MENU
Сайт находится в разработке

Александр Беляцкий и другие против Беларуси

Номер дела:
Дата: 24.07.2007
Окончательное:
Судебный орган:
Страна:
Организация:

Решение Комитета по правам человека в соответствии с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах относительно

Сообщения № 1296/2004

Представлено: Александром Беляцкнм и др. (адвокатом не представлены) Предполагаемые жертвы: авторы сообщения

Государство-участник: Беларусь

Дата принятия Cooбpaжeнuй: 24 июля 2007 года

1. Автором сообщения является Александр Беляцкий, гражданин Беларуси, родившийся в 1962 году и проживающий в Минске, Беларусь. Сообщение представлено от его имени и от имени десяти других белорусских граждан, являющихся членами неправительственного общественного объединения Центр защиты прав человека "Вясна" (далее именуемого "Вясна") и проживающих в Беларуси. Он представляет доверенность, подписанную всеми десятью соавторами. Автор утверждает, что все они являются жертвами нарушений Беларусью[1] пункта 1 статьи 14; пунктов 1 и 2 статьи 22; и статьи 26 Международного пакта о гражданских и политических правах. Адвокатом он не представлен.

Факты в изложении автора

2.1. Автор является председателем совета «Вясны», неправительственного объединения, зарегистрированного Министерством юстиции 15 июня 1999 года. К октябрю 2003 года оно насчитывало более 150 членов в Беларуси, а также имело четыре зарегистрированных районных и два городских отделения. Его деятельность заключалась в наблюдении за положением в области прав человека в Беларуси и в подготовке альтернативных докладов о правах человека в Беларуси, которые использовались и на которые ссылались договорные органы Организации Объединенных Наций. «Вясна» осуществляла наблюдение за ходом президентских выборов в 2001 году, мобилизовав для этой цели порядка 2 000 человек в качестве наблюдателей, а также за выборами в городские советы в 2003 году. Она также организовывала марши протеста и пикеты в связи с различными вопросами прав человека. «Вясна» неоднократно подвергалась преследованиям со стороны властей, включая административное задержание ее членов, а также проведение как заранее спланированных, так и необъявленных тщательных проверок помещений этой организации и ее деятельности сотрудниками Министерства юстиции и налоговых органов.

2.2. В 2003 году Министерство юстиции провело проверку уставной деятельности отделений "Вясны" и 2 сентября 2003 года подало иск в Верховный суд Беларуси с просьбой о ликвидации "Вясны" из-за ряда предполагаемых правонарушений, совершенных этим объединением. Иск был основан на статье 29 Закона "Об общественных объединениях" и подпункте 2 пункта 2 статьи 57

Гражданского процессуального кодекса[2]. "Вясна" была обвинена в следующем: подаче документов с поддельными подписями учредителей в обоснование своего заявления о регистрации в 1999 году; на момент регистрации в Могилевском отделении "Вясны" насчитывалось лишь восемь, а не десять требуемых учредителей; неуплате членских взносов, предусмотренных уставом "Вясны", и отсутствии отделения в Минске; действиях в качестве общественного защитника прав и свобод граждан, не являющихся членами "Вясны", в Верховном суде в нарушение статьи 72 Гражданского процессуального кодекса[3], статьи 22 Закона "Об общественных объединениях"[4] и ее собственного устава; а также действиях в нарушение избирательных законов, предположительно совершенных в ходе наблюдения за президентскими выборами в 2001 году[5].

