MENU
Сайт находится в разработке

Сергей Романов против Украины

Номер дела:
Дата: 11.11.2003
Окончательное:
Судебный орган:
Страна:
Организация:

Справочная информация

Заявление – № 842/1998

Дата решения – 11 ноября 2003 года

Статус – окончательное

Официальное цитирование – Sergei Romanov v. Ukraine, CCPR/C/79/D/842/1998 (2003), 11 November 2003

Официальный текст (анг.)

Комитет по правам человека[1],учрежденный в соответствии со статьей 28 Международного пакта о гражданских и политических правах,

на заседании 30 октября 2003 года

постановляет следующее решение по приемлемости:

1.1. Автором сообщения является Сергей Николаевич Романов, гражданин России, родившийся в 1976 году и проживающий в Украине. Он утверждает, что он является жертвой нарушения Украиной положений статей 2 § 1 и 3(а), 7, 9 § 1, и 14 §§ 1, 2 и 5 Пакта. Он не представлен адвокатом.

1.2. Факультативный протокол вступил в силу для Украины 25 октября 1991 года.

Факты в изложении автора

2.1. В конце 1995 года автор испытывал крайнюю нужду в деньгах, и разработал план ограбления некоего г-на Максименко. Г-н Максименко был знаком с молодой женщиной, с которой жил автор, г-жой Подлесной.[2]В ноябре 1995 года она посетила квартиру Максименко и подсыпала клофелин в напиток Максименко. Максименко уснул, после чего Подлесная позвонила автору и впустила его в квартиру. Автор пытался взломать какой-то ящик найденным в квартире топором. Неожиданно Максименко проснулся, и автор, испугавшись, ударил его топором; Максименко упал на пол. Тогда автор и Подлесная вынесли имущество из квартиры. Максименко выжил, а автор был арестован и предстал перед судом. Он утверждает, что не собирался убивать Максименко.

2.2. 30 октября 1996 года автор был осужден Киевским городским судом за 4 преступления в соответствии с украинским Уголовным кодексом. Суд признал его виновным в покушении на убийство, грабеж при отягчающих обстоятельствах, попытке ограбления, а также подстрекательстве несовершеннолетней к совершению преступления и приговорил к 15 годам лишения свободы с конфискацией всего личного имущества. В отношении обвинения в покушении на убийство суд установил, что доза клофелина, подсыпанного жертве, была опасна для жизни, и что автор намеревался убить Максименко, когда ударил его топором. Что касается последнего, суд постановил, что автор ударил жертву по голове несколько раз, нанеся ему серьезные повреждения, в то время как жертва находилась без сознания под воздействием препарата. Автор обжаловал осуждение за попытку убийства в Верховный Суд Украины. Жалоба была отклонена 10 июля 1997 года.

2.3. Автор утверждает, что доказательства, в том числе вещественные доказательства и медицинские заключения, касающиеся травм, полученных жертвой, а также психиатрическое заключение о психическом состоянии автора, не являются основанием для его осуждения за покушение на убийство. Таким образом, суд не должен был принимать на веру показания Подлесной относительно состояния автора в то время, когда он ударил потерпевшего. Автор утверждает, что Подлесная была в истерике после того, как дала жертве препарат, и что она знает о нападении с топором на жертву только с его слов. Он утверждает, что в любом случае Подлесная позднее отказалась от своих показаний, что автор намеревался убить Максименко. Она дала эти показания лишь потому, что ей было сказано, что автору грозит смертная казнь и такая же судьба может ожидать и ее, если она не согласится сотрудничать. Суд первой инстанции и апелляционный суд рассмотрели новые показания Подлесной и отклонили их, посчитав, что они были даны по указанию автора.

Жалоба

3.1. Автор утверждает, что он был ошибочно осужден за покушение на убийство, потому что не знал, что доза клофелина, данная жертва, представляла угрозу для жизни, и не контролировал себя, когда ударил жертву по голове. Он оспаривает выводы суда, особенно основанные на показаниях его сообщницы, и заявляет, что ему не было обеспечено справедливое судебное разбирательство. Он утверждает, что суд считал его виновным еще до того, как его вина была доказана. Он также утверждает, что его аргументы касательно соответствующих доказательств и того, что на самом деле произошло в квартире Максименко, не были рассмотрены Верховным судом Украины, и тем самым было нарушено его законное право на пересмотр приговора вышестоящим судом. Он утверждает, что, учитывая обстоятельства дела, государство-ответчик нарушило статьи 2, 7, 9 и 14 Пакта. Он, однако, не связывает конкретные действия государства-ответчика с конкретными заявленными нарушениями Пакта.

3.2. Автор утверждает, что различные положения украинского Уголовно-процессуального кодекса были нарушены в ходе рассмотрения его дела и апелляции, главным образом, в связи с неправильным рассмотрением его аргументов и соответствующих доказательств судами.

