что требуемая сумма была чрезмерно высокой.
37. Суд считает целесообразным присудить третьему заявителю, г-ну Игорю Гросу, компенсацию в возмещение нематериального вреда. Принимая решение на справедливой основе, Суд присуждает заявленную сумму в полном объеме.

B. Компенсация расходов и издержек

38. Заявители не потребовали компенсации расходов и издержек.

C. Пеня

39. Суд считает разумным, что пеня должна быть основана на предельной кредитной ставке Европейского центрального банка с добавлением трех процентных пунктов.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО,

1. Объявляет жалобу приемлемой;

2. Постановляет, что была нарушена статья 11 Конвенции;

3. Постановляет, что была нарушена статья 13 Конвенции в совокупности со статьей 11;

4. Постановляет,
(a) что государство-ответчик должно выплатить первому заявителю в течение трех месяцев с даты, когда это решение станет окончательным в соответствии со статьей 44 § 2 Конвенции 1 000 евро (одна тысяча евро) с добавлением любых налогов, которые могут быть начислены на эту сумму, в качестве компенсации нематериального вреда, в переводе на украинские гривны по курсу, действующему на день выплаты;
(b) с момента истечения вышеупомянутых трех месяцев до выплаты, на вышеуказанную сумму начисляется пеня, равная предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в этот период с добавлением трех процентных пунктов;
Составлено на английском языке и объявлено в письменном виде 24 февраля 2015 года в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.
Marialena Tsirli Josep Casadevall
Секретарь Председатель

коментарі: 0     
Для того чтоб оставлять комментарии, вам нужно зарегистрироваться и/или войти под своим паролем
поширити інформацію