2.3 10 сентября 2003 года Верховный суд возбудил гражданское дело против "Вясны" на основании иска Министерства юстиции. 28 октября 2003 года в рамках слушания в открытом заседании судья Верховного суда поддержал обвинение в нарушении избирательного законодательства, отклонив при этом другие обвинения, и вынес постановление о ликвидации "Вясны". В отношении нарушений избирательного законодательства Верховный суд определил, что "Вясна" не соблюдала установленную процедуру направления своих наблюдателей на заседания
избирательной комиссии и на избирательные участки. Соответствующие пункты решения Верховного суда от 28 октября 2003 года гласят:

"В том числе объединение направляло незаполненные формуляры протоколов заседаний совета 18 июня, 1 и 22 июля, 5 августа 2001 года в Могилевскую и Брестскую области. Впоследствии в эти формуляры в произвольном порядке вносились фамилии граждан, в отношении которых каких-либо решений о направлении их в качестве наблюдателей не принималось; кроме того, они не были членами данного объединения.

В Поставском районе один из членов объединения предложил гражданам, которые не являлись ни членами "Вясны", ни каких-либо других общественных объединений, денежные средства за присутствие в качестве наблюдателей на избирательных участках и в их присутствии заполнил бланки протоколов о заседаниях совета.

Аналогичные нарушения закона, выразившиеся в направлении наблюдателей от данного общественного объединения, произошли на избирательных участках № 30 и 46 в Новогрудковском районе".

Суд пришел к выводу о том, что нарушение избирательного законодательства являлось достаточно "грубым", чтобы возбудить дело по пункту 2 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса[6]. Выводы суда были подтверждены текстом письменного предупреждения, направленного руководящему органу "Вясны" Министерством юстиции 28 августа 2001 года и постановлением Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов (далее именуемой ЦКВ) от 8 сентября 2001 года. Последнее постановление было основано на материалах проверок, проведенных сотрудниками Министерства юстиции и прокуратурой Беларуси.

2.4 Решение Верховного суда вступило в силу сразу же после его принятия. В соответствии с законодательством Беларуси решение Верховного суда является окончательным и не может быть обжаловано в кассационном порядке. Решение Верховного суда может быть обжаловано лишь в рамках процедуры пересмотра в надзорном порядке и отменено Председателем Верховного суда или Генеральным прокурором Беларуси. Ходатайство представителей "Вясны", направленное Председателю Верховного суда с просьбой о пересмотре в надзорном порядке решения Верховного суда от 28 октября 2003 года было отклонено 24 декабря 2003 года. При этом каких-либо иных внутренних средств правовой защиты для оспаривания решения о ликвидации "Вясны" не существует; внутреннее законодательство запрещает функционирование незарегистрированных объединений в Беларуси.

Жалоба

3.1. Автор утверждает, что решение о ликвидации «Вясны» равнозначно нарушению его права и права соавторов согласно пункту 1 статьи 22 Пакта. По его словам, в нарушение пункта 2 статьи 22 ограничения, установленные государством-участником в отношении осуществления этого права, не соответствуют критериям необходимости защиты интересов национальной безопасности или общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.

3.2. Автор утверждает, что ему и другим соавторам было отказано в праве на равенство перед судами и в праве на определение их прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе (пункт 1 статьи 14 Пакта).

3.3. Автор утверждает, что власти государства-участника нарушили его право и право соавторов на равную защиту закона без всякой дискриминации (статья 26) по признаку их политических убеждений.