Замечания государства-ответчика по поводу приемлемости и по существу

4.1. В замечаниях от 27 марта 1999 года государство-ответчик утверждает, что сообщение автора является необоснованным и поэтому неприемлемым. Оно заявляет, что вина автора была установлена на основании показаний самого автора, его соучастницы, нескольких других свидетелей, а также на основании заключения судебно-медицинской экспертизы и других доказательств.

4.2. В замечаниях от 1 июня 1999 государство-ответчик оспаривает сообщение автора по существу. Оно подчеркнуло, что заявления автора о том, что он не собирался убивать жертву, были всесторонне рассмотрены украинскими судами в соответствии с действующим законодательством, и были отклонены.

Комментарии автора по поводу замечаний государства-ответчика

5.1. В своих комментариях по поводу замечаний государства-ответчика от 24 августа 1999 года, автор утверждает, что государство-ответчик проигнорировало его аргументы, касающиеся доказательств по его делу. Он вновь повторяет свои предыдущие утверждения, а именно, что он был несправедливо осужден. Он утверждает, что в своих замечаниях государство-ответчик ссылается на решения судов, но что эти решения не отражают реальную ситуацию и являются несправедливыми. Он утверждает, что государство-ответчик проигнорировало его заявления о процессуальных нарушениях в суде первой инстанции, что Верховный суд Украины не рассмотрел все его доводы надлежащим образом, тем самым, по его словам, нарушив украинское уголовно-процессуальное законодательство.

Вопросы и рассмотрение Комитетом

6.1. Прежде чем рассматривать любые заявления, содержащиеся в сообщении, Комитет по правам человека должен в соответствии со статьей 87 своего регламента решить, является ли оно приемлемым в соответствии с Факультативным протоколом к Пакту.

6.2. В соответствии со статьей 5 § 2(а) Факультативного протокола Комитет установил, что этот вопрос не рассматривался в рамках другой международной процедуры.

6.3. Что касается утверждений автора в соответствии со статьями 2, 7 и 9 Пакту, Комитет считает, что автор не предоставил достаточной информации, чтобы обосновать свои утверждения и, соответственно, объявляет их неприемлемыми в соответствии со статьей 2 Факультативного протокола.

6.4. В отношении жалоб автора по статье 14 §§ 1 и 2 Комитет считает, что предмет жалоб относится по существу к оценке фактов и доказательств в ходе разбирательства в украинских судах. Комитет напоминает о своей практике и повторяет, что, как правило, не он, а суды государства-ответчика должны заниматься рассмотрением и оценкой фактов и доказательств, за исключением случаев, когда возможно установить, что проведение судебного разбирательства или оценка фактов и доказательств были явно произвольными или равнозначными отказу в правосудии.[3]Имеющиеся в распоряжении Комитета материалы не свидетельствуют о том, что судебному разбирательству по делу автора были присущи такие недостатки. Таким образом, Комитет считает жалобы автора в соответствии со статьей 14 §§ 1 и 2 неприемлемыми в соответствии со статьей 3 Факультативного протокола.

6.5. В отношении права автора на пересмотр его осуждения и приговора вышестоящей судебной инстанцией в соответствии с законом, как это предусмотрено статьей 14 § 5, Комитет отмечает, что апелляционная процедура в соответствии с практикой Комитета подразумевает полный пересмотр осуждения и приговора, в добавок к рассмотрения к должному рассмотрению дела в суде первой инстанции. В этой связи Комитет на основании предоставленных материалов отмечает, что украинский закон требует рассмотрения апелляционным судом всех соответствующих доказательств и аргументов. Кроме того, из решения Верховного Суда Украины видно, что он рассмотрел аргументы автора, в частности, в отношении показаний его сообщницы, в также версию событий, изложенную автором. Верховный Суд признал, рассмотрев решение суда первой инстанции, что нет никаких оснований для удовлетворения жалобы. В свете вышеизложенного Комитет считает, что автор не обосновал свои жалобы по статье 14 § 5, и что они являются неприемлемыми в соответствии со статьей 2 Факультативного протокола.

______________________________

[Принято на английском, французском и испанском языках, текст на английском языке является оригиналом. Впоследствии будет издано также на арабском, китайском и русском языках в качестве части ежегодного доклада Комитета Генеральной Ассамблее]

[1]В рассмотрении данного сообщения участвовали следующие члены Комитета: г-н Абдельфаттах Амор, г-н Нисуке Андо, г-н Прафуллачандра Натварлал Бхагвати, г-н Альфредо Кастильеро Ойос, г-н Франко Депаскуале, г-н Морис Глеле Аханханзо, г-н Вальтер Келин, г-н Ахмед Тауфик Халиль, г-н Раджсумер Лаллах, г-н Рафаэль Ривас Посада, сэр Найджел Родли, г-н Мартин Шейнин, г-н Иван Ширер, г-н Иполито Солари Иригойен, г-жа Рут Веджвуд, г-н Роман Верушевский и г-н Максуэлл Ялден.

[2]Г-жа Подлесная была в то время несовершеннолетней.

[3]См., например, сообщение № 790/1997, Чебан против Российской Федерации; соображения, принятые 24 июля 1997 г.

поширити інформацію