3.4. Автор далее оспаривает применимость пункта 2 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса (пункт 2.3 выше) к решению о ликвидации «Вясны». В соответствии с пунктом 3 статьи 117 Гражданского процессуального кодекса правовой режим, применимый к общественным объединениям в их качестве участников гражданского процесса подпадает под действиеlexspecialis. Поэтому сфера охвата положения, касающегося «неоднократных грубых нарушений закона», согласно которому объединение может быть ликвидировано по решению суда на основании статьи 57 Гражданского процессуального кодекса, должна определяться на основании этогоlexspecialis. Согласно закону «Об общественных объединениях», любое объединение может быть ликвидировано по решению суда в случае повторного в течение года совершения действий, за которые уже было вынесено письменное предупреждение. В соответствии с этим законом и другими соответствующимиlexspecialisк «неоднократным грубым нарушениям закона» относятся: 1) деятельность, направленная на свержение или насильственное изменение конституционного строя; нарушение целостности или безопасности государства; пропаганда войны, насилия; разжигание национальной, религиозной и расовой вражды, а также деятельность, которая может отрицательно влиять на физическое и психическое здоровье граждан; 2) однократное нарушение законодательства о массовых мероприятиях в случаях, прямо предусмотренных законодательными актами Беларуси; 3) нарушение требований подпунктов 1-3 пункта 4 Декрета Президента «О получении и использовании иностранной безвозмездной помощи» от 28 ноября 2003 года. По мнению автора, деятельность «Вясны» не подпадает ни под одну из вышеуказанных категорий. Кроме того, сославшись на письменное предупреждение от 28 августа 2001 года и на постановление ЦКВ от 8 сентября 2001 года, Верховный суд в своем решении от 28 октября 2003 года о ликвидации «Вясны» фактически дважды наказал ее за одни и те же действия: первый раз – это было предупреждение Министерства юстиции и второй раз – решение Верховного суда о ликвидации объединения. Автор приходит к выводу о том, что решение о ликвидации «Вясны» является незаконным и политически мотивированным.

Замечания государства-участника относительно приемлемости и существа сообщения

4.1. 5 января 2005 года государство-участник напомнило хронологию дела. Оно указало, что решение ликвидировать «Вясну» было принято на основании пункта 2 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса. Оно далее оспаривает утверждение автора о том, что «Вясна» дважды понесла наказание за одни и те же действия, и утверждает, что письменное предупреждение Министерства юстиции от 28 августа 2001 года было вынесено в ответ на нарушение «Вясной» порядка отчетности, а отнюдь не за нарушение избирательного законодательства. По мнению государства-участника, подделка подписей членов объединения и нарушение устава «Вясны» были обнаружены в ходе перерегистрации объединения.

4.2. Государство-участник далее добавляет, что утверждение автора по пункту 1 статьи 14 Пакта не подтверждается материалами гражданского дела "Вясны". Дело было рассмотрено в открытом заседании по просьбе представителя "Вясны" и слушалось на белорусском языке, и ход разбирательства записывался на аудио- и видеоаппаратуру. Слушание проводилось в соответствии с принципом "равенства состязательных возможностей", гарантируемым статьей 19 Гражданского процессуального кодекса, что иллюстрируется тем обстоятельством, что Верховный суд поддержал не все обвинения, выдвинутые в иске Министерства юстиции. По мнению государства-участника, лишение ликвидировать "Вясну" было принято на основании тщательного и подробного анализа всех свидетельств, представленных обеими сторонами, и само решение соответствовало действовавшей в то время юридической процедуре Беларуси.

Комментарии автора по замечаниям государства-участника

5.1. 19 января 2005 года автор заявил, что ссылка Верховного суда и государства-участника на пункт 2 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса противоречит положениям пункта 3 статьи 117 того же Кодекса (см. пункт 3.4 выше). В отсутствие того, что в статье 57 Гражданского процессуального кодекса названо «неоднократным грубым нарушением закона», суд обладает всей полнотой действий для установления данного факта с учетом обстоятельств каждого дела. В деле «Вясны» Верховный суд постановил, что нарушение избирательного законодательства, предположительно имевшее место в ходе наблюдения за президентскими выборами в 2001 году, было достаточно «грубым», чтобы потребовать ликвидации «Вясны» двумя годами спустя. Автор повторяет, что это решение является политически мотивированным и непосредственно связано с общественной и правозащитной деятельностью «Вясны»[7].

5.2. Автор отвергает аргумент государства-участника о том, что письменное предупреждение Министерства юстиции от 28 августа 2001 года было вынесено лишь в ответ на нарушение объединением своей отчетности, а вовсе не за нарушение избирательного законодательства. Он ссылается на постановление ЦКВ от 8 сентября 2001 года, в котором четко указано, что сотрудники Министерства юстиции и прокуратуры Беларуси проверили соблюдение «Вясной» закона о направлении наблюдателей. Письменное предупреждение Министерства юстиции от 28 августа 2001 года было впоследствии использовано в качестве основания для постановления ЦКВ от 8 сентября 2001 года. В свою очередь, решение Верховного суда от 28 октября 2003 года о ликвидации «Вясны» основывалось на тех же фактах, что и письменное предупреждение Министерства юстиции от 28 августа 2001 года.

5.3. Автор опровергает утверждение государства-участника о том, что подделка подписей членов объединения была обнаружена в ходе перерегистрации «Вясны». В качестве общественного объединения, зарегистрированного 15 июня 1999 года, «Вясна» не обязана проходить процедуру перерегистрации. В своем решении от 28 октября 2003 года Верховный суд четко заявил, что он не получил каких-либо свидетельств в обоснование утверждений Министерства юстиции о наличии каких-либо поддельных подписей членов объединения в поданном в 1999 году ходатайстве о регистрации «Вясны». Автор добавляет, что Верховный суд не поддержал ни одного из других обвинений, представленных в иске Министерства юстиции, за исключением тех, которые связаны с нарушением пункта 2 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса.

5.4. 5 октября 2006 года автор добавляет, что после ликвидации «Вясны» государство-участник приняло новые правовые положения, наносящие ущерб осуществлению прав на свободу выражения мнений, мирные собрания и ассоциацию и представляющие собой весьма серьезную опасность для существования независимого гражданского общества в Беларуси. Среди них можно назвать поправки к Уголовному кодексу Беларуси, подписанные Президентом 13 декабря 2005 года и вступившие в силу 20 декабря 2005 года, которыми предусматриваются уголовные санкции за деятельность временно приостановленного или ликвидированного объединения или фонда. Согласно новой статье 193-1 Уголовного кодекса любому лицу, которое организует деятельность временно приостановленного, ликвидированного или незарегистрированного объединения, грозит штраф, арест на срок до шести месяцев или приговор, «ограничивающий его свободу» на срок до двух лет. В 2006 году на основании статьи 193-1 четверо членов неправительственного объединения «Партнерство» были приговорены к различным срокам тюремного заключения. Он просит Комитет рассмотреть его утверждение в соответствии с пунктом 1 статьи 22 Пакта в свете нового законодательства, которое квалифицирует в качестве преступления деятельность незарегистрированных объединений в Беларуси.

Вопросы и процедура их рассмотрения в Комитете

Рассмотрение вопроса о приемлемости

6.1. Прежде чем рассматривать любое утверждение, содержащееся в сообщении, Комитет по правам человека должен в соответствии с правилом 93 своих правил процедуры принять решение о приемлемости или неприемлемости сообщения согласно Факультативному протоколу к Пакту.

6.2. Комитет удостоверился в том, как того требует пункт 2 статьи 5 Факультативного протокола, что этот же вопрос не рассматривается по другой процедуре международного разбирательства или урегулирования, и отмечает, что государство-участник не оспаривает факта исчерпания внутренних средств правовой защиты по данному сообщению.

6.3. Что касается утверждений о предполагаемом нарушении пункта 1 статьи 14 и статьи 26 Пакта, выразившемся в том, что автору было отказано в праве на равенство перед судами, в определении его прав компетентным, независимым и беспристрастным судом и в равной защите закона от дискриминации, то Комитет считает, что эти утверждения недостаточно обоснованы для целей приемлемости. Таким образом, они являются неприемлемыми по смыслу статьи 2 Факультативного протокола.

6.4. Комитет считает оставшееся утверждение автора, касающееся статьи 22, достаточно обоснованным и, соответственно, признает его приемлемым.

Рассмотрение сообщения по существу

7.1. Комитет по правам человека рассмотрел данное сообщение с учетом всей информации, представленной ему сторонами в соответствии с пунктом 1 статьи 5 Факультативного протокола.

7.2. Главный вопрос, стоящий перед Комитетом, заключается в том, равнозначна ли ликвидация «Вясны» нарушению права автора и его соавторов на свободу ассоциации. Комитет отмечает, что согласно неоспоренной информации автора «Вясна» была зарегистрирована Министерством юстиции 15 июня 1999 года и ликвидирована приказом Верховного суда Беларуси 28 октября 2003 года. Он отмечает, что законодательство страны запрещает деятельность на территории Беларуси незарегистрированных объединений и квалифицирует в качестве преступной деятельность отдельных членов таких объединений. В этой связи Комитет отмечает, что право на свободу ассоциации не только связано с правом на создание ассоциаций, но и гарантирует право беспрепятственного осуществления такой ассоциацией своей уставной деятельности. Защита, обеспечиваемая статьей 22, распространяется на любую деятельность ассоциации, и при роспуске ассоциации должны быть выполнены требования пункта 2 этого положения[8]. В свете серьезных последствий, которые возникли для автора, соавторов и их объединения в данном случае, Комитет считает, что ликвидация «Вясны» равнозначна нарушению права автора и его соавторов на свободу ассоциации.

7.3. Комитет отмечает, что в соответствии с пунктом 2 статьи 22, для того чтобы ограничение права на свободу ассоциации было оправдано, при любом ограничении этого права должны быть соблюдены в совокупности следующие условия: а) такое ограничение должно быть предусмотрено законом; b) оно может быть введено только для одной цели, предусмотренной в пункте 2; и с) должно быть «необходимо в демократическом обществе» для достижения одной из этих целей. Ссылка на понятие «демократическое общество» в контексте статьи 22, по мнению Комитета, указывает на то, что существование и деятельность ассоциаций, в том числе тех, которые мирным путем пропагандируют идеи, необязательно положительно воспринимаемые правительством или большинством населения, есть краеугольный камень демократического общества[9]. Само наличие разумного и объективного оправдания для ограничения свободы ассоциации является недостаточным. Государство-участник должно также продемонстрировать, что запрещение ассоциации является действительно необходимым для предотвращения реальной, а не всего лишь гипотетической угрозы национальной безопасности или демократическому порядку и что менее решительные меры являлись бы недостаточными для достижения этой цели[10].

7.4. В данном случае судебное постановление о ликвидации «Вясны» основывается на предполагаемых нарушениях избирательного законодательства государства-участника, имевших место в ходе наблюдения членами данного объединения за ходом президентских выборов в 2001 году. Это ограничение де-факто права на свободу ассоциации должно оцениваться в свете последствий, которые возникают для автора, соавторов сообщения и самого объединения.

7.5. Комитет отмечает, что автор сообщения и государство-участник расходятся в отношении толкования пункта 2 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса и его соответствия lexspecialis, регулирующего правовой режим общественных объединений в Беларуси. Комитет считает, что, даже если предполагаемые нарушения «Вясной» избирательного законодательства подпадают под категорию «неоднократного грубого нарушения закона», государство-участник не выдвинуло какого-либо убедительного аргумента относительно того, в какой мере основания для ликвидации «Вясны» совместимы с любым из критериев, перечисленных в пункте 2 статьи 22 Пакта. Как было указано Верховным судом, нарушения избирательного законодательства состояли в невыполнении «Вясной» установленной процедуры направления своих наблюдателей на заседания избирательной комиссии и на избирательные участки; а также в обещании предоставления третьим лицам, не являющимся членами «Вясны», денежных средств за их услуги в качестве наблюдателей (см. пункт 2.3 выше). С учетом серьезных последствий ликвидации «Вясны» для осуществления права автора и его соавторов на свободу ассоциации, а также незаконности действия незарегистрированных объединений Беларуси Комитет приходит к выводу о том, что ликвидация объединения является несоразмерной мерой и не отвечает требованиям, предусмотренным в пункте 2 статьи 22. Права авторов по пункту 1 статьи 22, таким образом, были нарушены.

8. Комитет по правам человека, действуя в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, считает, что представленная ему информация свидетельствует о нарушении государством-участником пункта 1 статьи 22 Пакта.

9. В соответствии с положениями пункта 3 а) статьи 2 Пакта Комитет считает, что автор и соавторы сообщения имеют право на соответствующее возмещение, включая перерегистрацию «Вясны» и компенсацию. Оно также обязано принять меры по недопущению аналогичных нарушений в будущем.

10. Принимая во внимание тот факт, что, став участником Факультативного протокола, государство-участник признало компетенцию Комитета определять, имело ли место какое-либо нарушение Пакта, и что в соответствии со статьей 2 Пакта государство-участник обязуется обеспечивать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам права, признаваемые в Пакте, и предоставлять эффективные средства правовой защиты в случае установления какого-либо нарушения, Комитет хотел бы получить от государства-участника в течение 90 дней информацию о мерах, принятых во исполнение соображений Комитета. Кроме того, он просит государство-участник опубликовать соображения Комитета.

[1] Пакт и Факультативный протокол к нему вступили в силу для Беларуси соответственно 23 марта 1976 года и 30 декабря 1992 года.

[2]           Статья 29 Закона "Об общественных объединениях" предусматривает, что общественное объединение может быть ликвидировано по решению суда, если: 1) оно совершает действия, указанные в статье 3 [деятельность, направленная на свержение либо насильственное изменение конституционного строя, нарушение целостности и безопасности государства, пропаганду войны, насилие, разжигание национальной, религиозной и расовой вражды, а также деятельность, которая может отрицательно влиять на физическое и психическое здоровье граждан]; 2) оно повторно в течение года совершает действия, за которые было вынесено письменное предупреждение; и 3) при регистрации общественного объединения со стороны его учредителей были допущены нарушения настоящего закона и других законов. Общественное объединение может быть ликвидировано по решению суда за однократное нарушение законодательства о массовых мероприятиях в случаях, прямо предусмотренных законодательными актами Беларуси. Пункт 2 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса предусматривает процедуру ликвидации юридического лица по решению суда в тех случаях, когда это юридическое лицо занимается неразрешенной деятельностью или деятельностью, запрещенной законом, или когда оно неоднократно грубо нарушало закон.

[3]           Статья 72 Гражданского процессуального кодекса гласит:

"Представителем в суде может быть любое дееспособное лицо, имеющее надлежащим образом оформленное полномочие на ведение дел в суде, за исключением лиц, перечисленных в статье 73 настоящего Кодекса.

Представителями в суде, в частности, могут быть:

  1. адвокаты;
  2. работники юридических лиц по делам этих лиц;
  3. уполномоченные общественных объединений, которым законом или уставом дано право представлять и защищать законные интересы своих членов в суде;
  4. уполномоченные организаций, которым законодательством предоставлено право представлять и защищать в суде права и законные интересы других лиц;
  5. законные представители;
  6. близкие родственники, супруги;
  7. представители, назначенные судом;
  8. один из процессуальных соучастников по поручению этих соучастников".

[4]           Пункт 2 статьи 22 Закона "Об общественных объединениях" гласит: "Общественное объединение пользуется правом представлять и защищать права и законные интересы своих членов (участников) в государственных, хозяйственных и общественных органах и организациях".

[5]           Ссылка делается на постановление Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов от 8 сентября 2001 года.

[6]См. выше сноску 2

[7] В обоснование своих утверждений автор ссылается на доклад международной миссии МФЗПЧ/ОМСТ по наблюдению за принятием судебных решений: "Belarus: The"liquidation" oftheindependentcivilsociety", April2004, pp. 12-16.

[8]Корнеенко и др. против Беларуси, сообщение № 1274/2004, соображения, принятые 31 октября 2006 года, пункт 7.2.

[9] Там же, пункт 7.3.

[10]Йонг-Юн Ли против Республики Корея, сообщение № 1119/2002, соображения, принятые 20 июля 2005 года, пункт 7.2.

 

 

поширити інформацію